Детектив

ДЕТЕКТИВ: ЧЕРНАЯ ЕЛКА

Электронную почту Департамента полиции г. Алматы всегда забивало всякой чушью. Дежурный уже успел вдоволь начитаться сообщений и о призраках, и об угрозах, чего туда только не поступало. Так что, когда на электронную почту пришла эта странная открытка, никто сначала и внимания не обратил на то, что за ней кроется.

«Организация «Черная елка» поздравляет Департамент полиции г. Алматы с наступающим Новым годом и желает раскрыть это страшное преступление. Учимся у лучших…»

Я только ухмыльнулся, когда увидел эту открытку у себя в почте. Посетовал на глупых коллег в дежурной части и немедленно распорядился впредь не отправлять мне подобные сообщения. Следователю моего уровня и стажа было пока невдомек, при каких обстоятельствах мне придется снова открыть это сообщение.
Из рапорта, предоставленного криминалистом Алиевым Сакеном старшему следователю Департамента полиции г. Алматы Нуркееву Серику: «…В частном доме, расположенном в Алматинской области обнаружены семь трупов. Отец семейства – Бекжанов Адилет, его супруга -Бекжанова Лилия, двое детей – Алдияр и Данияр, семи и девяти лет соответственно, личный водитель семьи и два телохранителя.
Признаков насильственной смерти нет, вскрытие всех семи трупов показало сильнейшее отравление. Все члены семьи погибли примерно в одно и то же время, сидя за столом, предположительно от удушья неизвестным газом. У детей глаза перевязаны черной тканью. Тела водителя и телохранителей были
обнаружены в гостиной. Из дома пропали все украшения. Камеры видеонаблюдения выведены из строя, все записи изъяты. На вскрытом сейфе преступники оставили открытку с елкой и шприцем…».

СМЕРТЕЛЬНАЯ МЕТКА

Увидев открытку, я сразу бросился к компьютеру и нажал на сообщение, которое сам же не так давно отправил в спам. Я перечитал это короткое «поздравление» несколько десятков раз, прежде чем зажмуриться и откинуться на спинке кресла. Грабители-убийцы. Вот тебе и подарочек на Новый год. Даже подпись оставил на месте преступления, чтобы все точно знали, кто это… Все члены семьи погибли, находясь за столом. Признаков насильственной смерти нет. Как это могло произойти? Подобные преступники – оставляющие подобные метки на месте преступления – это отдельная каста преступной иерархии. Метка –
это всегда что-то говорящее само за себя. У них всегда каждый символ что-то значит или что-то олицетворяет. Мне и всей полиции Алматы бросил вызов очень опасный преступник, методы работы которого все еще абсолютно неизвестны. Учимся у лучших – что это значит? У лучших преступников? Я, по долгу службы, расследовал разные дела и слышал о разных преступлениях, но ни с чем подобным не сталкивался.
Все члены семьи и, так называемый, обслуживающий персонал, погибли примерно в одно время так, будто занимались в это время чемто повседневным. Кто это может быть? Друг семьи? Дверь не взломана – то есть преступник имел в дом свободный доступ. Чтобы пустить газ по всей площади дома, нужен целый баллон. Пришел, не вызвал ни у кого подозрений, пустил газ, убил всех и ушел, так получается? Да и как он
смог это сделать? Картинка происходящего никак не складывалась в моей голове. Я ушел домой, снова и снова прокручивая в голове этот сценарий. Завтра, на совещании мне нужно будет выдвинуть хоть одну, пусть и дохлую догадку.

Следующее утро для меня началось не тогда, когда я открыл глаза, принял душ или сел завтракать. По-настоящему мне удалось ощутить новый день тогда, когда захлопнулась дверь кабинета моего разъяренного начальника, злобно уставившегося на меня с черной елкой на открытке в руках.

– Я не знаю, как ты будешь их ловить, но лучше бы тебе хорошенько постараться. Долго держать это преступление в секрете я не смогу. Рано или поздно подробности выльются в интернет, а затем и в СМИ. Опасные грабители, промышляющие в городе. Знаешь, чем это грозит в канун праздников? Народ и так устал от этого коронавируса и бесконечных запретов на въезды и выезды.

