Детектив

ОГРАБЛЕНИЕ БАНКА В ГОРОДЕ ВЕРНОМ

Летом 1904 года Савва и Батай встали пораньше и пошли на ограбление банка. Вокруг было темно, светила луна. Со стороны верненской мужской гимназии ревели ослы. Савва сосредоточенно думал на ходу. Батай зевал, чесал живот и отгонял гнуса.

Русско-Туркестанский банк в городе Верном открылся недавно, в прошлом году. Савва там еще не бывал. Но вот Дека, дальний родич Батая, служил в Пугасовской текстильной мануфактуре по финансовой части. Ходил получать деньги по ведомости. Служащий открыл дверь в хранилище, так там облигаций видимо-невидимо.

– Я и не знал, что столько денег бывает, – сказал Дека. С тех пор Савва спал и думал, как попасть в хранилище. Родом он с Поволжья. Истинное имя – Савостий. Юн да зелен еще. После неприятной истории с хищением оружия у донских казаков поседел на всю голову да подался в дикие туркестанские края.

Почти сразу по приезду встретил Батая. Тот несколько раз попался на барымте в окрестностях
Аулие-Аты. Сбежал в Верный. Они сразу сошлись. Савва, толстый и большой, и Батай, невысокий и жилистый. Долго принюхивались, где можно достать денег. Пока, наконец, не остановились на Русско-Туркестанском банке. Тот же Дека рассказал, что там с задней стороны примыкает лавка скобяных товаров. Можно пролезть с крыши в здание банка.

В ночь на воскресенье, когда в банке нет народу, приятели отправились «потрошить богатого карпу»,
как выразился Савва. На грязных, кое-где мощеных камнями улицах было темно, даже свет луны не спасал. Керосиновые фонари редкие. Когда проходили мимо домов, за заборами лаяли сторожевые псы. Раз навстречу прошла усталая лошадка. Она тащила грохочущую колесами телегу «золотарей» со зловонной бочкой. На облучке сидели двое рабочих. Вскоре грабители вышли на Купеческую улицу.

Вдоль дороги стояли торговые дома и казенные присутствия. Где-то вдали дом военного губернатора.
Приятели остановились на углу Сергиевской улицы.

– Вон он, банк, – показал Батай. От него несло чесноком и кислой капустой. Савва перед «прожектом»
много не кушал, а вот Батай всегда плотно трапезничал. Длинное вытянутое двухэтажное здание из желтого кирпича. На фасаде вывеска. Что написано, в полумраке не разобрать. Перед оградой ишак опустил
голову к земле. Налетчики обошли здание. На окнах первого этажа чернели решетки.

– Тихо как, будто на погосте, – пробормотал Савва. – Где у них сторожа? Батай беззаботно щелкал семечки.
За банком и впрямь обнаружился магазин. Над дверью вывеска «Лавка А.М. Бойковъ». Приятели осмотрелись. Здесь, в глубине улочки, совсем темно. Изгороди по левую руку освещала луна.

Собак не слышно. Они перелезли через забор и сразу прыгнули на крышу лавки. Сначала Савва. Батай полз следом, сопел и чавкал.

– Ты можешь хотя бы сейчас не жрать? – спросил Савва.- Угу, – ответил Батай и чавканье ненадолго прекратилось.

Далее пошли по крыше. Савва ступал легонько, а Батай грохотал по покрытию. Со всех сторон, как
будто ждали, немедленно отозвались собаки. Оказывается, их тут было немало.

– Тише ты! – зашипел Савва. Батай остановился и засмеялся. Постояли. Собаки успокоились. Вроде все тихо.
Подошли к краю крыши. Банк оказался напротив. Савва достал веревку. Размотал кольца, швырнул
наверх, зацепил за выступ. Дернул, вроде затянулась.Окна банка находились прямо перед ними.

– Ну, я пошел! – сказал Савва. Батай кивнул в ответ. Савва прыгнул, поджав ноги и держась за веревку. Немного не рассчитал и влепился в стену рядом с окном. Охнул от удара. Сзади на крыше лавки хихикнул
Батай. Немного придя в себя, Савва толкнул створки окна.

