Жаңалықтар | Новости

КАК ЗАКЛАДЫВАЛИСЬ ОСНОВЫ

День рождения Лидера нации – повод вспомнить многое, в том числе то, как создавалась основа Казахстанской экономики.

Сегодня Казахстан – одна из ведущих в Евразии нефтедобывающих стран, уверенно сохраняющая этот статус. По запасам углеводородного сырья республика входит в десятку стран-лидеров. Не будет преувеличением сказать, что в экономическом плане Казахстан в мире известен, в первую очередь, благодаря своему нефтегазовому потенциалу. Ведущие международные компании, и энергетические, и сервисные, работают в стране, создавая тысячи рабочих мест. И трудно сегодня представить, что всего этого могло и не быть, если бы не правильно определенная и последовательная политика Главы государства. Чтобы оценить сегодняшнее состояние этого определяющего сектора нашей экономики и его перспективы, стоит вспомнить историю. Нефть добывалась в Казахстане давно, и в эпоху после Великой Отечественной войны шло быстрое формирование современной нефтегазовой индустрии, в республике были представлены практически все ее аспекты, от геологоразведки до нефтепереработки. Но тем не менее определяющего, стержневого характера в экономике советского Казахстана она не носила. К моменту распада СССР объем добычи составлял около 25 млн тонн. Драматические процессы в экономике в ту эпоху
привели не только к деградации многих отраслей перерабатывающей промышленности – снижалась и нефтедобыча. К середине 1990-х она упала практически на 20 процентов. Казалось бы, нет никаких оснований предполагать, что эта индустрия станет локомотивом возрождения казахстанской экономики. И то, что руководство страны тогда сделало ставку на развитие нефтедобычи, показывает очень высокий уровень стратегического анализа, проделанного Главой государства. В той ситуации иначе быть и не могло: сектора перерабатывающей промышленности из-за разрыва производственных цепочек, распада единого союзного рынка, прихода на наш рынок дешевого импорта либо лежали в руинах, либо существовали на уровне «летаргического сна». Из-за тех же причин сильно пострадало и сельское хозяйство.

Замечания, звучащие иногда, что тогда надо было делать акцент на возрождение этих отраслей, не выдерживают критики, если помнить реалии тех дней. В то время на национальном уровне запустить возрождение экономики можно было только с опорой на отрасли, интересные внешнему рынку, способные привлечь инвестиции и технологии. Такими в Казахстане были только горнодобывающая и особенно нефтегазовая индустрии. И Первый Президент Нурсултан Назарбаев понял это раньше других. Именно инициированная им еще в первой половине 1990-х годов политика по стимулированию привлечения иностранных инвестиций в эти сектора стала основой всего последующего восстановления Казахстана.

Уже в 1997 году в первом основополагающем документе, Стратегии «Казахстана 2030», в числе семи долгосрочных приоритетов было обозначено развитие и опора на энергетические ресурсы. «Казахстан обладает огромными запасами природных и особенно энергетических ресурсов. На территории нашей страны есть месторождения нефти и газа, которые выводят нас в первую десятку нефтяных стран», – писал там Нурсултан Назарбаев. Кстати, там же он подчеркивал и наличие в стране большого потенциала для использования солнечной и ветровой энергии, хотя до начала зеленой революции в энергетике даже в странах ЕС оставалось еще порядка 20 лет. «Стратегия использования энергетических ресурсов будет включать в себя следующие элементы… Мы заключим долгосрочное партнерство с главными международными нефтяными компаниями для привлечения лучших международных технологий, ноу-хау и крупного капитала, чтобы быстро и эффективно использовать наши запасы. Ряд крупных контрактов мы уже подписали, другие находятся в стадии подготовки. Мы ищем партнеров на долгосрочную перспективу, чьи задачи совпадают с нашими. В контрактах мы будем жестко и разумно отстаивать интересы Казахстана, экологию, занятость и подготовку нашего персонала, необходимость решения ряда социальных задач» – говорилось в первой казахстанской стратегии. Сейчас акцентирование внимания на нефтегазовых ресурсах не вызвало бы удивления, но тогда, в 1997 году, еще не был детально изучен Кашаган, еще только начиналась серьезная работа на Тенгизе,
и, вообще, в тот год казахстанская нефтедобыча только вышла на тот уровень, с которого начала падать после распада СССР. Мировые цены на нефть балансировали на грани срыва, который вскоре и случился.

Казахстан имел очень ограниченные возможности для экспорта нефти на внешние рынки, словом, практически ни что не говорило о том, что нефть сможет поднять экономику страны. И ставку на нее в тех условиях можно назвать политическим и экономическим провидением. Практически все, что было заложено в главе Стратегии «Казахстан 2030», было выполнено: привлечены иностранные инвестиции и технологии, построены и запущены новые, альтернативные старым, советским, экспортные нефтепроводы. Так, по инициативе Нурсултана Назарбаева был построен нефтепровод КТК, давший выход нефти с каспийских месторождений на европейские рынки и объединивший при этом интересы Казахстана, России и международного нефтяного бизнеса. Потом, также при непосредственном участии Главы государства, появился нефтепровод на Китай. Эти инфраструктурные объекты
создали совершенно новую геополитическую ситуацию вокруг Казахстана, сделав его полноправным субъектом мирового энергетического рынка. Совершенно обоснованно позже Елбасы писал в книге «Казахстанский путь»: «Кровью» нашей экономики на этом этапе стала нефть, «черное золото» казахской земли. Нефть и газ стали нашим главным ресурсом и своеобразным стартовым капиталом с первых дней независимости».

Без всей той работы, что была проделана руководством страны в первое десятилетие ее существования, Казахстан не смог бы воспользоваться эффектом от периода высоких цен на нефть в нулевые годы и подготовиться к их последующему снижению. Конечно, в этом большом, долгосрочном экономическом процессе были неизбежные издержки. Например, многолетние отсрочки запуска добычи на Кашаганском месторождении, которые иностранные инвесторы объясняли его уникальной геологической сложностью. Но это не заставило лидера страны отказаться от логичной ставки на развитие самого большого и перспективного казахстанского ресурса, каспийской нефти. И вот – Кашаган уже несколько лет поставляет нефть на мировой рынок, готовится к реализации проект бурения сверхглубокой скважины «Евразия» в Прикаспийской впадине, которая должна дать ценный материал по
углеводородному потенциалу региона. Другой пример стратегического мышления лидера – создание Национального фонда в период высоких нефтяных цен. Такие времена неизбежно сменяются снижением цен, порой длительным, и нельзя было допустить растраты тех немалых прибылей, что получило государство в нулевые. Хотя искушение пустить все на потребление было велико, государство занялось созданием резервов, и все последующие события, вплоть до пандемии, подтвердили правильность этого решения: каждый раз, когда ситуация становилась экстренной и требовала срочной мобилизации ресурсов, у Казахстана было чем ответить. Политику казахстанского лидера в энергетической сфере следует признать образцовой по продуманности, последовательности и успешности, в этой сфере она стала эталонной на постсоветском пространстве.

Олег ВАДИМОВ

Комментарий