Судья мінбері | Судебная система

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ВЫСЕЛЕНИЕ, КАК ОДНА ИЗ МЕР ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Жапакова Д.А.

судья Бостандыкского

районного суда г. Алматы

Жилище является важнейшим материальным условием жизни человека. Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека.

Так, в статье 25 Конституции Республики Казахстан [1] закреплено право каждого на жилище, которое неприкосновенно, и никто не может быть произвольно его лишен.

Такое конституционное положение отражено также и в статье 3 Закона Республики Казахстан от 16 апреля 1997 года № 94-I «О жилищных отношениях» [2], предусматривающей невозможность выселения из жилища или ограничение в праве пользования им иначе как решению суда в случаях, предусмотренных законами Республики Казахстан.

В любом обществе жилище – насущная естественная потребность человека. Признавая право на жилище за каждым гражданином, законодательство закрепляет исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых граждане могут быть выселены из жилых помещений. Установление более узкого перечня оснований, по которым допускается в исключительных случаях выселение граждан без предоставления им другого жилого помещения, не колеблет самого принципа, создающего важнейшую гарантию стабильного обладания жилищем.

Потребность в жилище – одна из насущных естественных нужд человека: без удовлетворения ее немыслимо нормальное существование и функционирование человеческого общества. Право на жилище, являясь одним из социально-экономических прав человека, закреплено в международных договорах, участником которых является и Республика Казахстан, в частности, в положениях Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН [3].

Процессы реформирования государства и общества, сопровождающиеся нарастанием кризисных тенденций в экономической сфере, развитие Казахстана как демократического правового государства обуславливают особую значимость вопросов обеспечения граждан жилыми помещениями, а также прекращения жилищных правоотношений.

Сложность рассмотрения жилищных споров обусловлена несовершенством действующего материального жилищного законодательства, изменением экономической ситуации и общественных отношений в государстве.

Жилищные правоотношения сложно регулируемые, так как каждый конкретный случай требует индивидуального подхода и необходимо учитывать обстоятельства конкретного дела.

Выселение как мера государственно – принудительного воздействия на граждан, утративших в силу тех или иных причин право пользования жилым помещением, может иметь разную правовую природу в зависимости от оснований, послуживших для применения этой самой меры.

По своей природе выселение является одной из главных мер, носящей принудительный характер государственно-правового воздействия в сфере жилищных правоотношений, независимо от того, в каком порядке оно проводится и на каких основаниях [4].

Необходимо отметить, что выселение граждан, должно производиться только в судебном порядке, что гарантируется положениями статьи 25 Конституции РК, согласно которым, не допускается лишение жилища, иначе, как по решению суда.

Аналогичное правило содержат требования статьи 8 Закона РК «О жилищных отношениях», согласно которым, выселение граждан и юридических лиц из занимаемых ими жилых помещений допускается лишь по основаниям, установленным настоящим Законом, в судебном порядке.

Общеизвестным является определение понятия выселения, которое означает – лишение жилища человека, проживающего в нем временно или постоянно, но не имеющего или утратившего право на дальнейшее проживание в нем.

Вместе с тем, не всегда выселение нужно рассматривать как санкцию либо разновидность юридической ответственности, иногда оно выступает в качестве защиты права, которое проявляется в восстановлении положения, существовавшего до нарушения жилищных правоотношений, и недопущения действий, нарушающих такое право либо создающих угрозу его нарушения.

В силу требований пункта 2 статьи 30 Закона Республики Казахстан от 16 апреля 1997 года № 94-I «О жилищных отношениях» при прекращении права собственности на жилище (жилое помещение) по воле собственника (продажа, дарение) члены семьи собственника, бывшие члены семьи собственника и временные жильцы подлежат выселению из него по требованию собственника жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, если по договору с приобретателем жилища не предусмотрено иное.

В соответствии со ст. 188 ГК РК право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

По правилам ст. 264 ГК РК собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Помимо изложенного, из содержания указанной нормы закона следует, что собственник вправе по своему усмотрению распоряжаться принадлежащим ему имуществом, то есть продать, подарить или иным образом совершить отчуждение своего жилья. Причем, указанные действия собственник вправе

совершать без согласования с членами семьи, не являющимися ее собственниками [5].

В связи с прекращением права собственности на жилище по воле собственника (продажа, дарение) у членов семьи собственника, бывших членов семьи собственника и временных жильцов возникает обязанность выселиться из жилого помещения. В результате у членов семьи отсутствует право требовать предоставления другого жилого помещения у прежнего собственника или приобретателя жилья, если по договору с приобретателем жилища не предусмотрено иное (п. 2 ст. 30 Закона РК «О жилищных отношениях»).

Следовательно, приобретатель жилого помещения (новый собственник) вправе обратиться с требованием к членам семьи о выселении, так как их нахождение лишает его возможности реализовать свои права в отношении принадлежащего ему имущества. В свою очередь ни прежний собственник, ни приобретатель жилья (новый собственник) не обязаны обеспечивать членов семьи прежнего собственника жилой квартиры новым жильем. В том случае если договором купли-продажи или договором дарения либо иным договором об отчуждении жилья будет предусмотрена обязанность приобретателя жилого помещения обеспечить членов семьи прежнего собственника новым жильем, только тогда члены семьи вправе претендовать на его получение.