Сначала не поддавались, а потом отворились. Савва залез внутрь, помогая себе ногами. Только поднялся с пола, как в окно без веревки прыгнул отчаянный Батай. Не долетев, чуть не упал, но успел ухватиться за раму. Савва за шкирку втащил его внутрь. Хорошо, что друг весом не шибко просторный.

– Ты чего не дождался, пока веревку кину? – спросил он. – Жить надоело? Батай лишь пыхтел в ответ. Савва помог ему встать. Они осмотрелись. Пустая зала, незаселенная. Голые стены и полы, большая двустворчатая дверь. Савва подергал ручку. Заперто.

– Ну что, ломаем? – спросил Батай. Савва поднял палец.
– Погоди-ка. Дека говорил, хранилище прямо посередине находится. Может, мы как раз над ним сейчас?
Батай вытащил ломик. Они быстро разобрали тонкие деревянные плашки, выбили небольшую дыру
в полу. Савва просунул в отверстие голову, осмотрелся. Такая же комната, погруженная в мрак. У стен лежали набитые деньгами мешки. Савва вытащил голову обратно, поцарапавшись о края, и поглядел на Батая сияющими глазами.

– Есть! То, что надо! Батай тоже заглянул в дыру. Выпрямился, широко улыбаясь. Радостно пихнул Савву в грудь.

– Молодцом, чертяка! Некоторое время они хохотали, толкая друг друга. Наконец, Савва посерьезнел:
– Ладно, надо «прожект» делать. Он попробовал пролезть вниз, но плечи не поместились. Отколол ломиком еще несколько плашек, ударил в каменное перекрытие и расширил дыру.

– Хватит, я пролезу, – Батай нетерпеливо рванулся вниз. И вправду проскользнул ужом, хотя и ободрал одежду. Савва остался наверху, чтобы вытащить мешки и товарища. Только Батай схватил мешок, как в коридоре первого этажа послышались голоса. Зазвенели ключи.

– Охрана! – прошептал Савва. – Быстрее давай! Только тихо! Батай подбросил мешок. Разумеется, Савва не
успел схватить. Мешок рухнул на пол, как показалось, с невероятным грохотом. А на самом деле, просто
негромко хлопнул.

– Аккуратнее, дубина! – отчаянным шепотом сказал Савва. Голоса приближались. Батай схватил мешок и, застонав, подбросил снова. Савва впился пальцами, как когтями. Перехватил за узел, тяжело дыша, вытащил на второй этаж.

– Ты где там? – спросил громко Батай. Савва глянул в отверстие. Подельник стоял внизу, с другим мешком наготове. Савва спустил ему веревку. Голоса в коридоре умолкли. Неужели прислушиваются к шуму?
Батай подбросил мешок. Савва схватил его, чуть не свалившись вниз. Тоже взялся поудобнее и вытащил.
Батай схватил третий мешок. У двери снова зазвенели ключи.

– Брось его! – зашипел Савва. – Два хватит! Батай замотал головой.

– Брось, кому говорю! – повторил Савва, как будто отбирал кость у непослушного пса. – А то не успеешь
вылезти. Батай досадливо крякнул, швырнул мешок на пол и схватился за веревку. В двери щелкнул замок. Савва еле успел вытащить друга наверх, когда внизу открыли дверь, в комнате вспыхнул свет фонаря и кто-то сказал: – Я тебе говорю, какие-то голоса слышал…

Грабители, затаив дыхание, лежали возле дыры в полу и молчали. Снизу доносились негромкие голоса.
Трепетал слабый свет фонаря. Батай сунул в рот кусочек курта и принялся жевать. Савве показалось, что
его могут услышать и он сжал товарищу руку. Батай перестал жевать.

– А еще мне слышалась какая-то возня… – добавил внизу голос. Луч фонаря шарил по комнате.
– Нет, вроде все в порядке, – наконец, сказал внизу мужской голос. Савва облегченно выдохнул. Глянул, улыбаясь, на Батая и заметил, что тот собирается чихнуть. Тут же зажал другу рот и нос. Батай выпучил глаза и пытался освободиться, но не смог. Внизу хлопнула дверь и заскрежетал замок. Савва отпустил друга и тот оглушительно чихнул. Савва прислушался. Нет, кажется, шума не заметили. Они вскочили и потащили мешки к окну. Один за другим вывалили наружу. Спустились по веревке, ободрав ладони.

