Детектив

УДАР КОПЫТОМ

Из протокола допроса Мираса Казенова, проведенного старшим следователем Департамента полиции г. Алматы Майором полиции Сериком Нуркеевым.

“Следователь: Расскажите, что произошло 16 июня 2026 года.

Свидетель: Я со своим другом, Нуржаном Касымовым, выехал в г. Капшагай на туристическую базу «Эдельвейс», в которой мы забронировали номера ранее.

Следователь: Что произошло на трассе?

Свидетель: Мы увидели молодую девушку, голосующую на трассе. Друг предложил ее подвезти, и мы остановились, чтобы подобрать ее. Как только подъехали, я увидел у нее копыта. Настоящие, конские копыта и хвост! Я закричал, что надо уезжать, и друг сразу заблокировал двери и поехал. Мы услышали сильный стук сзади. Как будто кто-то кувалдой ударил по металлу. Она скакала прямо за нами, даже когда друг
разогнался до 120 километров в час. Она догнала нас и прыгнула на багажник. Дальше я ничего не помню.

Следователь: Где примерно это произошло?

Свидетель: Может быть, двадцатый километр от города. Не вспомню точно.

Следователь: Вы останавливались где-нибудь по дороге? Может быть, обратили внимание на что-то необычное?

Свидетель: Нет. Друг заправился еще в городе. Ничего необычного мы не видели.

Следователь: Вы знаете где и в каком состоянии вас нашли?

Свидетель: Мне сказали, что я с сотрясением мозга лежал в кювете. Меня сильно избили. Мне повезло, что я не получил инвалидность.

Следователь: Вы знаете, где сейчас находится ваш друг, Нуржан Касымов?

Свидетель: Мне сказали, что он скончался в реанимации, его нашли рядом со мной. Его машины никто не видел…»

Очередной «висяк»

Еще три аналогичных протокола успел собрать Серик на своем столе за четыре месяца. Везде почти одна и та же история. Более 15 машин пропали без вести за этот короткий промежуток времени. Тех, кто сидел в машине, избивали и оставляли умирать на дороге. В этой истории изначально все шло как-то слишком странно. Работа следователя часто преподносила ему разные сюрпризы, зачастую неприятные и странные. Перед выходом на пенсию ему дали расследовать эту мистическую историю, которая, скорее всего, закрепится в его послужном списке как очередной «висяк»: никаких свидетелей нет. Людей убивают. Оставшиеся в живых все как один твердят про девушку с копытами. Сюрреализм какой-то. Но сам процесс расследования – это всего лишь половина беды. Новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы еще сильнее усложнили и до того незавидную и неблагодарную работу следователя. Теперь следствие обязательно должно вестись и на русском, и на казахском языках. Плевать, сколько томов уголовного дела
попадет к прокурору на стол. Без полностью переведенного материала он даже смотреть на дело не станет. Со всеми жертвами разбойных нападений теперь должны работать психологи, ведь после скандала, разразившегося в позапрошлом году, когда следователь довел до инфаркта престарелую бабушку, на которую напали во дворе ее дома, следователей не допускают к потерпевшим, пока они не получат на это санкцию психолога. Машину теперь можно досматривать только в специально отведенных местах в присутствии трех понятых. Государство делает все, чтобы затормозить процесс рассмотрения дел. Но и дело-то какое. Что случилось с водителями машин, с теми, кого не удалось найти? Допустим, призрак девушки с копытами – неправда, но не могли же это выдумать все оставшиеся в живых свидетели. Ведь истории у них похожие. Одни и те же показания пылятся на его столе. А если, вот на секунду, предположить, что это правда? Если она убивает водителей, куда она девает машины? Зачем ей вообще машины, если она всего лишь призрак? Эти мысли пролетали в голове следователя, пока он поднимался по лестнице
в квартиру своих родителей, у которых он привык столоваться по воскресеньям. После развода с женой и окончательной потери связи с двумя дочерями он начал проводить больше времени со своими родителями, которым уже перевалило за 80 лет.

