Елең еткізер | АктуальноШулы іс | Громкое дело

ИЗМЕНИТЬ ПОЛИТИКУ В ОТНОШЕНИИ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Вот уже больше недели по стране гремит новость о групповом изнасиловании молодой женщины, которая стала жертвой проводников поезда «Тальго» под № 97/98 в конце 2018 года. Насильники довольно длительное время гуляли на свободе и угрожали женщине расправой в случае, если она обратится в правоохранительные органы.

На первый взгляд нет ничего удивительного в том, что люди ездят в вагонах купе, знакомятся и мирно соседствуют, преодолевая большие расстояния в надежде поскорее вернуться домой, но история с нашей героиней оказалась совершенно противоположной той, которую мы привыкли наблюдать в повседневности. Об этом громком изнасиловании стало известно благодаря лидеру движения против сексуального насилия «НеМолчи» Дине Смаиловой, которая публикуется в соцсетях под именем Дина Тансари. В своем аккаунте она написала, что в конце 2018 года молодая женщина, возвращаясь с научной конференции домой, села на скорый поезд «Тальго». Дело было вечером и, как назло, в поезде кроме нее и молодого попутчика никого не оказалось. Поскольку она имела высшее образование и степень доктора наук, элементарное человеческое общение с людьми не препятствовало ей ни в работе, ни в обыденной жизни. Предупредив попутчика, что пошла в ресторан поесть, женщина ушла в соседний вагон. Когда вернулась, она увидела совсем другого мужчину – проводника, выпивавшего пиво.
– Она из вежливости задала несколько вопросов, поинтересовалась, куда делся пассажир, на что проводник сообщил, что он его отселил, нашел другое купе. Женщина неоднократно и вежливо просила удалиться, потому что собирается спать, и наконец-то проводник ушел, – написала Дина Смаилова у себя на странице в «Фейсбуке». По словам правозащитницы, после ухода проводника женщина закрылась в купе и легла спать. Но примерно в четыре часа утра она очнулась от того, что на ней лежит мужчина и пытается изнасиловать. Оказалось, что это был тот самый проводник, который проник в купе, воспользовавшись служебным ключом.
– Женщину охватил ужас, началась паническая атака, и она не могла ни дышать, ни двигаться, ни кричать. Единственный рефлекс, который в ней сработал, она от страха закрыла лицо руками, ожидая ударов. После надругательства проводник ушел, прикрыв дверь. Потерпевшая от полученного шока лежала, не двигаясь, еще какое-то время, ком в горле не давал вырваться наружу крику. В это время зашел другой проводник и совершил те же насильственные действия, воспользовавшись ее психологической травмой. Когда он ушел, потерпевшая набралась сил, встала, хотела закрыться, чтобы больше никто не вошел, но проводник вернулся, потому что забыл свой мобильный телефон. От страха снова быть изнасилованной, потерпевшая вступила с ним в борьбу, все еще не имея возможности кричать. Он нанес ей несколько ударов и ушел. Она оделась, вышла в коридор и пошла вперед, ища защиты. Все это время она, насколько ей позволял голос, говорила практически шепотом: «Меня изнасиловали, меня изнасиловали, меня изнасиловали», – сообщила правозащитница. По словам Дины Смаиловой, после инцидента женщина обратилась к другим проводникам, просила вызвать полицию, спрашивала, на какой они станции, но ей никто не помог. Кто-то из проводников, чтобы оттянуть время, назвал ей другую станцию, и она, дозвонившись в полицию, назвала тот адрес, который ей сообщили. В итоге пришлось пропустить еще одну станцию, прежде чем появилась полиция. Женщине пришлось перенести большую психологическую травму, поскольку она стала объектом пристального внимания общественности.
-Дело волокитили, оказывали давление на жертву и требовали примирения сторон. Следователь не хотел квалифицировать это дело как групповое изнасилование, ссылаясь на показания насильников и не принимая во внимание показания потерпевшей. Первый говорил, что был якобы обоюдный секс, ссылаясь на выпитое у нее в купе без ее согласия пиво. Второй якобы вообще не насиловал, хотя побои нанес именно он. Но в то же время оба собирались поехать к родителям потерпевшей с целью просить прощения у них за совершенный поступок. Это вызвало у потерпевшей панику, у нее случился нервный приступ, как раз в больнице на глазах у многих свидетелей ей пришлось требовать от подозреваемых не ехать к ее родителям. Каким образом они узнали адрес родителей потерпевшей, надо спросить у следователя, – задается вопросом Дина Смаилова. После нешуточного резонанса подозреваемые в изнасиловании сели на скамью подсудимых. Затем приговором суда № 2 г. Костаная они были признаны виновными в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 120 УК РК, с назначением наказания в виде двух лет шести месяцев лишения свободы каждому в учреждениях уголовно-исполнительной системы средней безопасности. При назначении наказания суд учел обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность, и отсутствие судимости у осужденных, положительные характеристики по месту проживания и наличие у одного из них двух малолетних детей. Как пояснили в пресс-службе Костанайского областного суда, отягчающих обстоятельств по делу не имеется. Общественность до сих возмущена решением суда, о чем свидетельствуют отзывы в различных социальных сетях. Свое мнение по данному вопросу также огласили юристы, правозащитники и представители правоохранительных ведомств Республики Казахстан.
Ержан ЕСИМХАНОВ, юрист:
– Проводникам поезда, которых признали виновными в изнасиловании пассажирки, дали по два с половиной года лишения свободы. Возможно, в глазах суда это было адекватное наказание за пережитые женщиной ужас, насилие и стыд. Давайте откроем Уголовный кодекс и посмотрим для примера, что еще страшного нужно сделать в нашей стране, чтобы получить два с половиной года лишения свободы? Например, можно нарушить требования о сборе персональных данных человека. Страшное преступление. Наказание – до трех лет. Можно воспрепятствовать работе избирательных комиссий. Жуткое, леденящее кровь преступление. Наказание – до четырех лет. Можно нарушить авторские и смежные права. Жесточайшее преступление – от трех до шести лет. Можно неправомерно завладеть чьей нибудь информацией. Кошмарное преступление – до трех лет, между прочим. Можно недобросовестно относиться к обязанностям при работе в коммерческой организации. Таким бесчеловечным злодеям до пяти лет могут дать. За бездействие по службе в государственных органах этим извергам могут дать уже семь лет – госорганы как-то важнее. Перечень бесконечен. Все эти жуткие, леденящие кровь преступления в глазах нашего законодательства и костанайского судьи Оразбая Сатыбалды, который и вынес приговор в отношении проводников-насильников, по степени своей опасности примерно равны ночному изнасилованию беззащитной женщины двумя скотами. Равны сломанной жизни. И я еще одного не понимаю. Ведь всем же очевидно, что приговор вызывает вопросы. Ведь разобрали же его по частям многие крупные специалисты в уголовном праве. Почему тогда молчит наша крутая, современная, много лет модернизируемая прокуратура, которая именно для таких случаев и существует? Главная обязанность прокуратуры, если кто не знал, – осуществлять надзор за соблюдением законности. Надзор, который как раз и нужен для того, чтобы судьи случайно не оказались крупными гуманистами по отношению к насильникам. И совершенно негуманными людьми по отношению к их жертвам. Вот на какие вопросы очень хотелось бы услышать ответы. И чем быстрее, тем лучше. Ведь одинокие женщины каждый день тысячами путешествуют по стране в поездах КТЖ.

