Жаңалықтар | Новости

ДЕЛО ЧЕСТИ ПРОКУРОРОВ

В предыдущем номере адвокат из Уральска на примерах из собственной практики показала, как отсутствие у прокуроров полномочий осуществления общего надзора лишает граждан защиты со стороны государства. В настоящей публикации мы приведем еще один пример того, как невмешательство сотрудников надзорного органа в ситуацию, в которой оказались подопечные закрытого медико-социального учреждения, способствует нарушению их прав.

Речь идет о людях, содержащихся в Уральском центре оказания специальных социальных услуг (дом-интернат), в частности страдающих психической патологией. При этом следует подчеркнуть, что многие из этих граждан не лишены дееспособности, а значит, способны распоряжаться своими правами и нести обязанности. А теперь обратимся к самой ситуации и начнем с истории, с которой она сложилась.
Итак, 10 августа прошлого года одна из опекаемых учреждения попросила соседку заснять ее в неподобающем виде на камеру телефона, после чего фотографии и видеосъемки она отправила в
мужское отделение интерната. Этот факт послужил поводом для изъятия телефонов не только у правонарушительниц, но и других получателей специальных социальных услуг. Важно обратить внимание,
что несколько человек отказались отдавать свои средства связи, и телефоны у них не изъяли, а вот лица, которые не смогли постоять за себя, остались без своих телефонов.

В этот же день 12 человек обратились к врачу-психиатру данного учреждения Сергею Степанову с письменным заявлением, в котором просили содействия в защите их прав. В жалобе также сообщалось о факте рукоприкладства, совершенном директором УЦОССУ (теперь уже бывшим) Кабашевым в отношении
опекаемых. Степанов написал заявление на имя Кабашева с просьбой вернуть телефоны, сославшись на п. 5 ч. 2 ст. 163 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», где прописано, что лица с психическими, поведенческими расстройствами (заболеваниями) имеют право на пользование телефоном.
Вполне обоснованную просьбу врача не просто проигнорировали: в противовес ей было принято комиссионное решение о дополнении Правил внутреннего распорядка новым пунктом, согласно
которому получателям услуг психоневрологического отделения запрещается иметь при себе гаджеты (смартфоны, сотовые телефоны с камерой, аудио-, фото-, видео). Изъятые телефоны переданы родственникам опекаемых, а телефоны тех, у кого родных нет, хранятся в сейфе медико-социального учреждения. Для того чтобы связаться с родственниками, лица, у которых изъяли телефоны, должны обратиться к дежурной медсестре или социальному работнику, и тогда им предоставят телефон для совершения нужного звонка.

Продолжая отстаивать право своих подопечных на самостоятельное пользование средствами связи, Сергей
Владимирович написал заявления в департамент Комитета труда, социальной защиты и миграции МТиСЗН, в городскую, затем областную прокуратуры. Следует обратить внимание, что в соответствии с ч. 4 ст. 6 Закона РК «О прокуратуре» ее сотрудники вправе провести проверку в случаях, когда речь идет о правах и законных интересах лиц, которые в силу физических, психических и иных обстоятельств не могут осуществлять свою защиту, а также, когда нарушениями затронут неограниченный круг лиц. Следовательно, основания для проведения прокурорской проверки у сотрудников прокуратуры имеются, но
надзиратели за правопорядком предпочли перенаправить заявления Степанова в областное управление координации занятости и социальных программ и в областной акимат.

Местные исполнительные органы, в свою очередь, перенаправили обращение заявителя в то же управление
координации занятости и социальных программ, а последний вновь не усмотрел нарушения гражданских прав в действиях руководства подведомственного ему Уральского центра оказания специальных социальных услуг. Приводим выдержку из ответа управления координации занятости и социальных программ Западно-Казахстанской области, датированного 25 декабря: «…нужно отметить, что права опекаемых
психоневрологического заболевания по части использования телефонов и смартфонов в личном пользовании в центре оказания специальных социальных услуг соблюдаются. В Уральском ЦОССУ для
связи с родственниками имеются сотовые телефоны учреждения, которое хранится у социального работника и дежурных медсестер. Заведены журналы, где отражаются все исходящие и входящие звонки услугополучателей. Работники ЦОССУ по желанию услуполучателя предоставляют аудио- и видеосвязь.