– Как дела, сынок? – спросил его отец, когда они сели за стол.

– Да все также. Бесконечная работа. Как вы с мамой?

– У нас все хорошо. Как проходит ваше расследование? Нашли эту девушку с копытами?

– Она пришла давать чистосердечное признание, но ее не пустили, так как на ее копыта не налезали бахилы.
Они с отцом всегда могли посмеяться даже над самыми запрещенными темами.

– Слушай, пап. Это ведь старая история. Ну, про эту девушку с копытами. В интернете пишут всякую чушь. Может быть, ты помнишь что-нибудь?

– Раньше эта девушка была несколько спокойнее и не похищала машины. Дядя Ерлан однажды в молодости видел загадочную девушку на трассе Капшагай – Алматы. Он решил ее подвезти, и она села на заднее сиденье. Она попросила позвонить домой, чтобы сказать родителям, что с ней все хорошо. Продиктовала номер, но, когда Ерлан позвонил и сказал родителям, что их дочь уже едет домой, ему ответили, что их дочь умерла. Оглянувшись, он увидел пустое заднее сиденье.

– Только не говори, что ты тоже веришь в эту чушь.

– Это правда. Родители этой девочки потом сходили в мечеть, помолились – и все прошло. По крайней мере, так говорят.

– Ладно, мне пора возвращаться на работу, – сказал Серик, подходя к выходу.

– Тебе тоже стоит сходить в мечеть, сынок, – сказал ему отец напоследок.

Первая зацепка

Следующее утро для Серика прошло в раздумьях и воспоминаниях. Он пытался найти что-то общее у всех жертв. 24-летний водитель такси, 36-летняя женщина-бухгалтер, 30-летний инженер-проектировщик и т.д. – ничего общего, кроме того, что они все выезжали ночью в Капшагай, причем все по разным причинам. Кто-то там жил, кто-то ехал на отдых, кто-то навещал родню. Никакую статистическую выборку не сделаешь.
В его кабинет вошла Сабина – девушка, которая трудилась штатным психологом. Она помогала людям, пережившим разбойные нападения, и определяла точное время, когда следователи могут начинать допросы. Она не раз выручала хорошими советами и успела подружиться со всей следственной группой.

– Как ваше расследование?

– Как в сказке, – ответил он, – чем дальше, тем страшнее.

– Кто бы что ни говорил, а я люблю наш город. Сколько мистики и странных вещей в нем творится!

– Меня пугает твоя «любовь» к мистике. Ты – профессионал. Мистики не существует. И все эти легенды – тоже чушь собачья.

– А как же золотой иконостас, который нашли в парке панфиловцев? Это ведь тоже когда-то было всего лишь легендой. А японские военнопленные, которые построили кинотеатр «Казахстан» и которых потом замуровали в стенах, и теперь их души не дают там никому покоя? А как же легенда о заброшенном
военном госпитале?

– Находка клада в парке была лишь вопросом времени. Все остальное – бред сивой кобылы. Здесь совсем другая история. Люди пропадают, машины пропадают. Следствие топчется на месте, – сказал Серик, прикрыв ладонями лицо.

Ему нравилась детская наивность Сабины и умиляла ее любовь к так называемой мистике, но сейчас она была не к месту. В кабинет вошел Мурат, его давний коллега, с которым они расследовали многие дела.
– Тебе это будет интересно, – сказал он. – Помнишь, мы искали что-то общее
между всеми этими убийствами?

– Да, конечно, помню.

– Ты должен взглянуть на эти видео, – сказал Мурат, протянув флешку Серику. На ней было две записи. Тусклый свет камеры придорожного кафе запечатлел выезжающие с какой-то степной дороги машины.