– Он играет с нами. Перед прошлым преступлением он отправил открытку на почту. Возможно, в картинке что-то есть. В любом случае, будем думать, что можно сделать. Подобная каста преступников, присылающих
загадки, все равно рано или поздно ошибается. Это вопрос времени.

– «Учимся у лучших» – что это значит?

– Возможно, подражает кому-то. Сказать пока сложно. Когда поймем, о ком он говорит, тогда и сможем выйти на его след.

– Даю вам ровно месяц. Ты будешь работать в паре с оперуполномоченным Диасом Саганиевым.

Услышав это имя, мне сразу стало легче. С Диасом я работал уже несколько раз. Его проницательный ум позволял находить даже самых изощренных убийц и маньяков. Диас умел думать не как все – как-то иначе. Его недюжинный талант сейчас пришелся бы как нельзя кстати.

ЕДИНИЦЫ И НУЛИ

Мы встретились с ним через несколько часов в моем кабинете и сразу взялись за обсуждение. Через полчаса после начала нашей совместной работы в комнату, задыхаясь, вбежал дежурный. – Откройте почту, это срочно. Новая открытка. Я сразу ринулся к компьютеру и уже через несколько мгновений увидел новое сообщение, с той же самой открыткой внизу страницы: «Вижу, в первый раз вы отнеслись к моему
сообщению несерьезно. Ведь не я убиваю этих людей. Их убивает ваша халатность… Взгляните на проблему глубже… Единицы и нули…»

– Опять эти чертовы загадки. Что с ним не так? – с недоумением спросил я.

– Знаешь, что мне интересно в истории с первым убийством больше всего? – спросил Диас, обращаясь в пустоту.

– Зачем они перевязали детям глаза?

– В начале двадцатого века существовала легенда, что сетчатка глаза может запечатлеть последний кадр жизни человека. Некоторые преступники вырезали жертвам глаза, чтобы не быть таким образом опознанными. Бред сивой кобылы, конечно, но возможно это факт как-то связан с преступлением.

– Но почему глаза завязаны только у детей?

– Возможно, чтобы дети не видели смерть своих родителей.

– Это не логично, так как все скончались одновременно… Весь день, таким образом, прошел у нас в
дискуссиях и спорах. Все остальные дела были временно отложены в долгий ящик. Преступник, против которого предстояло сражение, был слишком уж пугающим. Во второй половине дня Диас вошел в
кабинет с несколько озадаченным видом. «Взгляните на проблему глубже… Единицы и нули», – пробормотал он. Диас медленно подошел к компьютеру и взглянул на экран.

– У меня есть идея. С точки зрения программирования, все объекты в компьютере – это лишь набор определенных символов. «Единицы и нули»… Может он хочет, чтобы мы посмотрели на картинку не с визуальной точки зрения. Попробуй открыть ее в текстовом редакторе. Возможно, подсказка кроется там.
Текстовый редактор преподнес шикарный сюрприз. Среди тысячи неизвестных символов, написанных на неизвестных языках, в самом конце графического кода, мы обнаружили адрес, написанный на латинице.
«Makatayeva 117/40».

– Срочно, высылаем туда наряд! – сорвался я с места и побежал к начальнику.

– Распорядись, чтобы все были в масках, если они сейчас там, газ может зацепить и кого-то из наших! – крикнул мне Диас в догонку. Телефонный звонок, прозвеневший через двадцать минут, сообщил то, что я больше всего боялся услышать.

– Они мертвы. Отец, мать и ребенок. Все мертвы. Скончались примерно в одно и то же время, сидя за столом. Работают криминалисты, но по предварительной версии – удушье газом. На комоде в спальне открытка, – сообщил ему первый попавший на место преступления полицейский. Старший сержант Рыскалиев.

– У ребенка завязаны глаза?

