Жаңалықтар | Новости

Есберген АЛАУХАНОВ: «Следуя заветам моих духовных учителей»

Досье
Алауханов Есберген Оразович родился 19 мая 1958 года в семье педагога. Известный ученый в области уголовного права, криминологии и уголовного процесса. Доктор юридических наук, профессор. «Заслуженный деятель науки Казахстана». Почетный академик НАН РК. Академик Международной Евразийской академии телевидения и радио (МЕАТР) (Москва), академик Международной академии психологических наук (Россия). Действительный член (академик) Российской академии естественных наук.

Неоднократно был членом Научно-консультативного совета при Верховном Суде РК.Член президиума Общественного совета и председатель комиссии по противодействию коррупции и служебной этике Министерства образования и науки Республики Казахстан.
«Лучший преподаватель ВУЗа-2010» МОН РК.
Эксперт экспертного совета Комиссии по правам человека при Президенте РК. Кавалер ордена «Кұрмет-2020». Главный редактор международного научного журнала «Наука и жизнь Казахстана».
Образование высшее: юридическое и экономическое.
1976-1978 гг. — студент восточного факультета Ленинградского государственного университета им. Жданова. Затем после службы в рядах Советской Армии окончил юридический факультет Ташкентского государственного университета. В 1991 году окончил Высшие годичные курсы Саратовской высшей школы МВД СССР, а в 1998 году — экономический факультет Международного казахско-турецкого университета имени Х.А. Ясави.
В 35 лет был принят членом «Союза писателей и журналистов Казахстана», а также был удостоен звания лаурета премии «Союза журналистов Казхахстана» им Бахытжана Каратаева (первый депутат Госдумы г. Санкт — Петербурга). Полковник полиции, полковник финансовой полиции, старший советник юстиции прокуратуры РК.
Женат, воспитывает троих сыновей и трех дочерей.

 

— Есберген Оразович, все мы родом из детства, хотелось бы начать нашу беседу с рассказа о вашей семье. Кто больше всего повлиял на формирование вашего характера в семье, на становление вашей личности?
— Я вырос в большой дружной семье, где воспитывалось восемь детей: четыре сына и четыре дочери. И отец, и мать были из многодетных семей. Мой отец — единственный выживший из десяти детей в семье, то же самое и с мамой — из всех детей в те тяжелые годы уцелела только она. Наши деды ушли на войну и не вернулись с поля боя, а мои бабушки стали вдовами.

Когда я родился, мой отец работал секретарем сельсовета. В то время влияние коммунистической партии и идеологии было настолько мощным, атеизм был настолько силен, что отец, опасаясь за мое будущее, в моем свидетельстве о рождении указал фамилию — Алауов, убрав слово хан. Позже я восстановил нашу настоящую фамилию Алауханов.
Мои родители жили и работали в городе, более 40 лет они посвятили труду педагога. Ну а я вырос в ауле под неустанной заботой моих бабушек, и обе они внесли огромный вклад в мое воспитание. Хотя у них не было высшего образования, они обе были очень талантливыми и интересными людьми. Так что воспитывали меня бабушки, и потому их влияние на мое мировоззрение, характер было больше, чем влияние родителей.
Семья — это главный источник духовного развития человека. Я старался привить своим детям все хорошее, что когда-то заложили в меня мои родители. У меня шестеро детей — три сына и три дочери. Все они имеют высшее образование и работают по специальности. Пятеро из них — юристы, одна дочь — полиглот, свободно владеет пятью иностранными языками, окончила Университет Сорбонны.

Интерес к книгам, особенно к художественной литературе привел вас на факультет востоковедения Ленинградского университета. Но затем вы решили учиться на юридическом факультете. Что побудило вас выбрать другую профессию?
— Я в детстве сильно увлекался литературой, буквально не выходил из сельской библиотеки и часами просиживал за чтением интересной книги. Мне нравилось читать литературу самых разных жанров на разные темы — будь то медицина, просвещение, история, политика, приключения. Особенно меня интересовали произведения Мухтара Ауэзова, Ильяса Есенберлина, Мухтара Магауина, Сакена Жунусова и других писателей. С большим увлечением я читал детективы Кемеля Токаева. Без преувеличения можно сказать, что в жанре детектива не было никого, кто мог бы написать лучше, чем он. Конечно, были и другие авторы, писавшие в этом жанре. Но только Кемел Токаев писал масштабные, многотомные детективные произведения. Так, страсть к литературе и самообразованию привели меня к тому, что с ранних лет я стал писать статьи в районную газету как внештатный корреспондент.
Кроме журналистики меня также увлекали юриспруденция и востоковедение. Это была моя детская мечта, и после окончания средней школы я поступил на факультет востоковедения в Ленинграде. На вступительных экзаменах уважаемые профессора-арабисты отметили мою начитанность.

