Бас тақырып | Тема дняЖаңалықтар | Новости

ВОЗВРАТ В ЭПОХУ РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ?

По данным организации Walk Free, которая занимается проблемами современного рабства, количество рабов на планете сегодня составляет порядка 46 млн человек, это даже больше, чем было в XIX веке. Ежедневно в Алматы из регионов и стран ближнего зарубежья устремляются на заработки тысячи человек. Часть из них попадает в трудовое рабство. Ситуацию по данной проблеме и о недостатках законодательства РК, прокомментировала Директор общественного фонда «Родник» Нина БАЛАБАЕВА.

НЕВОЛЬНИКИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Общественный фонд «Родник» активно сотрудничает с посольствами и консульствами Кыргызстана и Узбекистана. Эксперт рассказала, что часто сами посольства и консульства обращаются за помощью в «Родник». Кроме того, «Родник» сотрудничает с ДВД города Алматы, с отделом по борьбе с торговлей людьми и миграционной полицией. Для описания подневольного труда в наши дни вместо слова «рабство» чаще используется понятие «торговля людьми», поделилась Нина Балабаева.

– Цель любого рабства – это получение прибыли, эксплуатация человека по максимуму и на этом заработать большие деньги. Неслучайно торговля людьми попадает в тройку самых прибыльных в теневом бизнесе. Первое место занимает торговля оружием, на втором месте – торговля наркотиками, а третье место занимает торговля людьми.

Данная проблема не обошла и нас. Казахстан является страной назначения, она более стабильна в экономическом плане по сравнению с другими странами Центральной Азии. К нам люди, в большинстве, приезжают в поисках заработка из соседних стран, таких как Киргизия и Узбекистан, часть из них попадает в
рабство. Больше всего пострадавших от рабства приходится на граждан Узбекистана, – отметила Нина Балабаева.

Тренды рабства меняются, если до начала 2000-х наши сограждане получали приглашение поработать за границей, затем с устойчивым подъемом экономики республики наши граждане находили приемлемую работу в Казахстане, и сейчас мы вновь наблюдаем рост числа казахстанцев, желающих выехать на
работу в дальнее зарубежье. За последние пять лет участились случаи вывоза казахстанцев для эксплуатации их в Бахрейне, Южной Корее, Турции, ОАЭ и других странах,- уточняет эксперт. Стандартная схема – это вербовка, перевозка и эксплуатация. Знакомый или незнакомый человек предлагает работу,
обещая приличный заработок. А также стала актуальной интернет вербовка. Помимо этого, заманчивые ценовые предложения можно найти на порталах, где предлагаются органы и дети. В свою очередь, на работу в Казахстан едут не только с Центральной Азии.

– Мы помогали и китайским гражданам, они работали в Алматинской области на кирпичном заводе. Их пригласил соотечественник для работы, и они трудились и жили в невыносимых рабских условиях. Был случай, когда мы также помогали филиппинкам. Они приезжали работать по договору и оформлялись
как гувернантки, но при приезде у них отбирали паспорта, не давали общаться с родственниками и близкими, и договоренности не соблюдали. Позже они смогли убежать и обратились за помощью в посольства Филиппин в Москве. И мы совместно с международной организацией по миграции оказывали им помощь,
– поделилась Нина Балабаева.

Пандемия и рынок труда

По данным ОФ «Родник» многие люди, которые приехали в Казахстан работать столкнулись с трудностями во
время пандемии коронавируса, а также в этот период многие «рабы», в буквальном смысле оказались на улице.

– Мы также не были готовы, как и мигранты, не ожидали, что они могут так пострадать от введения чрезвычайного положения и последующего карантинного режима. Трудовые мигранты были ограничены в передвижении, не могли выехать в другой город или возвратиться на родину, по сути они оказались «в ловушке». Большинство мигрантов оказались без работы, как и казахстанцы, однако, их положение
усугубляло то, что они не находились у себя на родине. В то время как казахстанцам помогало государство, они могли обратиться к родственникам за помощью, а люди, которые приехали на заработки, не могли найти работу и средства для проживания, а также возвратиться на родину. Мы оказали гуманитарную помощь более 500 мигрантам, которые оказались в Алматы и Алматинской области. Работали с генконсульствами Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана в Алматы, а также с этнокультурными центрами, чтобы подготовить списки оказавшихся в сложной ситуации людей из этих стран и оказать им гуманитарную помощь. Помимо этого, наш фонд получил информацию от ОФ Узбекистана, о гражданах Узбекистана, которые стали жертвами торговли людьми, а они в свою очередь обратились в управление криминальной полиции по Алматинской области. Жертвы рабства сбегали от своих хозяев, от невыносимых условий жизни и труда, и им приходилось жить на улице.