– Да…

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Я обхватил голову руками. Слишком долго мы разгадывали этот странный ребус. Мы не успели их спасти. Неистовая ярость наполнила мою грудь. Я хотел лично четвертовать каждого, причастного к этому преступлению подонка. Больше права на ошибку у меня нет. Теперь, когда я понял, как они предупреждают нас об убийствах, я должен арестовать всех и каждого. Диас уже несколько часов сидел за столом,
подперев голову руками.

– Я не понимаю, как они заходят внутрь. Почему все жертвы никак на них не реагируют, – сказал он с горестью.

– Никаких следов борьбы. Они как-будто негласно соглашаются со вдохами этих газов.

– Все как у Акунина, – тихо произнес практикант-первокурсник, который сидел в углу моего кабинета и делал опись документов для сдачи их в архив.

– Как у кого? – спросил я недоуменно.

– Борис Акунин. Лучший мастер детективов на русском языке, – сказал он, не поднимая глаз. Мы с Диасом посмотрели друг на друга и медленно перевели взгляд на этого неприметного юношу. «Учимся у лучших», – подумал я, сразу вспомнив эту фразу.

– И что же там похожего?

– Ну, у него есть роман «Левиафан». Там тоже убили и обворовали большое семейство. Примерно таким же способом. Все погибли примерно в одно и то же время.

– И кто это сделал?

– Я не дочитал роман до конца. Но, по-моему, доктор. Он ввел всем внутривенный яд. Диас вскочил на стуле с выпученными глазами.
– Ну, конечно! Кому каждый может без
лишних вопросов открыть дверь и позволить
войти внутрь?
– Врачу?
– Не просто врачу. Ну, сам посуди. Ситуация с ковидом с каждым днем становится все страшнее. Сотни людей в масках и с распылителями ходят по домам и квартирам, предлагая дезинфекцию.
– Но во время дезинфекции люди, как правило, выходят из помещения.

– Да, согласен. Но прежде чем попросить их выйти, они проводят профилактическую беседу. А в это время просто молча распыляют газ. Сами от этого не страдают, так как все время носят надежные респираторы. Все сходится! Вроде все действительно сходилось. Версия Диаса казалась самой правдоподобной,
которой мы располагали на данный момент. Теперь оставалось дождаться следующей открытки. Составить план-перехват и арестовать грабителей-убийц. Черная елка не заставила себя долго ждать. Через несколько дней мне на почту поступила новая открытка: «Полиция бессильна. Из раза в раз вы показываете свое скудоумие. Возможно, если бы в полицию набирали по конкурсу, а не по объявлениям в газете, спать гражданам было бы спокойней». Переведя открытку в текстовый редактор, мы обнаружили новый адрес: «Казыбек би 138/22».

ФИАСКО

Оперативная группа расположилась на предполагаемом месте следующего преступления через полтора часа после того, как на мою почту пришла новая открытка. Обычные машины, обычные зеваки, никакой полицейской формы. Наша задача – поймать этих лжеврачей с поличным. Мы с Диасом сидели в старой Вольво на въезде во двор в течение нескольких часов в гражданской одежде. Наши взгляды приковал подъезд, в который должны были войти преступники. Я готов был сидеть здесь днями. Мысли о преступлении никак не выходили из моей головы. Хозяину квартиры мы дали специальный пульт, нажав на который (при
виде санитаров с распылителями), он смог бы вызвать нас и всю оперативную группу. – Все равно не понимаю, зачем они завязали детям глаза? – спросил я не отводящего взгляда от подъезда Диаса.

– Поймаем их и узнаем. Мне кажется, что глаза им завязали уже после того, как убили. Это же явные маньяки, сложно понять, что у них на уме.

– А почему «Черная елка»?

– Они появились за месяц до нового года. Черная елка символизирует праздники. Черный новый год для тех, кого они поздравляют. Шприц символизирует «медицинский» характер преступлений. Жертв убивают врачи-санитары.

– Слушай, мы вот-вот должны их поймать. После этого нам и премию дадут, и пару лишних выходных можно будет выпросить, что будешь делать на новогодние праздники?- спросил я с некоторым задором.