На первом этаже снова вспыхнул свет, послышались крики.

– Они все-таки заметили пропажу! – крикнул Савва.

– Бежим отсюда! Они закинули рваные мешки на спины.
– Тяжелый… – пробормотал Батай, качаясь.

– И как я его кидал еще?
– Быстрее, – повторил Савва. Они отошли прочь от магазина. Вокруг снова всполошились собаки. Савва согнулся под тяжестью мешка. Кое-как вышли на главную улицу, и Савва увидел у изгороди ишака.
– Клади мешки на скотину, – сказал он. Из здания банка снова послышались крики. У Батая остался кусок веревки. Они быстро скрутили горлышки мешков друг с другом, взвалили на ишака по бокам. Савва снял поводья с изгороди, потянул. Ишак глядел в землю, молчал и не двигался с места. В банке загорелись фонари.

– Ну же, пошли, – сказал Савва и потянул поводья изо всех сил. Батай уперся ишаку в зад и толкнул.
Ишак продолжал стоять, рассматривая грязную дорогу. В банке засвистели короткие трели.

– Пошли, тупая скотина! – прохрипел Савва, таща ишака. Крики уже слышались на улице, свет фонарей
мелькал меж заборов. Поводья лопнули. Савва повалился на землю. Ишак лягнул Батая в грудь и побежал в темноту. Савва вскочил и помчался вслед за ишаком. Батай поднялся и, шатаясь, побрел за ними. Около городской управы Савва нагнал животное, схватил за остатки поводьев и повел по улице. Батай нагнал их и пошел рядом, тяжело дыша. Собаки лаяли во дворах, а в конюшнях ржали лошади. Пахло хлебом.

– Я весь испачкался в ослином навозе, – пожаловался Батай.

Они пришли домой, дали ишаку пинка и втащили мешки в комнаты. Зажгли свечи и дрожащими руками развязали узлы. В одном мешке оказались сухари, в другом – баранки. С горя они выпили водки и завалились спать. Утром их разбудил околоточный.

– Вы чего это опять натворили, сквернавцы? – спросил он, покручивая седые усы.
– Мы, того, спали всю ночь, – тут же ответил Савва.
– Как истые младенчики, вот те зуб!
– Ага, – подтвердил Батай. – Не шевельнулся никто. Околоточный вздохнул. Поглядел одним глазом на
мешки, поправил саблю и сказал:

– Пошли, бедокуры! Ночью в мукомольной артели два мешка стибрили. Вот они лежат, с печатями сургучными. Ваших рук дело, как посмотрю.
– Как в артели? – поразился Савва. – Разве ж не в банке?
– В каком банке? – спросил околоточный. – Ах вы ж, шельмецы, вот куда метили! Так он же переехал,
банк ваш! Уж дней пять как прошло! Там временно артельные склады для провианта разместили.
Он вывел понурых грабителей из дома в горячее солнечное утро. Во дворе росли яблони, на ветвях
тяжелели ароматные красные плоды. Околоточный сорвал одно яблоко, пробормотав: «созрели почти, в
августе-то месяце…». Потер о рукав, сочно откусил. Старушка-домохозяйка выглянула из окна, покачала головой.

– Эх, Саввушка, Батавушка! Опять, чай, набузили где-то?!
– Ага, – ответил, жуя, околоточный. – Теперь не отделаются, голубчики!
– Слышь, служивый, – поднял голову Савва. – А как ты нас нашел так быстро? Видел, что ли? Околоточный усмехнулся.

– Эх вы, мародеры! Вы, когда крадете, хоть назад оглядывайтесь! Вона, наследили за собой, целую дорожку навалили! Он указал на улицу, на которой через равные промежутки лежали баранки и сухари. Они образовали на земле цепочку, ведущую, наверное, от банка до самого дома грабителей. Голуби и воробьи рвали хлеб на кусочки. Савва схватился за голову, а Батай сунул в рот кусок пирога. Околоточный повел их в участок, «оформлять матерьялы». Во дворах запели петухи. Над городом Верный занималось пронзительно чистое утро.

Алим ТЫНАЛИН

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично (1орташа баға | оценок, среднее: 5,00ішінде | из 5)

Загрузка...

Комментарий