– К сожалению, опасаясь преследования со стороны бывших хозяев, жертвы рабства отказались писать заявление в правоохранительные органы,- сетует Н. Балабаева.

Портрет рабовладельца

Многие ошибочно полагают, что рабовладелец – это какой-то человек с отклонениями, садист, которому нравится держать у себя людей, однако, по словам эксперта, нет определенного гендерного признака. Рабовладельцем может быть как мужчина, так и женщина.

– Как правило, у такого человека система двойных стандартов. Он может быть примерным семьянином и ничем не выделяться в обществе, соседи и знакомые даже не подозревают о том, что он использует рабский труд и наживается на этом. Однако, когда они используют рабский труд, то для них человек ничто,
и зовут его никак. Как правило это люди в возрасте от 25 до 45 лет. ОФ «Родник» занимался кейсами,
когда гражданин Узбекистана занимался эксплуатацией своих соотечественников. Он набирал людей в Узбекистане и привозил в Казахстан, после продавал их для строительных работ, при этом зная
заранее, что им не заплатят за их труд.

– Очень много вербовщиков находится в Узбекистане. Сейчас правительство Узбекистана делает большие подвижки в области миграции, акцентирует внимание граждан на их безопасности. Если рассматривать всю цепочку, задействованную в торговле людьми, то к ним относятся охранники, эксплуататоры и так называемая «крыша». Люди, которые «крышуют», наделены определенными властными полномочиями, и на основании одного телефонного звонка они могут решить вопросы эксплуататоров, вернуть невольников туда, откуда их забрали сотрудники миграционной полиции. Это остается большой проблемой для Казахстана, и НПО поднимает эти вопросы на всех уровнях. Участковый на местах, как правило, видит, что эксплуатируется
человек, но зачастую закрывает на происходящее глаза. Сотрудники миграционной полиции рассматривают эксплуатируемых как нарушителей миграционного законодательства, – отмечает Н. Балабаева.
Сотрудники правоохранительных органов обязаны передавать дело специальным органам. К примеру, оперативный дежурный сообщает в криминальную полицию, а они в свою очередь выходят на неправительственные организации. Есть мировой стандарт – жертвоцентристский подход, т.е. с жертвами
работают организации, которые имеют прямое или косвенное отношение к проблеме торговли людьми и содействуют решению таких проблем.

У семи нянек дитя без глаза

В Казахстане насчитывается 20 организаций, которые непосредственно занимаются оказанием помощи жертвам торговли людьми. Есть 10 приютов, которые оказывают помощь пострадавшим. Также работает национальная «горячая линия» 116 16. Попавший в рабство человек может обратиться и позвонить на «горячую линию», а если у него отсутствует страх перед правоохранительными органами, то 102 работает
круглосуточно. В ОФ «Родник» мне рассказали, почему сложно наказать виновных. В основном, ссылки идут на то что, у следователей и дознавателей много дел и они слишком загружены. Второй момент, на который обращают внимание, это то, что в основе торговли трудовыми ресурсами во всем мире лежит коррупционная
составляющая. Третий момент – это страна назначения. Пострадавшие, которые даже обращаются с заявлением о возбуждения уголовного дела, торопятся домой. Отсутствует возможность для них работать и оставаться у нас до конца судебного процесса и ведения следствия.

– Пострадавшие все как один твердят, если была бы возможность работать в легальном поле, то они остались бы и помогали бы следствию, чтобы преступник не ушел от ответственности. Дела по торговле людьми зачастую длятся от года до полутора лет, – поделилась Н. Балабаева.

Корреспондент «ЮГ»
Нагашыбек БЕКДАИР
bek_niko@mail.ru

Комментарий