– Пообещал сыну игровую приставку, если хорошо закончит вторую четверть. Накрою стол, закажу Деда Мороза. Кстати, заходи, если что.

– Закончим с этим делом и обязательно отметим это вместе, – сказал я, откидывая спинку водительского кресла. На улице не было практически никого. Редкие толпы студентов, дворников, аниматоров в
костюмах дедов морозов и торговцев овощами еще шныряли по улицам туда-сюда, но санитаров в белых халатах не было даже близко. Я прикрыл глаза на несколько мгновений, пока рука не дрогнула от долгожданного вызова. Пульт зазвенел внезапно, разрываясь в руке очередью гулких звуков. На весь двор
поднялся шум от полицейских сирен. Несколько человек сразу же вбежало в подъезд. Пульт нажал не хозяин квартиры. Один из полицейских, сидящих в засаде, увидел ловко прошмыгнувшего в подъезд санитара с каким-то баллоном на плечах. Я сразу очнулся, выбежал на улицу и устремился к подъезду вместе с Диасом. Вбежав на третий этаж, я увидел скрученного врача – своего старого друга Олжабаева Аскара, который до недавних пор работал в городской больнице №3, а ныне записался в ряды добровольцев, осуществляющих дезинфекцию, так как рук здесь всегда не хватало.

– Что ты тут делаешь? – вскричал я, когда узнал старого товарища, с которого только что стянули защитную маску. – Я поднимался на верхний этаж, чтобы произвести плановую дезинфекцию подъезда, как вдруг на меня накинулся целый наряд полиции. Что случилось? Я требую объяснений! Аскар был одним из самых честных людей, из всех, что я знал в своей жизни. Я не мог поверить, что он мог пойти на что-то подобное.
– Я должен арестовать тебя и изъять все твое оборудование. Прости, но я должен это сделать.
– Ты его знаешь? – спросил подбежавший Диас.
– Никакого опасного газа там нет, – сказал я
тихо, – экспертиза это покажет. Гул мы подняли
на весь двор и, скорее всего, спугнули настоящего преступника.
– Почему ты так уверен, что это не он?
– Потому что слишком хорошо знаю этого человека. Фиаско. И без экспертизы я понял, что Аскар – не убийца.

ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ

Не успели мы с Диасом вернуться в отдел, как на почту вновь пришло неоднозначное письмо. «Вы не так глупы, как я думал, но поймать меня вы все равно не смогли. Я всегда буду на три шага впереди. Вы никогда не сможете раскрыть это преступление… Черное и белое». – Опять эта идиотская картинка! – вскрикнул я. – Он издевается над нами? – Открывай в текстовом формате. Но на этот раз ничего, кроме графического
кода обнаружено не было. Преступники поняли, что мы знаем, каким образом они шифруют сообщения, и на этот раз выбрали другой способ шифровки.

– Ну, тут уж совсем все просто, – сказал Диас. – Черное и белое. Ну-ка, переведи картинку в негатив.
– Сейчас попробуем. Диас оказался совершенно прав. Черная елка и шприц под ней окрасились в белый
цвет, а справа от шприца выбилась тонкая черная надпись, указывающая на очередной адрес. Мы попытались внимательнее всмотреться в нее, как внезапно Диас расхохотался, откинувшись в кресле.
– Что случилось? – спросил я с недоумением. – Это мой адрес. Они хотят убить меня, – продолжал Диас, смеясь и корчась.

– И что тут смешного? – Я лично их задержу. Вот и мой подарок на Новый год. Они сами придут ко мне в руки.
Мне нужно ехать домой. Срочно подготовиться к гостям. Возьму с собой пару тройку ребят. Позвоню тебе с места событий. Жди премии и повышения! – выкрикнул он. По телу пробежала легкая дрожь. Преступники будут действовать в самое ближайшее время, но Диас сможет к ним основательно подготовиться. Неужели эта история закончится сейчас? Неужели мы наконец-то сможем остановить эту преступную группировку. Я
поехал домой. Захотелось принять душ, переодеться и направиться к Диасу. Все-таки, я заслужил быть частью этого задержания. Через несколько часов я уже подъезжал к его дому, как вдруг увидел на дисплее своего мобильного входящий звонок от Диаса.