Нормы действующего законодательства не предусматривают особый порядок отчуждения имущества в добровольном и принудительном порядке в случае проживания с собственником несовершеннолетних членов семьи. Законодательство не содержит исключений для несовершеннолетних членов семьи.

Поэтому в случае отчуждения прежним собственником жилого помещения в добровольном порядке, новый собственник вправе требовать выселения всех проживающих лиц в принадлежащем ему жилом помещении без исключения. Принудительное прекращение права собственности на жилое помещение, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, также осуществляется в установленном законом порядке.

Действующее законодательство о жилищных отношениях предусматривает перечень оснований выселения при принудительном прекращении права собственности на жилье.

В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 29 Закона Республики Казахстан «О жилищных отношениях» принудительное (помимо воли собственника) прекращение права собственности на жилище допускается в случаях:

1) обращения взыскания на жилище вместе с земельным участком по долгам собственника;

2) реквизиции;

3) конфискации;

4) принудительного отчуждения земельного участка, на котором расположен дом, для государственных нужд;

5) сноса аварийного жилья, грозящего обвалом (обрушением).

Принудительное выселение по решению суда приводит в исполнение судебный исполнитель.

В свою очередь, исполнительное производство по принудительному выселению – это сложный процесс, так как является крайней вынужденной мерой, которая применяется только тогда, когда граждане добровольно не выселяются из жилища в установленный для этого срок. При таком выселении определенную роль играют и морально-этические нормы [6].

Задачей судов является правильное применение жилищных и иных законов, всестороннее исследование и глубокое изучение спорных жилищных правоотношений в целях их всемерной и всесторонней защиты.

Полагаем, что необходимо устранить противоречия в законодательстве и выработать критерии классификации титульных пользователей жилых помещений, определив жилищно-правовое положение каждой из категорий титульных пользователей с учетом этих критериев.

Не разрешенным также остается вопрос о выселении иных лиц, которые проживают с лицом, подлежащим выселению по иску собственника жилья.

Так, в силу требований ст. 106 Закона Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» [7], выселение состоит из освобождения помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемого (выселяемых), его (их) имущества, домашних животных и запрещения выселяемому (выселяемым) пользоваться освобожденным помещением.

Как усматривается из содержания данной нормы закона, в ней не содержатся требования об указании анкетных данных каждого выселяемого лица.

На практике нередки случаи предъявления иска собственниками помещения о выселении, в том числе иных лиц, совместно проживающих с лицом, подлежащим выселению, без указания анкетных данных указанных лиц, и, более того, без привлечения указанных лиц в качестве ответчиков.

В этой связи, очевидным является тот факт, что в настоящее время назрела необходимость выработки единой судебной практики по вопросам применения норм действующего жилищного законодательства о выселении, в том числе членов семьи выселяемого, а также иных лиц, проживающих совместно с лицом, которое подлежит выселению по решению суда.

Полагаем, что значительную роль в этом сыграло бы нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан, которое содержало бы разъяснения о практике рассмотрения судами исков о выселении лиц, подлежащих выселению, как основных ответчиков, а также совместно проживающих с ними иных лиц, без их конкретного их перечисления.

Разрешение данного проблемного вопроса актуально в случаях злоупотребления правами выселяемыми лицами при их выселении, допускающих недобросовестное поведение, препятствующее исполнению вступивших в законную силу судебных актов, а также нарушающих права и охраняемые законом интересы собственников жилья.

Резюмируя вышеизложенное, необходимо указать, что правосудие – высший уровень юридического обеспечения прав и свобод граждан.

Активная и правоприменительная роль суда в защите конституционного права на жилище, неизбежна, так как имеются коллизии между жилищным, гражданским, семейно-брачным законодательством, иными нормативными правовыми актами, регулирующими жилищные отношения. От индивидуального судебного регулирования в значительной степени зависит правильное применение жилищного законодательства и формирование судебной практики.

Список использованных источников:

1. Конституция Республики Казахстан принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1996 г., N 4, ст. 217.

2. Закон Республики Казахстан «О жилищных отношениях» от 16 апреля 1997 года № 94 // “Казахстанская правда” от 19.04.1997 г., № 92-93 (22342-22343); “Егемен Қазақстан” 19.04.1997 ж., № 77 (21542); Ведомости Парламента РК 1997 г., № 8, cт. 84 подписано в печать 20.09.1997 г.

3. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) // http://adilet.zan.kz/rus.

4. Копылов В.В. Проблемы выселения граждан из жилых помещений // file:///C:/Users/%D0%90%D1%81%D0%B5%D1%80/pdf.

5. Гражданский кодекс Республики Казахстан от 27 декабря 1994 года № 268-XIII // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан, 1994 г., N 23-24 (приложение).

6. Туленова Г. Выселение из жилища как крайняя мера: проблемы правового регулирования и пути решения // https://www.zakon.kz.

7. Закон Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» // “Казахстанская правда” от 20.04.2010 г., № 97-98 (26158-26159); “Егемен Қазақстан” 20.04.2010 ж., № 144-146 (25992); Ведомости Парламента РК, 2010 г., № 7 (2560), ст. 27; “Официальная газета” от 03.09.2010 г., № 36 (506).

Комментарий