– Узнаешь номера машин? На первом видео номер машины Мираса Казенова. Видео сделано 16 июня. А на втором видео номер машины другой потерпевшей – Мадины Еркебаевой, которое было сделано 21 августа.
– Ну и что?
– Обе машины не едут прямо по трассе, они откуда-то выезжают, понимаешь?

Я читал протоколы допросов. И Мирас, и Мадина уверяли, что нигде не останавливались, но, как выяснилось, не просто останавливались, а куда-то специально заезжали! Причем, взгляни на второе
видео, на 23-ю секунду, – сказал Мурат, проматывая видео на интересующий их фрагмент. – Вот посмотри!
На этой секунде было видно, как свет фонаря на трассе упал на водительское сиденье. На экране запечатлелся момент, когда силуэт водителя стал более-менее видимым. Причем то был
не женский силуэт. Лысый мужчина, лет около сорока, но что он делал за рулем?

– Где находится это место, откуда были засняты эти фрагменты?

– Тридцать второй километр от Алматы.

– Быть того не может. Мадина сказала, что ехала домой одна, и эта девушка накинулась на машину, когда до Капшагая оставалось около 10 километров.

– Значит, она лжет. Тебе следует снова взять показания и у нее, и у Мираса. Они явно что-то недоговаривают.
Завтра же разошлю им повестки, – строго сказал Серик.

Ложные показания

Весь последующий день Сабина провела в госпитале с новыми жертвами разбойных нападений. Еще один парень остался жив после встречи с девушкой с копытами, и Сабина уже заканчивала свою с ним беседу.
Серик вошел в кабинет и грозно посмотрел на молодого парня с перебинтованной головой и загипсованной рукой. Теперь допрашивать он будет намного строже. Что-то происходило на этой трассе. Что-то, о чем ему не говорят. Его нагло водят за нос и заставляют верить в какую-то чушь. После представления и разъяснения
прав и обязанностей пострадавшего как свидетеля Серик приступил к самому интересному.

– Что произошло на трассе?

– Увидел девушку в белом платье, азиатской внешности. Она голосовала, ну и я решил тормознуть. В Капшагае должен был увидеться с друзьями, думал, может, с собой ее заберу. Подъезжаю, а у нее копыта, как у лошади, ну я и дал по газам. Смотрю в зеркало, а она за мной бежит. Я быстрее, а она еще быстрее, так еще и рога появились, представляете? Потом как прыгнет на машину… ну а дальше я уже… – Ничего не помню, – закончил его мысль Серик. – Понятно. Ну и где же это произошло?

– Да там немного оставалось до Капшагая, может километров десять.

– Сынок, ты знаешь, что с тобой будет за дачу ложных показаний? Лишение свободы. Впаяют тебе года три, если у судьи будет хорошее настроение.

– Но я не вру, – растерянно ответил ему парень.

– Я проверил камеры наблюдения придорожного кафе. Твоя машина выехала из-за поворота, находящегося на 32-м километре от Алматы. За рулем лысый мужчина. Либо у тебя за несколько дней, что ты лежал в отключке, отросли волосы, либо я сейчас же завожу уголовное дело по факту дачи заведомо ложных
показаний! В палату вбежала испуганная Сабина.

– Прекратите! Ему нельзя сейчас нервничать. У него сотрясение!

– Этот щенок водит меня за нос, – прокричал Серик. – Я еще доберусь до тебя! В комнату вместе с двумя крепкими санитарами вошел врач с очень недовольным лицом и нахмуренными бровями. – Командовать будете у себя в полиции. Уходите сейчас же вместе со своим психологом!

Неудавшийся гипноз

«Очередные показания очередного сюжета. Теперь у этой бабы еще и рога отросли. Прекрасно», – думал про себя Серик, войдя в свой кабинет и доставая бутылку водки из тумбочки.

– Вы опять пьете? – спросила Сабина, еле слышно войдя в кабинет. – Уже даже непонятно, что убьет вас раньше, – алкоголь или ваша работа. Они дали мне этот «висяк», с которым я уйду на пенсию. Они сделали это специально. Они ненавидят меня и хотят опозорить напоследок. Городская легенда о девушке с копытами, тьфу ты.