Джохар УТЕБЕКОВ, адвокат:
– Проводников поезда обвинили в групповом изнасиловании пассажирки. Прокурор просил им по шесть лет пять месяцев. Костанайский судья Оразбай Сатыбалды дал два года шесть месяцев. На четыре года меньше. Судья дал странные пояснения к своему решению: «Например, изнасилование, где участвуют двое: один держит рот, держит руки-ноги, второй совершает насильственные действия». Таких фактов он не установил. Поэтому переквалифицировал групповое изнасилование на два одиночных. Выходит, коллеги на рабочем месте совершают два изнасилования, независимо друг от друга. Практически это я слабо себе представляю. Зато я точно знаю, что судья неправильно толкует изнасилование группой лиц. Для этого совсем необязательно одному держать жертву, другому – насиловать. Если преступники совершают насильственный половой контакт по очереди, то это тоже групповое изнасилование. На этот счет есть внятное разъяснение и требование Верховного Суда в п. 8 нормативного постановления об изнасилованиях. Познания судьи Оразбая Сатыбалды в уголовном праве не вызывают у меня доверия к его приговору. Жду, что теперь скажет Главная транспортная прокуратура. И этот случай обнажает еще одну проблему, о которой я давно и неустанно говорю. Изнасилование должно стать тяжким преступлением. Нам нужны изменения в Уголовном кодексе. Иначе тысячи насильников так и будут уходить от наказания за примирением сторон. И даже единичные осужденные насильники – выходить на свободу, не отсидев и года. А Казахстан по числу изнасилований останется на уровне стран, в которых идет война. Я хочу, чтобы государство изменило политику в отношении сексуального насилия. Для этого нужно перевести изнасилования в тяжкие преступления; криминализировать физические сексуальные домогательства и сталкинг; перевести в дела публичного обвинения харассмент на работе и ужесточить наказание за него; обучить полицейских, прокуроров, судей, врачей, адвокатов соблюдать права жертв; выделять жертвам адвоката и психолога за счет бюджета; начать пропаганду против сексуального насилия, осуждать его на уровне Правительства, прекратить его замалчивать; запретить амнистию насильников; запретить прекращение дела за примирением; пожизненно запрещать насильникам работать с детьми и женщинами; открывать адреса насильников. 

Ернат СЫБАНКУЛОВ, главный транспортный прокурор РК:
– Относительно уголовного дела по факту изнасилования пассажирки, имевшего место в вагоне поезда № 98 сообщением Нұрлыжол – Актобе. Главная транспортная прокуратура сообщает, что в ходе судебных прений прокурор поддержал обвинение в полном объеме и просил осудить виновных лиц к шести годам шести месяцам лишения свободы. Суд принял иное решение. В настоящее время приговор суда изучается на предмет законности и обоснованности.
Нагашыбек БЕКДАИР 

Комментарий