Однако, как известно, в жизни мы переживаем много испытаний и трудностей, сталкиваемся с несправедливостью. Поэтому я решил, что мне действительно нужно серьезно заняться юриспруденцией. В студенческие годы я упорно занимался и для меня был примером талантливый журналист, политический обозреватель газеты «Известия», по образованию юрист, судья Московского городского суда Александр Бовин. Он был для меня идеалом, я читал его труды, и именно его разносторонняя личность стала для меня ориентиром для развития и самосовершенствования. Поэтому я начал писать статьи, научные труды, исследования.

Есберген Оразович, вы внесли большой вклад в развитие криминологической науки на постсоветском пространстве, вы являетесь президентом Международного криминологического клуба Казахстана. ​ Как вы оцениваете нынешнее состояние этой отрасли науки в стране?
— Слово «криминология» означает «учение о преступности» (от латинских слов logos, что значит «учение, слово» и crimen — преступление).
Вместе с этим содержание самой этой науки является более обширным. Она занимается изучением закономерностей некоторых видов преступлений, массового и индивидуального преступного поведения, а также основные причины совершения людьми преступлений, разрабатывая фактические рекомендации по развитию принимаемых мер по осуществлению борьбы с преступностью. Этот термин впервые употребили итальянские ученые. Предмет криминология включен в учебный процесс на юридических факультетах вузов РК. Однако в целом криминологических исследований, криминологических центров в стране мало. И надо признать, в Казахстане развитие криминологии идет недостаточно быстрыми темпами. В свое время наши духовные учителя, известные крминологи Елеген Каиржанов, Узыкен Джекебаев стояли у истоков развития казахстанской науки криминологии. И они нас учили, воспитывали быть последовательным в науке. Но, к сожалению, они ушли из жизни. Остались профессор Игорь Иванович Рогов и мы. Число ученых в этой области очень невелико. Теперь вся надежда возложена на нас. Поэтому необходимо уделять этой сфере больше внимания и повышать ее роль. Например, в России статус криминологии достаточно высок. И нам нужно стремиться достичь того же уровня. Я много писал об этом на страницах отечественных изданий. Но как говорят: «Один в поле не воин». К этому вопросу должно быть привлечено больше специалистов в этой области.

На юридических факультетах, безусловно, преподается не только криминология, но и много других важных дисциплин. Но для меня всегда в приоритете были — уголовное право, уголовно-процессуальное право, криминология. Мной написано более 20 учебников и монографий в этой области, из них пять книг были изданы в России и официально презентованы в московских вузах. По моим учебникам сейчас преподают молодым людям на базе ведущих вузов не только Казахстана, но и России, например, МГУ, многих вузов Санкт-Петербурга, Ярославля, Краснодара, Саратова. То есть мои работы входят в их учебную программу. Мы находимся в постоянном контакте с профессорами, которые преподают в этих университетах. У нас крепкие партнерские отношения.

Я убежден в том, что криминологическая наука — это основа уголовной политики страны, где в масштабах государства рассматриваются вопросы борьбы с преступностью.

Однако, честно говоря, я не очень доволен развитием науки в Казахстане. Теперь Академия наук лишена государственного статуса и превращена в общественную организацию. С высоких трибун постоянно звучат призывы о том, что нам нужна наука, необходимо поддерживать науку. Однако забота о науке до сих пор не осуществляется на должном уровне, как того хотели бы отечественные ученые. И это не только мое мнение. Конечно, определенная работа в этом направлении ведется. Но для качественного рывка, для того чтобы казахстанская наука действительно могла быть конкурентоспособной и достичь уровня развития науки ведущих стран, на это потребуется время.