– Позвольте вам помочь. Вы слишком плохо себя чувствуете.

– Чем ты мне поможешь? Проведешь со мной беседу как психолог? Я одинокий, престарелый неудачник, от которого ушла жена и отвернулись собственные дети.

– Вы погубите себя алкоголем.

– Пусть так, но я должен довести это дело до конца. Рано или поздно этот мужик ошибется. Рано или поздно я так наступлю ему на пятки, что он расскажет мне все, как было. И откуда взялась эта девушка с копытами.
– Я переживаю за вас, Серик Арманович, я действительно могу помочь. В университете я дополнительно обучалась гипнозу. В вас сидит проблема, которая разъедает вас изнутри, и дело здесь не только и не столько в работе.

– Мне через день пытаются залезть в голову цыганки, которых я допрашиваю в рамках самых разных расследований. Думаешь, у тебя получится?

– Вообще-то я профессионал, и однажды спасла так одного одинокого мужчину от самоубийства.
Серик уставился в какую-то точку на потолке. Он перепробовал разные виды антидепрессантов, но ничего лучше водки все равно не смог для себя найти.

– Давай попробуем, если хочешь. Но только один раз. Если тебе не удастся искоренить проблему, ты навсегда от меня отстанешь с этой ерундой, договорились? Улыбнувшаяся Сабина удобнее села в
кресло и растерла руки в предвкушении. Она давно предлагала свою помощь, но Серик только сейчас позволил ей помочь.

– Закройте глаза. Я досчитаю до десяти и скажу, что потом нужно сделать. Самое главное – доверьтесь мне полностью. Серик не помнил, что произошло, когда Сабина окончила счет. Он провалился
в сон, в какое-то странное зазеркалье. Медленно и томно летел в каком-то вакууме, где пространство представляло собой единую материю, а время текло наоборот. Их сеанс резко прервал Мурат, вбежавший в кабинет к Серику. Будто за шкирку вытащили его из забытья и заставили проснуться.
– Срочно! Его арестовали! Мужчина, которого мы с тобой видели на видео. Он пытался пересечь границу с Россией на угнанной машине с поддельными номерами, – прокричал он.

– Где он сейчас?! – спросил Серик, резко вскочив.

– В следственном изоляторе ДП Петропавловска. Его доставили туда. Завтра его отправят в Алматы.
– Он уже дал какие-нибудь показания?
– По предварительной версии, просто останавливал машины на трассе, грабил и избивал водителей. Машины потом переправлялись за рубеж. Серик вновь опустился на стул. Что то тут явно не сходилось. Никто из пострадавших ни слова не сказал о том, что кого-то останавливали и грабили. История с каждым новым эпизодом становилась еще дальше от раскрытия. Какие показания ему даст этот преступник? Мысли хаотично закружились в его голове, и он потер глаза ладонями.

– У нас обоих завтра сложный день. Тебе еще предстоит допрашивать этого мужика. Ты толком не спал в последние несколько дней. Иди домой. Постарайся отдохнуть, – сказал ему Мурат и вышел из кабинета вместе с Сабиной, которая явно тоже была взбудоражена этой новостью.

Разоблачение

Серик пришел домой очень поздно. Он убрал бутылку водки, набрал горячую ванну и постарался окунуться туда с головой. Нужно было поспать, но мысли, возникающие из ниоткуда, перекрикивали одна другую. Размышления как-то внезапно его отпустили, и он провалился в царство сновидений. Ему снилось, как он идет по темному переулку. На улице ни души. В окнах не горит свет. Он просто шел куда-то, сам
не зная куда. Из-за угла дома вышла девушка с копытами и дьявольскими глазами. Она посмотрела на Серика, выпрямилась и резко побежала в его сторону. Серик пытался от нее убежать, но не мог бежать быстро. Ноги становились ватными, а звук копыт настигал его все сильнее. Она бежала за ним и должна была вот-вот настигнуть. Серика разбудил телефонный звонок. В висках стучало, он ничего не соображал.
Сон был настолько натуральным, что не очнись он в собственной ванной, подумал бы, что все это произошло в реальности. Звонил Мурат. Звонок от коллеги в четвертом часу утра не мог быть обычным. Чтото произошло, и он должен об этом узнать.

