Жаңалықтар | Новости

СУДЬБА ДЕКАРБОНИЗАЦИИ – УСПЕЮТ ЛИ РЕАЛИИ ЗА ДЕКЛАРАЦИЯМИ?

Еще никогда в казахстанской столице не говорили так много о климатической проблематике, как на международном экологическом конгрессе ECOJER, прошедшем в Нур-Султане. Высокий уровень участников гарантировал качество дискуссии – проблемы обсуждали очень аргументированно, и, что особенно важно сегодня, открыто.

Многие выступления иностранных экспертов и официальных лиц звучали как бы двояко, что отражает сегодняшние реалии. С одной стороны, гости конгресса часто упоминали продекларированную политику Казахстана по достижению углеродной нейтральности экономики к 2060 году. Оценка этих деклараций как «очень амбициозной цели» не раз звучала с трибуны форума. Но вслед за этим следовал анализ сегодняшней ситуации и возможных перспектив, и он неизменно показывал, насколько непросто все, связанное в стране с климатической темой.

Казахстан пробивает свою дорогу в число наиболее развитых стран мира, создает устойчивую платформу для хорошее будущего. Но в то же время природоохранные индикаторы Казахстана, например, потребление ископаемого горючего, выбросы, эрозия почв, создают дополнительный стресс на фоне пандемии. И Казахстан с учетом всего этого может потерять свою способность соответствовать определенным целям и задачам устойчивого развития, – заявил Якуп Бериш, постоянный представитель Программы Развития ООН в
Казахстане. Казахстан представил концепцию зеленой экономики восемь лет назад, что, заявил дипломат, говорит об ответственном подходе. Но при этом наблюдалась проблема слабого инвестирования, которая и создавала разрыв между политикой и ее реализацией. Сегодня крайне важно, чтобы заработала комплексная финансовая стратегия по поддержке стимулирования государственно-частного партнерства для экологических инвестиций.

Сума Чакрабарти, советник президента Казахстана по вопросам экономического развития и эффективного управления, также начал с комплимента по поводу очень амбициозных целей, намеченных на 2060 год, но еще быстрее перешел к реалиям.

– Казахстан – это одна из наиболее энергоинтенсивных стран мира. Энергоемкие и добывающие отрасли составляют 60 процентов индустриального производства Казахстана и являются аномальным значением по сравнению с другими бенч-марками. Необходимо понимать, что, если эта проблема не будет решена, это существенно повлияет на конкурентоспособность экспорта, – сказал он.

Но глубже всех участников конгресса отразил тему несоответствия официально заявляемых планов и предпринимаемых для их выполнения усилий Нариман Маннапбеков, директор представительства Азиатского банка развития в Казахстане. Он сразу обозначил основную экономическую проблему казахстанской экономики на обозримую перспективу. На страны ЕС приходится около 39 процентов от всего казахстанского экспорта, и в его структуре большая часть товаров – это минеральные ресурсы. Евросоюз, а вслед за ним и многие
другие страны, намерены поэтапно вводить углеродный налог. Если не скорректировать тренд на снижение эмиссии парниковых газов, то конкурентоспособность казахстанской продукции на экспортных рынках будет ухудшаться. Упор в своем выступлении Нариман Маннапбеков сделал на угольную проблему Казахстана, показав прекрасное знание и
сегодняшних реалий, и их предыстории. Импортеры казахстанского угля будут ускоренно сокращать его потребление. Внутреннее потребление также будет постепенно снижаться, и очень скоро стране придется искать ответы на болезненные вопросы.

Например, пора ли заниматься поэтапной консервацией действующих шахт и разрезов? Или организацией профессиональной переквалификации работников угольной отрасли, которых в стране более 28 тысяч? Некоторые моменты выступления главы представительства АБР можно расценить как критику казахстанской политики по декарбонизации. Например, он напомнил, что несколько лет назад начинался проект по утилизации метана угольных шахт, и некоторые организации представляли наработки по подземной газификации угля. Но, как деликатно выразился Нариман Маннапбеков, «в последнее время об этих проектах мало информации». Зная местные практики, можно предположить, что проекты свернуты. Зато пока Казахстан упускал время, ряд стран – Китай, Япония и Австралия – уже наработал успешный опыт применения этих технологий.

– Учитывая, что парниковый эффект от метана в 28 раз сильнее, чем от углекислого газа, предлагается возобновить обсуждение темы утилизации метана и перейти к практической стадии реализации в этом секторе. Назрела и острая необходимость вывода угля за пределы рынка энергоресурсов и развития новых сфер его использования, – заявил господин Маннапбеков. Пересеклись в его выступлении тема зеленой энергетики и давняя проблема хронического недофинансирования казахстанской науки. Институт химических наук
имени Бектурова, заметил эксперт, работает над задачей утилизации хотя бы какой-то части добываемого в стране угля, у ученых уже есть наработки по его использованию
для улучшения плодородия почв. Но «не теряет актуальности вопрос финансировании этих прикладных исследований»: расходы Казахстана на НИОКР составляют лишь 0,12
процента. В то же время многие другие страны с уровнем доходов выше среднего расходуют на эти цели не менее двух-трех процентов от ВВП. Конгресс показал, что международные
организации и банки развития относятся к проблеме декарбонизации в Казахстане очень внимательно и постоянно ее мониторят. Что же их казахстанские визави? Они тоже серьезно думают над этим и имеют ряд интересных идей. Например, что казахстанская медь может оказаться полезной для чистых энергосетей Европы, или что в климатической проблематике нужно четче выделить гендерный аспект.

Игорь МИХАЙЛОВ

Комментарий