К слову, надо признать, что высшая школа Казахстана недостаточно адаптирована к европейской системе образования. Факт вхождения России и Казахстана в Болонский процесс не исключает наличия принципиальных расхождений, как в системе послевузовского образования, так и в подготовке кадров высшей научной квалификации. Болонский процесс не особо удовлетворяет многих ученых, созданные диссертационные советы не на должном уровне охватывает подготовку молодых ученых, есть много проблем. Надо подумать, как вернуть прежнюю классическую форму защиты кандидатских и докторских диссертаций, ведь, согласитесь, советской системе тоже были присущи свои преимущества, от которых совсем необязательно было отказываться.

Пожалуй, сегодня трудно назвать казахстанского ученого в сфере уголовного и уголовно-процессуального права и криминологии, который так же активно, как и вы, восстанавливал утраченные связи с коллегами из бывшего Союза. Вы принимаете активное участие в работе различных форумов в области криминологии, организованных на территории СНГ и за его пределами, не так ли?
— Одна из целей участия в работе подобных конференций — прежде всего, получить признание ученых из других стран. Мы должны иметь возможность свободно сотрудничать, вести с ними диалог, обмениваться знаниями. Такую возможность предоставляют различные научные форумы и собрания. К примеру, на международной конференции стран СНГ по вопросам совершенствования уголовного законодательства, состоявшейся в Московской государственной юридической академии, Заслуженные юристы Российской Федерации, среди которых Г. Аванесов, Х. Д. Аликперов, Ю. М. Антонян, М. М. Бабаев, О. Н. Ведерникова, Ю. В. Голик, А. В. Иванчин, В. Квашис, В. П. Коняхин, А. И. Коробеев, С. Я. Лебедев, Н. А. Лопашенко, В. А. Намоконов, В. В. Орлов, А. И. Рарог, И. М. Рагимов, В. Селиверстов, В. Н. Фадеев, Д. А. Шестаков, с интересом ознакомились с презентованными мной учебниками, в которых раскрываются проблемы предупреждения преступности. В частности профессор О. Старков отметил, что новый учебник «Криминология» отличает оригинальный подход автора к решению некоторых проблем криминологии, приводятся статистические данные и привлекается большое количество научных и литературных источников. Книга написана живым, образным языком. В том числе в книге «Криминология», подготовленной под редакцией профессора И. Рогова и профессора Е. Алауханова, появились новые главы — «Бытовая преступность», «Медицинская преступность» и «Криминотеология», чем она отличается от других учебников стран СНГ. Ученые России отметили, что подобных презентаций учебников казахстанских ученых, посвященных криминологической науке, не проводилось уже на протяжении двух десятков лет.

Если честно, мы во многом ориентируемся на развитие научной мысли в России, население которой составляет 160 миллионов человек. Это связано с тем, что в Казахстане небольшое население и, соответственно, небольшое количество ученых. В каждой области науки, как правило, у нас можно насчитать всего по несколько ученых. Конечно, быть ведущим ученым в своем направлении непросто. Это накладывает большую ответственность, необходимо прилагать все усилия.
Я всегда делюсь своим зарубежным опытом с казахстанскими учеными и студентами. Помимо России я часто бываю в Баку, Сербии, Хорватии и Болгарии для обмена опытом. Недавно я принял участие в работе крупного международного форума по исследованиям в области права и преступности, состоявшемся в Болгарии и Сербии.

Вы последовательно публикуете на своей странице в Фейсбуке статьи известных ученых СНГ и зарубежья. В последней публикации статьи российского ученого Виталия Номоконова автор рассматривает положительный опыт Казахстана в противодействии коррупции и ссылается в том числе и на ваши исследования в этой сфере.

Я люблю свой народ, считаю себя патриотом своей страны и поэтому очень бы хотел, чтобы казахстанская аудитория имела доступ к актуальным исследованиям известных зарубежных ученых. В нашем международном журнале «Наука и жизнь Казахстана» публикуются статьи известных ученых СНГ и дальнего зарубежья. Многие представители науки находятся в составе редколлегии нашего журнала, тем самым мы с ними тесно сотрудничаем. Журнал издается на восьми языках и распространяется в 71 библиотеке мира.
Я предоставляю на своей страничке в Фейсбуке эти публикации, для того чтобы молодые исследователи могли изучать их и использовать при написании трудов, а также иметь возможность ссылаться на известных авторов данных статей. Это будет полезно для всего научного сообщества, особенно для молодых ученых, а также будет способствовать укреплению международного сотрудничества.