Также идет работа по установке зоны самообслуживания, где будет установлен компьютер с выходом в интернет, и городской телефон с выходом на все регионы страны и сотовые телефоны». Обратите внимание на грамматическую ошибку, допущенную во втором предложении фрагмента, из-за чего Введение нового порядка, по мнению его инициаторов, ликвидирует возможность нарушения чести и достоинства той части получателей услуг, которые в силу психического заболевания не могут осознавать непристойность своего поведения, а контроль за исходящими и входящими звонками исключит возможность ложных вызовов в полицию. Оставшись неудовлетворенным ответами органа социальной защиты, Сергей Степанов записался на прием к прокурору области, и пока заявитель ждал приближения дня приема, региональный собкор «ЮГ» обратилась к правозащитникам, чтобы узнать их мнение по поводу сложившейся ситуации. Адвокат Мавлина Хабиева согласна с тем, что медико-социальные учреждения вправе утверждать Правила внутреннего распорядка, дополнять их новыми пунктами, однако обращает внимание: содержание нововведений не должно противоречить Конституции и законам страны.

– Пункт 10.1 (который упомянут в ответах уполномоченных органов социальной защиты) противоречит ст. 163
Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения», а значит, подлежит исключению из Правил внутреннего распорядка Уральского центра оказания специальных социальных услуг. Надзорпрещено пользоваться индивидуальным средством связи. К тому же, как говорится в обращении врача-психиатра С. Степанова и в ответах на его заявления, телефоны изъяты не у всех подопечных, а только у тех, у кого удалось забрать средство связи. Избирательный подход в этой ситуации является еще одним свидетельством того, что положение о запрете пользования индивидуальным телефоном противозаконно. Если Правила внутреннего распорядка утверждены, они должны соблюдаться всеми, кто подпадает под их
действие, либо вообще никем из них не соблюдаться, – разъяснила М. Хабиева.

– Главную причину изъятия телефонов у опекаемых, страдающих психической патологией, в Уральском центре оказания специальных социальных услуг объясняют благой целью – недопущением фактов нарушения чести и достоинства опекаемых, которые в связи с расстройствами психики не могут осознавать непристойность своего поведения. Что на это скажете? – допытывала я у адвоката.

– Это не может являться основанием для того, чтобы нарушать права неограниченного круга лиц. Обеспечьте защиту конкретного опекаемого, но при этом не допуская нарушения прав другой части своих подопечных. Почему получатели специальных социальных услуг должны жить по правилам, установленным в
нарушение закона? – задала встречный вопрос адвокат. Другой известный в регионе правозащитник – директор Западно-Казахстанского филиала ОО «Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности» Павел Кочетков солидарен с адвокатом. Он также считает, что в Уральском центре
оказания специальных социальных услуг право опекаемых на связь с внешним миром существенным образом нарушено. А якобы созданные и создаваемые условия по телефонизации, выходу в интернет в общей зоне обслуживания не решают проблему отсутствия у жильцов медико-социального учреждения возможности сообщать о чем-то важном для них своим родным и близким. Таким образом, оба авторитетных в Западно-Казахстанской области юриста не удовлетворены ответами органов социальной защиты. И им непонятна позиция областной прокуратуры на явные нарушения, допущенные в отношении граждан, которые в силу обстоятельств и по состоянию здоровья не могут себя защитить. Если прокуратура и в дальнейшем будет придерживаться позиции невмешательства, правозащитники намерены добиваться исключения из
Правил внутреннего распорядка пункта, противоречащего Кодексу «О здоровье народа и системе здравоохранения» и нормам Конституции РК (ст.ст. 12, 14).

P.S.: До публикации статьи ее автор и врач-психиатр Уральского центра оказания специальных социальных услуг С. Степанов побывали на приеме у прокурора Западно-Казахстанской области Жандоса Умиралиева. Руководитель областного надзорного органа разъяснил, что согласно Закону «О прокуратуре» заявление должно было пройти через все необходимые инстанции, и поскольку органы социальной защиты подотчены
местным исполнительным органам, последнее заявление Степанова было направлено в областной акимат.
– Так как вы не согласны с ответом управления координации занятости и социальных программ, датированного 25.12.2020 г., и настаиваете на возврате опекаемым телефонов, прокуратура проведет проверку. О ее результатах говорить пока преждевременно, но мы тщательно изучим доводы обеих сторон, опросим родных опекаемых вашего учреждения на предмет их мнения на ситуацию, обсудим возможности (в т.ч. технические) по искоренению причин и условий, благоприятных для допущения фактов нарушения чести и достоинства недееспособной части жильцов учреждения, и только потом примем соответствующее решение, – пообещал Ж. Умиралиев. Таким образом, непримиримость врача-психиатра с ущемлением прав
граждан, которых медико-социальному учреждению доверило государство, уже принесла желаемый результат (пусть пока и неокончательный). Как говорится, дело сдвинулось с мертвой точки, и радует уже тот факт, что надзорный орган все же проведет свою проверку, не ограничиваясь перенаправлением заявлений.
Продолжение истории следует…

Саида ТУЛЕГЕНОВА

Комментарий