Бас тақырып | Тема дняЖаңалықтар | Новости

ЗАКОН КАК СТИМУЛ ДЛЯ РАСПАДА СЕМЬИ

Слепое копирование западной модели в вопросах профилактики семейно-бытовых конфликтов в семьях, где есть несовершеннолетние, может привести к утрате родителями естественного права на воспитание своих детей. О нерадужных перспективах рассказывает адвокат из
г. Петропавловска Елена Игнатенко.

Темой для обсуждения стал законопроект «О противодействии семейно-бытовому насилию», принятый в первом чтении депутатами маслихата Парламента РК. Будучи юристом, спикер обращает внимание на моменты в проекте закона, вызвавшие неприятие со стороны общественности и насторожившие правозащитников.

Как подчеркнула Е. Игнатенко, смущает расплывчивость понятия «насилие», и если вести речь о физическом насилии, то в новом законе отсутствует слово «противоправное». Следовательно, любое действие, не запрещенное Уголовным кодексом либо Кодексом об административных правонарушениях (к примеру, шлепок, одергивание ребенка за локоть), может быть расценено как физическое насилие. Кроме того, в законопроекте «О противодействии семейно-бытовому насилию» прописано, что неблагоприятные последствия для семьи грозят даже за озвучивание угрозы применения «физического насилия» в отношении ребенка. То есть в ситуации, когда ребенок балуется, игнорирует замечание, родитель не вправе будет сказать: «Ты у меня получишь!».

Поводом для реагирования со стороны уполномоченных органов может стать конфликт между родителями в присутствии их ребенка. В таких ситуациях сотрудник органов внутренних дел будет обязан в течение
часа доставить несовершеннолетнего в организацию, осуществляющую функции по защите прав детей, а эта организация должна будет в течение трех суток уведомить о нахождении у них ребенка органы опеки и попечительства. Далее уже органы опеки и попечительства решают вопрос о дальнейшем устройстве ребенка.

– И пока ребенок будет передаваться от одной организации к другой, родители должны будут бежать в суд, чтобы доказать: конфликтная ситуация, произошедшая в их семье, никоим образом не представляла угрозы
для жизни и здоровья их ребенка, – описывает механизм отбирания ребенка и последующего возврата его в семью Е. Игнатенко.

По мнению юриста, следует обратить внимание на противоречие законопроекта Закону «О браке (супружестве) и семье», где совершенно обоснованно предусмотрено, что ребенка могут забрать от родителей только при непосредственной угрозе его жизни и здоровью. То есть не в ситуациях, когда можно предполагать о возможной угрозе жизни и здоровью несовершеннолетнего, а когда есть тому доказательства.
Следующая форма жестокого обращения с детьми – это психологическое насилие (осознанное воздействие на психику). По словам юриста, инициаторы законопроекта не предусмотрели связку формулировки со
словом «противоправное».

– Безусловно, если я ответственно подхожу к воспитанию своего ребенка, я целенаправленно воздействую на его психику, чтобы сформировать какие-то личностные качества ребенка, – недоумевает юрист. Поскольку одной из форм проявления психологического насилия является шантаж, то часто используемая в воспитательных целях фраза «Если будешь хорошо себя вести, то я… (куплю, свожу и пр.)»
также может быть использована против родителей.

– Ведь если читать буквально данную норму закона, то это фактически шантаж, – разъясняет Е. Игнатенко.
Возмущает адвоката и то, что разработчики законопроекта ограничение волеизъявления ребенка предлагают признать формой психологического насилия, тогда как каждый взрослый человек понимает, что не любое волеизъявление ребенка ему же во благо. В этой инициативе юрист вновь усматривает покушение на естественные права родителей воспитывать ребенка по своему собственному усмотрению.

Экономическое насилие

Данное определение включает в себя несколько проявлений, в том числе ограничение права на обеспечение жильем, питанием, одеждой, получение медицинской помощи, образования, и согласно обсуждаемому проекту закона уполномоченные органы будут оценивать, должным ли образом родители обеспечивают ребенка всем необходимым либо ограничивают его права. В этом Елена Игнатенко усматривает вмешательство государства в бюджет семьи.

– Если родитель не имеет возможности в полной мере обеспечивать своего ребенка, то станет ли государство помогать такой семье? Возьмем ситуацию с дистанционным образованием, когда малоимущие, многодетные семьи не могут обеспечить каждого ребенка компьютером. К примеру, в Карагандинской области местные власти вынуждены были обратиться к предпринимателям с просьбой помочь таким семьям с приобретением компьютеров. Думаю, если государство не обеспечивает должный уровень благосостояния народа, который давал бы возможность родителям обеспечивать своих детей всем необходимым, то недопустимо
жестко подходить к вопросам выполнения родителями своих обязанностей по созданию условий для ребенка, – высказалась Е. Игнатенко.

Подводные камни

– Изменения вносятся и в другие законы, касающиеся прав детей, и, если их поддержат, у родителей несовершеннолетних детей появится серьезный повод для беспокойства, – отмечает юрист. В частности, в Закон «О защите прав ребенка» предлагается внести норму о запрете на дискриминацию прав ребенка, в
т.ч. родителями.

– Опасность законопроекта в том, что подростки, достигшие возраста полового созревания, смогут на условиях конфиденциальности получить любую информацию в области психического или репродуктивного
здоровья и, как результат, использовать ее во вред своему здоровью. Таким образом, закладывая приоритет интересов ребенка, принижая авторитет старшего в доме, государство способствует нарушению субординации в семье, – считает спикер.

Нововведения предлагаются по рекомендации ООН, но юрист видит в законопроектах тенденцию разрушения института семьи, разрушение фундамента общества.

– Закон тогда хорош, когда он четко разграничивает правомерное от запрещенного. В законопроекте «О противодействии семейно-бытовому насилию» необходимо четко разграничить, где реализация родителем
своего естественного права на воспитание и заботу о детях, а где он преступил закон.

Вот тогда уже у родителей несовершеннолетних детей не будет опасений случайно попасть в разряд насильников. Пока же законопроект этому условию не соответствует, – считает правозащитник. При этом юрист отмечает, что проект закона «втихую» принят мажилисменами в первом чтении, и такое отношение к законотворческой деятельности Е. Игнатенко возмущает. Основываясь на ст. 20 Закона «О правовых актах РК» («Особенности разработки и принятия нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и
обязанностей граждан»), юрист привела выдержку из нее: «В целях вовлечения некоммерческих организаций, граждан в процесс разработки проектов нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, образуются общественные советы в порядке, установленном Законом Республики Казахстан «Об общественных советах».

Таким образом, обсуждение законопроекта должно было пройти во всех регионах республики, но этой работы проведено не было. Обсуждение законопроектов в сфере защиты прав детей на уровне Парламента
РК продолжается.

Самира КИРЕЕВА

 

Комментарий