Что касается статьи профессора В. Номоконова, автор считает, что положительный опыт Казахстана в противодействии коррупции требует заимствования. Несмотря на огромную сложность решаемой задачи, противодействие коррупции в Казахстане, по мнению профессора, идет достаточно последовательно и приводит к заметным позитивным переменам.
Дейсвтительно, Казахстан первым из стран СНГ (в 1998 г.) принял Закон о противодействии коррупции. Через 16 лет было принято решение о существенной трансформации антикоррупционной политики. Появились новый антикоррупционный закон (от 18 ноября 2015 г.) и Антикоррупционная стратегия на 2015-2025 годы, в которой содержатся такие значимые и конкретные характеристики, как анализ текущей ситуации, отмечаются положительные тенденции в сфере противодействия коррупции, проблемы, требующие решения, перечисляются основные факторы, способствующие коррупционным проявлениям, и что особенно важно, указываются целевые индикаторы.
Кроме того, отдельной строкой предусмотрены мониторинг и оценка реализации стратегии. Все это делает противодействие коррупции действительно конструктивным и, главное, проверяемым.
Для реализации антикоррупционной политики был создан и специальный государственный орган, объединяющий в себе регулятивные и правоохранительные функции в сфере противодействия коррупции.
Интересны целевые индикаторы, применяемые в Стратегии. К ним отнесены: качество государственных услуг; доверие общества к институтам государственной власти; уровень правовой культуры населения; повышение авторитета страны в международном сообществе и улучшение соответствующих международных рейтингов, в том числе рейтинга Казахстана в Индексе восприятия коррупции Transparency International. К сожалению, в России, в отличие от Казахстана, как отмечает автор в своей статье, существенного перелома в противодействии коррупции до сих пор не произошло.

Вы всегда подчеркивали в своих статьях и выступлениях, что настоящим учителем для вас всегда был и остается академик Салык Зиманов. Как складывались ваши взаимоотношения, и какой самый ценный урок преподал вам Салык Зиманович?
— Салык Зиманов был очень образованным и эрудированным ученым и в то же время простым и скромным человеком, одним словом, он был незаурядной личностью. Мы долгое время общались, поддерживали связь. Предметом наших бесед и обсуждений всегда была наука, это то, что объединяло нас. Он не тратил время на другие дела и другие интересы в жизни. Салык Зиманович всегда очень много читал, писал книги. Это помогло мне пойти по тому же пути. Он задавал мне направление для поиска, часто советовал: «Вот на что тебе надо обратить внимание, вот о чем ты должен написать». Он не гладил меня по голове, не нянчился со мной, строго и сдержанно общался со мной как со своим учеником. Его помощь скорее была интеллектуальной, нежели реальной. Сколько мудрых мыслей и бесценного опыта я получал в этих беседах с Салыком Зимановым.
Надо отметить, что быть учеником Зиманова было непросто, потому что он был очень требователен и принципиален. Он не любил праздности, когда ученики попусту тратили время. Постепенно исчезли те, кто не справлялся с этими требованиями. Иногда он звонил мне и говорил: «Ты что, без дела сидишь, что пишешь, чем занят?» Иногда он шутил: «О, и ты хочешь отлынивать, но я достану тебя из-под земли». Благодаря его научному руководству и непрестанной опеке я опубликовал ряд учебников в Москве и Ленинграде, которые затем подписал: «Свою работу посвящаю своему духовному учителю Салыку Зиманову».
В 2016 году к 95-летию со дня рождения великого учителя мы организовали масштабную памятную конференцию в Национальной академической библиотеке столицы, в которой приняли участие видные деятели и ученые Казахстана.
Как известно, вы занимаетесь активно и просветительской работой, в частности перевели на казахский язык книгу «Философия преступления и наказания» Ильгама Рагимова. Это был ваш первый опыт в сфере перевода? Как шла работа над книгой?