– Слушаю, – серьезно сказал Серик.

– Выяснилось одно очень пикантное обстоятельство дела, ты должен узнать об этом сейчас.

– Говори, не томи!

– Задержанный преступник – двоюродный брат Сабины.

Серика как молнией ударило. В мгновение ока все, что произошло с ним за последнее время, теперь стало ему настолько понятным и очевидным, что он даже успел разозлиться на себя за то, что не додумался до этого раньше.

Теперь он все понял… Сабина пришла на работу в половине десятого утра. Прошла пропускной пункт и
вошла в свой кабинет, в котором ее ждали Серик, Мурат и еще один незнакомый ей полицейский, что было очень странно, ведь они никогда раньше к ней не заходили.

– Здравствуй, дорогая, – сказал ей Мурат, – присаживайся.
– Здравствуйте, конечно, – ответила Сабина. – Что-то случилось?
– Я все пытался понять, что у всех жертв общего? – начал Серик. – У бухгалтера и инженера, у взрослой незамужней женщины и молодого таксиста с двумя детьми… – И что же у них общего? – с недоумением спросила Сабина. – Ты, – спокойно ответил ей Серик. – Между разбоем, в который они попадали
в качестве потерпевших, и вызовом ко мне на допрос в качестве свидетелей с ними всеми работал один и тот же психолог. Мастер гипноза и острый любитель городских легенд. Понимаешь, о чем я?

– Вы обвиняете меня в чем-то?

– Твой братец останавливал и грабил машины на трассе. Тех счастливчиков, которым удалось выжить, ждало еще одно испытание. Добровольно-принудительный сеанс гипноза, который ты делала прямо в палате. Я могу только поаплодировать тебе, ты непревзойденный мастер своего дела. Ты не только стерла из их памяти момент нападения, но еще и добавила туда воспоминания, которых у них никогда не существовало, чтобы все списать потом на потусторонние силы. Я начал что-то подозревать после последнего допроса
свидетеля. Ты начала добавлять к ее внешности странные детали, вроде рогов, только недавно я понял, в чем дело. Твой брат не принял в расчет то, что своей любовью к мистическим легендам ты скорее себя выдашь. Когда ты поняла, что мы нашли кадр видеозаписи с участием твоего братца, ты решила и меня
таким образом устранить.

Ты, в свою очередь, не приняла в расчет, что прямо во время сеанса гипноза кто-то может тебе помешать. В
кабинет резко вошел Мурат и сообщил о задержании подозреваемого. И все же сон, который я увидел вчерашней ночью, был очень даже правдоподобным, тебе просто немного не повезло. Ну а теперь
к главному: ты задержана, твои права сейчас разъяснит тебе наш коллега. Полицейский подошел к Сабине, достал наручники и начал зачитывать ей права задержанного.

– Жасуланова Сабина, вы обвиняетесь в пособничестве разбойных нападений, совершенных вашим братом. Вы имеете право хранить молчание, все, что вы скажете, может и будет использоваться против вас в суде.

В тот же вечер Мурат и Серик устроили небольшой праздник в честь уже раскрытой в теории, хоть пока еще не на практике связки уголовных преступлений, в которых была и мистика, и дедукция, и все что угодно.
И все же Серику было некомфортно. Он тоже что-то не принял в расчет. Но пока еще не понял, что…

Санжар ТУРГАНБАЕВ

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично МАТЕРИАЛДЫ БАҒАЛАҢЫЗ | ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ

Загрузка...

Комментарий