– Я подъезжаю. Уже арестовали их? – Это сержант Рыскалиев. Диас мертв. Его жена и двое детей также мертвы, – сказал он ровным холодным голосом так, что мне пришлось резко остановить машину.
– Если это шутка, Я устрою тебе такой новый год, который ты никогда не забудешь. – Они обнаружены в гостиной. Почерк Черной елки. Это не шутка. Быстрее приезжайте сюда. Я был на опознании своего коллеги, друга если угодно. Мое сердце сжималось от осознания своей беспомощности и бесполезности. Самый сильный союзник в этой битве мертв. Гонка за призраком с каждым днем становится все кошмарнее.
Придя домой, я не обнял жену, не поцеловал дочь. После ужина, я медленно опустился в кресле и закрыл глаза.

– Папа, а в этом году мы пойдем в гости к Дине? – спросила меня старшая дочка.
– В этом году Дина не сможет принять нас, – сказал я, проглотив последнее слово, и пытаясь сдержать слезу. Дина – покойная дочка Диаса, которая дружила с моим ребенком.
– Жалко. Просто она хотела лично открыть дверь Деду Морозу в костюме Чудо-женщины! Я думала, она расскажет мне об этом. В эту секунду я понял все. Буквально все. Картинка всех прошлых преступлений теперь выстроилась передо мной в настолько очевидном свете, насколько это только возможно. Истина, как говорил Пелевин, настолько проста, что за нее даже обидно.

СЧАСТЛИВОГО НОВОГО ГОДА

Через несколько дней, в канун самого нового года, аниматорское агентство «Lignum Nigrum» получило на почту заявку на выступление Деда Мороза. Некто заказал всю бригаду и, судя по всему, готовился к масштабному празднику для детей. Дверь в небольшой одноэтажный дом была открыта и закрылась на толстую щеколду сразу после того, как вся актерская труппа вошла в дом. Стекла были заклеены черной
пленкой. Свет внутри дома тускло выбивался из небольшого зала. Под старой люстрой стоял круглый стол,
за которым сидели человек в полицейской форме и несколько оперативников.

– Мы пришли на заказ, – начал, судя по всему, главный аниматор.

– О, вы как раз по адресу, – сказал я и медленно встал со стула. – Lignum Nigrum – Черная елка, в переводе с латыни. Как же близко истина бегала у меня под носом.

– Что происходит? Нам сказали, что будет семейный праздник.
– Я оценил ваше остроумие и все-таки смог разгадать все отправленные мне ребусы, – начал я неспешно, добавляя ситуации больше драматизма.

– Теперь я понимаю, что мы с самого начала ловили не тех преступников. Все убитые люди – это семьи, которые заказывали вас на Новый год. Почему у детей были завязаны глаза? Дети сами завязывали глаза в ожидании подарков на столах, в рамках подготовленного вами конкурса. Вы везде смогли бы протащить баллон с газом в своих мешках без каких-либо подозрений. Не страдали от газа вы, судя по всему, потому что носите мощные респираторы, прикрытые густой седой бородой. Люди сами открывали вам дверь, садились за стол и, становясь частью бессмысленного маскарада, медленно умирали.

– У вас, конечно, есть доказательства?

– Они в ваших мешках, точнее в баллонах, находящихся в ваших мешках. Это докажет соответствующая экспертиза. Вы все арестованы и обвиняетесь в массовых убийствах и ограблениях. Запомните этот Новый год. На свободе теперь вы появитесь не скоро. Больше никто от вас не пострадает. Я довольно быстро произвел задержание преступников, вышел на улицу, и, глубоко вздохнув, посмотрел на небо, вспоминая безвременно ушедшего товарища. Мы победили, друг мой. Мы победили! Счастливого Нового года!

Серик НУРКЕЕВ

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично МАТЕРИАЛДЫ БАҒАЛАҢЫЗ | ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ

Загрузка...

Комментарий