— Я занимался переводами и ранее. В 2014 году перевел «Избранные судебные речи адвоката Плевако на суде» с русского — на казахский, книга вышла тиражом в 5000 экземпляров. Затем я подарил это произведение национальным библиотекам Москвы и других республик, всем казахстанским учебным заведениям.
А с И. Рагимовым я знаком вот уже 20 лет. Он известный ученый-криминолог, меценат, заслуженный юрист Азербайджана, президент Ассоциации юристов стран Черноморско-Каспийского региона.
Однажды Ильгам Рагимов сказал мне: «Я люблю народ Казахстана. Вы мой друг, у меня много переводчиков, которые переводят мои книги, но они не могут полностью передать мои мысли. Поэтому и прошу вас — вы же юрист и писатель. Могли бы вы перевести мою книгу? Я уверен, вам это удастся». Я сказал: «Сначала я прочитаю книгу, и если тема будет мне интересна, я с большой любовью переведу ваши работы».

Честно говоря, я с большим интересом прочитал его книгу на русском языке. Главный вопрос, который рассматривает автор, — это вопрос о назначении наказания. В своих научных выводах о применении этого наказания Рагимов цитирует множество положительных моментов в исламе, о которых говорится в Коране и хадисах.

Я занимался переводом в течение трех лет. Это было непросто, так как нужно полностью передать идею автора, обосновать ее научными выводами. Поэтому я уделял особое внимание каждой главе книги. После завершения работы и издания книги профессор И. М. Рагимов запланировал провести ее презентацию в Астане. Таким образом, книга была представлена в верхней палате республики — Сенате Парламента РК с участием депутатов и ученых. Думаю, это тоже является признанием моей работы.
Работая над переводом, я стараюсь раскрыть смысл и содержание произведения. При этом взгляды автора должны совпадать с моими взглядами. Известный поэт и переводчик Кадыр Мырзалиев, ныне покойный, говорил: «Поэтов много, но поэтов-переводчиков мало. В отличие от других поэтов, я поэт-переводчик. Следовательно, переводчик выше поэта».

В общем, перевод — очень сложная сфера деятельности. И сегодня ко мне обращаются авторы с предложениями перевести их произведения. Но теперь приходится отвечать отказом, потому что у меня есть свои планы, мемуары и статьи, которые тоже требуют много внимания и времени. По этой причине я не занимаюсь переводами в настоящее время.

Несколько лет вы были деканом факультета журналистики Казахского национального университета имени аль-Фараби, вы являетесь главным редактором международного научного журнала «Наука и жизнь казахстана», входите в редакционный совет журнала «Фемида» и трех российских международных журналов «Российский следователь», «Российский судья» и «Российский криминлогический взгляд» и других. Что вы думаете о состоянии современной правовой журналистики?
— Правовая журналистика тесно связана с правовой грамотностью в целом общества, которая все еще оставляет желать лучшего. У нас до сих пор нередки конфликты и недопонимание между журналистами и обществом. Журналисты, а теперь и блогеры зачастую делают скороспелые предварительные выводы, создают «сенсацию», навешивают ярлыки на людей, чтобы любой ценой добиться общественного резонанса, забывая о том, к примеру, что согласно Конституции преступник должен быть признан преступником только после объявления приговора в суде.

За годы работы деканом на факультете журналистики был внедрен в учебный процесс цикл лекций по развитию правовой журналистики с целью более глубокого изучения этой области журналистики. Мной впервые был организован в 2011 году с участием председателя Верховного Суда РК большой медиафорум на базе Казахского национального университета имени аль-Фараби. Мы пригласили заведующих кафедрами факультета журналистики Санкт-Петербургского университета, профессоров и ученых Сергея Корконосенко и Галину Мельник, известного российского ученого- криминолога Дмитрия Шестакова, руководителей СМИ, журналистов и правоведов. По завершении форума все они давали положительные отзывы и рекомендации. Так, медиафорум, проведенный в КазНУ им. аль-Фараби, в свое время полсужил мощным толчком и оказал влияние на развитие правовой журналистики.

Есберген Оразович, вам удалось воплотить теорию с практикой, у вас огромный опыт ученого, правоведа, руководителя, долгие годы вы заниметесь педагогической деятельностью, вы прошли большую жизненную школу, и в завершение разговора, что бы вы хотели пожелать читателям нашего журнала?

Желаю нашим читателям постоянно повышать свои знания, читать больше хорошей литературы, в том числе и научную, ведь книга — лучший друг человека.

Спасибо за интересную беседу.

 Диляра Тастемир

 

Комментарий