Құқық | Право

По совокупности всех обстоятельств

При рассмотрении дел о насильственных преступлениях для определения формы вины необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления.

Специализированный межрайонный суд по уголовным делам Северо-Казахстанской области в 2018-2019 годах рассмотрел ряд дел о насильственных преступлениях против личности, представляющих определенный интерес. Так, приговором суда от 15 мая 2018 года гражданка Н. была признана виновной по ст. 102 УК РК. В судебном заседании было установлено, что Н., защищаясь от нападения пьяного потерпевшего, выхватила у него из руки кухонный нож и нанесла им в область груди потерпевшего один удар, от которого тот скончался. Переквалифицируя действия Н. с ч. 1 ст. 99 на ст. 102 УК РК, суд учел предшествующее поведение потерпевшего, который ранее в указанный день избил Н. Суд также учел агрессивное поведение потерпевшего в момент нападения, выразившееся в том, что одной рукой он удерживал Н., не давая ей уйти, а в другой удерживал нож вблизи ее лица, высказывая намерение убить ее. Судом учтено, что отобрав нож у потерпевшего, Н. в короткий промежуток времени нанесла ему единичный удар. В соответствии с требованием п. 17 Нормативного постановления ВС РК «О применении законодательства о необходимой обороне» в целях проверки доводов Н. о том, что она находилась в состоянии внезапно появившегося чувства страха, суд назначил дополнительную психолого-психиатрическую экспертизу и по ее результатам принял решение об освобождении Н. от уголовной ответственности с учетом требований ст. 66 УК РК.
В данном случае имел место так называемый переход оружия от нападавшего к обороняющемуся. В судебной практике такие действия нередко квалифицируются как умышленное убийство по мотиву того, что после отъема оружия нападавший перестал быть опасным для оборонявшегося. Однако в данном случае суд учел агрессивное поведение потерпевшего и короткий промежуток времени после отъема ножа и нанесения удара, в связи с чем Н. не смогла правильно оценить сложившуюся ситуацию. Аналогичную правовую оценку суд дал и действиям Ф., которая приговором суда от 15 января 2019 года осуждена за то, что вырвала нож из руки угрожавшего ей пьяного супруга и нанесла ему один удар данным ножом. По делам данной категории нередко подсудимые избирают в качестве защиты доводы о том, что потерпевший избивал их, а они в целях защиты взяли в руку нож и неумышленно нанесли ножевое ранение потерпевшему. Сложность оценки таких доводов заключается в том, что по таким делам не имеется очевидцев, которые могли бы подтвердить либо опровергнуть доводы подсудимых. В качестве примера следует привести приговор от 16 июля 2018 года в отношении А., который утверждал, что потерпевший избивал его, нанеся пять-шесть ударов, в связи с чем он схватил со стола попавший под руку нож и направил его в сторону потерпевшего, который в ходе борьбы навалился на него и сам упал на нож.
Оценивая доводы А., суд учел, что у него имелось лишь одно незначительное телесное повреждение в области лица, что опровергает его доводы о множественности нанесенных ему ударов. Для проверки доводов подсудимого суд провел следственный эксперимент с участием судебно-медицинского эксперта. По результатам эксперимента было установлено, что нанесение потерпевшему описанного экспертом ножевого ранения при указанных А. обстоятельствах было физически невозможно. В связи с этим суд признал доводы А. не соответствующими действительности и квалифицировал его действия по ст. 99 как умышленное убийство.
В суд поступает немало уголовных дел, по которым органы уголовного преследования квалифицировали действия подсудимых по ст. 99 УК РК, в то время как сторона защиты утверждала об отсутствии у подсудимого умысла на убийство и ходатайствовала о переквалификации его действий на ч. 3 ст. 106 УК РК.
Разрешая споры сторон в указанных случаях, суд руководствовался разъяснениями п. 30 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О квалификации некоторых преступлений против жизни и здоровья человека», согласно которому для определения формы вины необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления. К примеру, по приговору от 27 марта 2019 года, переквалифицировав действия А. на ч. 3 ст. 106 УК РК, суд принял во внимание, что А. на почве ссоры наносил потерпевшему удары по голове только руками и самостоятельно прекратил избивать потерпевшего, который к тому времени был еще жив и находился в сознании, а умер через несколько часов после избиения. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что А. не имел умысла на убийство потерпевшего, смерть которого наступила по неосторожности. Напротив, приговором суда от 3 февраля 2019 года Л. признан виновным по ч. 3 ст. 24, ч. 1 ст. 99 УК РК, так как нанес четыре ножевых ранения в область жизненно важных органов потерпевшего, прекратив наносить удары лишь после того, как потерпевший упал на пол, потерял сознание и у него началось обильное наружное кровотечение. Л. при этом не принял никаких мер к оказанию помощи потерпевшему, смерть которого не наступила по независящим от Л. обстоятельствам. Таким образом, действия Л. в данном случае свидетельствуют о наличии у него умысла на причинение смерти потерпевшему.
С. ВИКТОРЕНКО,
председатель Специализированного межрайонного
суда по уголовным делам
Северо-Казахстанской области

Комментарий