Жаңалықтар | Новости

«ПОЛОЖИЛИ ГЛАЗ» НА ПЕНСИЮ

В 2014 году житель г. Алматы Нарымбай Тулепбаев хотел снять пенсию по карточке народного банка (сейчас Halyk Bank). Увы, карточка была заблокироавна. Тогда он обратился в банк, но там ответили, что счет клиента арестован по решению частного судебного исполнителя.

С этого момента начинаются многолетние мытарства пенсионера Нарымбая Тулепбаева. На письменный
запрос банк ответил, что с его счета сняты 857650,20 тенге по постановлению ЧСИ о принятии мер по обеспечению исполнения исполнительного производства от 28 февраля 2014 года, санкционированного судьей.

У нас на руках данное постановление ЧСИ региональной коллегии ЧСИ исполнительного округа г. Астаны
А. Арыстанбекова. Так вот, 11 апреля 2012 года решением Сары-Аркинского районного суда г. Астаны с ТОО «СК МадиСтрой» и Нарымбая Тулепбаева в солидарном порядке в пределах суммы принятого наследства в пользу истцов взыскана сумма утраченной заработной платы в сумме 435 982 тенге и компенсация морального вреда в сумме 900 000 тенге. Всего 1 500 973 тенге. На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ст. 10, п. 4 ст. 37, ст. 62, п.п. 1 ст. 126 Закона РК от 2 апреля 2010 года № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» ЧСИ вынес постановление. Тем самым он наложил
арест на все движимое и недвижимое имущество, а также доходы и любые средства, включая деньги и ценные бумаги, находящиеся у должника, а также в кассе иных физических и юридических лиц (в том числе в банках и организациях, осуществляющих отдельные виды банковских операций, принадлежащих должникам ТОО «СК МадиСтрой» и Н. Тулепбаева).

В солидарном порядке были взысканы средства на сумму 2 039 539 тенге и на сумму оплаты деятельности ЧСИ в размере 207 935,20 тенге. В постановлении есть ссылка на ст. 62 Закона «Об исполнительном
производстве и статусе судебных исполнителей», где правовыми нормами регламентирован арест имущества должника. Так вот, на тот момент, когда ЧСИ выносил постановление, точнее, в 2014 году, действовал Закон от 2 апреля 2010 года № 261-IV. В него позже внесли многочисленные изменения, касательно наложения ареста на имущество должника. П.1 ст. 62 Закона тогда устанавливал
санкцию прокурора, а не судьи. А на деле не прокурор, а судья наложил резолюцию «санкционирую» на документе внесудебного органа, как считает заявитель Н. Тулепбаев. Вопреки п. 3 ст. 1 Закона «О судах», что является фальсификацией, а следовательно, влечет за собой отмену неправосудного документа.

Но это еще не все. П. 2 ст. 62 Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» на тот момент были установлены ограничения в части наложения ареста. В частности, п.п. 1 п. 3 гласил, что
«не допускается наложение ареста на деньги, находящиеся на банковских счетах, предназначенных для зачисления пособий и социальных выплат, выплачиваемых из государственного бюджета и (или) Государственного фонда социального страхования». А так как арест ЧСИ был наложен на пенсию, то эти действия, как считает заявитель, были незаконны. Поэтому Н. Тулепбаев на протяжении более шести лет обивает пороги всех инстанций, чтобы доказать свою правоту. Более того, он уверен, что в силу п. 1 ст. 7 Закона «О банках и банковской деятельности» ответственность за обоснованность изъятия денег без
согласия отправителя денег несет банк. Банки, осуществляющие отдельные виды банковских операций, рассматривают по существу возражения отправителей денег против списания денег с банковских счетов без их согласия. В силу п. 6 ст. 3 ГК, п. 6 ст. 14 (в старой редакции п. 9 ст. 35) Закона «О платежах» является недействительным с момента его принятия и не должен применяться. Таким образом, вопреки п. 2 ст. 3 Закона «О банках», регулирующие функции Нацбанка РК, деятельность банка направлена не на
защиту интересов вкладчиков банков и их клиентов, а на установление преимуществ банка, что противоречит законодательству.

В силу п. 3 ст. 65 ГПК банк при акцепте инкассового распоряжения, требующего приложения подлинника
исполнительного листа, принял только копии документа, заверенного печатью ЧСИ. Тогда как необходимость
приложения подлинника документа вытекает из требований п. 5 ст. 68 ГПК. Из п. 40 Инструкции Нацбанка РК
от 25 апреля 2000 года № 179 следует, что «взыскатель денег представляет в банк отправителя денег инкассовое распоряжение с приложением оригиналов исполнительных документов». В приложенных ЧСИ документах о взыскании задолженности с заявителя не приложена копия судебного акта от 16
апреля 2013 года, что противоречит нормативным требованиям законодательства (п. 4 ст. 241 ГПК).
В силу требований п. 2 ст. 38 Закона «О банках и банковской деятельности», в случае осуществления
несанкционированных платежей и переводов денег банк несет ответственность в соответствии с законодательством о банках, платежах и договором, заключенным с клиентом (депозитором). Ущерб, причиненный вследствие недостатков финансовых услуг, подлежит возмещению их исполнителем, поскольку представленные заявителем доказательства не опровергнуты банком.

Пенсионер Н. Тулепбаев вынужден был в очередной раз обратиться в Агентство по регулированию и развитию финансового рынка с просьбой помочь вернуть взысканные незаконно пенсионные деньги, а также
возместить ущерб от действий банка. На его запрос 6 января 2021 года пришел ответ за подписью директора
Департамента Агентства А. Терентьева, который рекомендовал обратиться в Министерство юстиции РК. Ответственность за обоснованность изъятия денег с банковского счета отправителя денег без его согласия несет инициатор инкассового распоряжения, т.е. судебный исполнитель. По вопросу подделки документов Агентство сообщает, что данный вопрос выходит за рамки установленной компетенции за Агентством. В связи с этим заявитель вправе обратиться с заявлением в соответствующие территориальные органы полиции с приложением соответствующих документов. Как видим, чем дальше в лес, тем гуще дебри.

(По документам, предоставленным заявителем.)

Олег ДОМАЕВ

Комментарий