Аптадағы сұхбат | Интервью неделиЖаңалықтар | Новости

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ КАЗАХСТАНА

Гость нашей редакции — известный казахстанский ученый-юрист, доктор юридических наук, член общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел РК, депутат Восточно-Казахстанского областного маслихата Куат Рахимбердин, авторитетный специалист в области уголовного права, криминологии, уголовно-исполнительного права.

В апреле К. Рахимбердину исполняется 50 лет, из которых больше половины приходится на научно-исследовательскую и педагогическую деятельность.

— Куат Хажумуханович, как вы оцениваете состояние уголовной политики Республики Казахстан в контексте законодательных и иных изменений?

— Три десятка лет развивается и совершенствуется уголовная политика нашей страны. Эта динамика имеет достаточно четкие проявления. Судите сами. В первые годы истории независимого Казахстана наблюдался масштабный рост не только общеуголовной, но и пенитенциарной преступности, в местах лишения свободы. Все детерминанты этого негативного социального явления словно во всей неприглядной красе заявили о себе. Данную ситуацию усугубляло «наследие Гулага» в уголовно-исполнительной системе РК, сохранявшей выраженные репрессивно-карательные черты. На тот момент Казахстан занимал третье место в мире по численности заключенных, уступая только США и РФ
(«тюремный индекс» составлял 540 заключенных на 100 тыс. населения). Это довольно страшная цифра. За ней стояли переполненность пенитенциарных учреждений, массовое скопление осужденных, элементарная нехватка продуктов питания, медикаментов и т.д. Представьте себе, только в воспитательных колониях для несовершеннолетних, фактически выступавших своеобразными «конвейерами преступности», в тот период находилось более 1126 подростков! Ситуация стала меняться к лучшему в 1999 году после модернизации уголовной политики государства. Уголовно-исполнительная система благодаря всесторонней поддержке государства, провозгласившего высшей социальной ценностью права и свободы человека, обрела «второе дыхание». Реформы проложили путь ее поступательному развитию. Десятилетия модернизации политики противодействия преступности принесли свои плоды. К тридцатому году Независимости Республики Казахстан страна занимает сотое место в мире по численности осужденных, содержащихся в местах лишения свободы
(индекс тюремного населения многократно снизился и составил 118 заключенных на 100 тыс. чел.), численность несовершеннолетних сократилась более чем в 20 раз. В стране осталась одна единственная воспитательная колония для несовершеннолетних в Алматы. Кстати, мною на обсуждение внесен вопрос о передаче этой колонии из-под юрисдикции КУИС МВД РК в Министерство образования и науки РК. Если эта идея будет поддержана, то последняя воспитательная колония для подростков-правонарушителей превратится в специализированное образовательное учреждение коррекционной направленности для подростков с делинквентным поведением. Нельзя не отметить и другие достижения. В
Казахстане впервые на евразийском пространстве создан и на законодательном уровне функционирует Национальный механизм превенции пыток и жестокого обращения. Другим достижением стало создание пробации. И здесь Казахстан оказался  первым на евразийских просторах. Кстати, именно «Юридическая газета» стала первым специализированным печатным изданием в Казахстане, познакомившим общественность с институтом пробации. В Казахстане пробация стала достойной альтернативой лишению свободы. В настоящее время, по данным КУИС МВД РК, на учете в органах пробации состоит более 35 тыс. осужденных. Думается, что пробация имеет хорошие перспективы своего развития в системе ресоциализации осужденных и противодействия преступности. Хотелось напомнить, что в 2015 году приняты ныне действующие Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительные кодексы РК, принятие которых означает новый этап эволюции уголовной политики, продолжающийся и в настоящее время.

— Какие острые проблемы еще остаются?

— Остаются значительные сложности с обеспечением эффективного механизма ресоциализации осужденных. Не ушли в прошлое случаи нарушений прав человека при исполнении наказаний в виде лишения свободы. Некоторые из них стали буквально нашумевшими, получившими широкий общественный резонанс. К сожалению, в уголовно-исполнительном законодательстве до сих пор сохраняются положения о запрете открытия помещений для отправления религиозных обрядов в исправительных учреждениях, что не только ущемляет права верующих осужденных, но и повышает риск конфликтов между ними и администрацией данных учреждений. Кроме того, уголовно-исполнительная система Казахстана находится под юрисдикцией силового ведомства — МВД РК, в одном госоргане сосредоточено решение вопросов досудебного расследования преступлений, привлечения виновых к уголовной ответственности и исполнения наказаний. Все это влияет на сохранение некоторых милитаризованных черт пенитенциарной атрибутики, встречающихся в исправительных учреждениях (передвижение осужденных строем, маршевое исполнение песен, казарменный уклад жизни и т.п.). Остаются определенные проблемы и в пробации.

— Какие, на ваш взгляд, направления уголовной политики наиболее актуальны?

— Это проблема борьбы с преступлениями против несовершеннолетних, педофилии и различными посягательствами на половую неприкосновенность ребенка. В 2020 году в Казахстане было зарегистрировано более 900 подобных преступлений, что не может не вызывать тревогу. Другой проблемой является бытовое насилие, жертвами которого в
Казахстане ежегодно становится более 2,5 тыс. женщин. Нельзя не отметить радикальный экстремизм и терроризм, угрожающие национальной безопасности страны, благополучию, жизни и здоровью граждан.

— Насколько, на ваш взгляд, связан проект Закона РК «Об амнистии в связи с 30-летием Независимости Республики Казахстан» с гуманизацией уголовной политики?

— Амнистия всегда предполагает «разгрузку» пенитенциарных учреждений. Принятие закона об амнистии позволит освободить от отбывания наказания около четырех тысяч лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести.

— Куат Хажумуханович, нам известно, что вы принимали участие в подготовке концепции проекта Закона РК «Об Уполномоченном по правам ребенка». Каково ваше мнение об этом государственно-правовом институте?

— В Казахстане на сегодняшний день Уполномоченный по правам ребенка, по существу, представляет собой негосударственный институт, фактически существующий на общественных
началах. Его правовому регулированию посвящены только две статьи Закона РК «О правах ребенка». Конечно, обществу повезло, что в настоящее время детским омбудсменом, обладающим харизмой, является Аружан Саин. Однако кто бы ни возглавлял данный институт, он должен обеспечивать эффективную защиту прав детей. Для этого необходима надлежавшая правовая основа в виде отдельного закона. Казахстан является участником Конвенции ООН о правах ребенка, а в стране проживает шесть миллионов несовершеннолетних граждан, права и законные интересы которых необходимо отстаивать в различных ситуациях. Наилучшим образом для этого подходит государственно-правовой институт Уполномоченного по правам ребенка, независимый и обособленный от других государственных органов. Он достаточно успешно функционирует в 44 современных
государствах мира. Мы с коллегами полагаем, что для Казахстана наиболее приемлема смешанная модель Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РК, но при этом подотчетного не только Президенту, но и Парламенту страны.

Ольга СИЗОВА,
собкор «ЮГ» по Восточно-Казахстанской области

 

Комментарий