Бас тақырып | Тема дняЖаңалықтар | Новости

К ТРАНСФОРМАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

3 октября 2020 года Германия отпразднует 30-летие своего единства (воссоединения). Это событие
значимо не только для Германии. Такую же трансформацию в политике, Экономике, правовой и
общественной деятельности год спустя претерпели Казахстан и все республики бывшего Союза. Глубокие изменения буквально «перекроили» законодательства стран СНГ, вызвали необходимость изучения опыта развитых стран с рыночной Экономикой. Благодаря плодотворному двустороннему сотрудничеству Казахстана и Германии, немецкое право, которое считается одним из совершенных в мире, получило свое развитие в нашей республике.

В преддверии праздника мы связались с к.ю.н., LL.M., директором Центра немецкого права КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева Аскаром КАЛДЫБАЕВЫМ и узнали, какие пробелы существуют в местном законодательстве и как их надо восполнять.

— Аскар Куралбаевич, со времени обретения независимости в Казахстане произошел ряд существенных реформ, поменялась законодательная система страны. Известно, что многие нормы закона были составлены с учетом западного опыта, в том числе германского. Почему за основу нашего законодательства было взято немецкое право? В чем его главные отличия от казахстанского? Или, наоборот, есть схожие пункты?

— Основное сходство казахстанского права с немецким в том, что оба относятся к одной правовой семье — континентальной романо-германской. Поэтому несмотря на то, что мы зачастую перенимаем опыт США, Англии, немецкое право нам ближе. Стоит отметить, что советское право тоже базировалось на континентальной системе права. Чем отличается континентальная система права от англо-саксонской
общей системы права? В основном указывается на то, что в континентальной системе есть писаный закон, кодексы, а также малая роль судебного прецедента в качестве источника права. Судебный прецедент — это тот случай, когда суды сами начинают развивать право и занимаются правотворчеством исходя из конкретных решений. Однако это различие между системами права постепенно исчезает — идет сближение правовых систем. Сейчас Казахстан в своем развитии должен опираться на опыт развитых стран в этом ключе, и опыт Германии в данном отношении здесь является очень важным. Немецкое право имеет
очень глубокие корни. Например, Германское гражданское уложение вступило в силу с 1900 года,
то есть их Гражданский кодекс действует более сотни лет. За это время там создалась очень большая судебная практика по многим делам. Имеется сильная научная школа, которая отличается своим основательным и системным подходом. Мы же лишь недавно встали на рельсы рыночной экономики, и нам нужно активно изучать и воспринимать тот большой опыт, который накопила немецкая доктрина и практика. К сожалению, в этом сейчас нет системного подхода. В Германии действует особенная система судов. Вместе с Федеральным конституционным судом систему венчают следующие высшие федеральные суды:
верховный, патентный, административный, финансовый, суды по трудовым спорам и социальным спорам. Как видим, имеется очень глубокая специализация судов, что позволяет на высоком уровне разрешать споры. С учетом все большего усложнения общественных отношений введение в Казахстане таких специализированных систем судов, с соответствующими верховными судами, стоило бы рассмотреть.
В Германии очень большую роль играет судебная практика, через которую развивается само право, а именно: оно развивается через решения Верховного Суда Германии, через решения других высших судебных инстанций по конкретным делам. Это позволяет закрыть пробелы в законах, подойти к решению определенной категории споров единообразно. Таким образом, фактически прецедентное право,
когда нижестоящие суды связаны решениями верховных судов, уже не является отличительной чертой англо-саксонской правовой системы. При этом нижестоящие суды в своем решении имеют право отступить от предыдущей судебной практики, сформированной верховными судами, однако об этом должно быть ясно и
мотивированно указано в судебном решении.

— А как это осуществляется на практике?

— Как было указано Федеральным конституционным судом в этой связи: связанность нижестоящих судов решениями вышестоящих судов должна возникать не из-за страха гарантированной отмены решения первых, если эти решения будут противоре чить решениям последних, а в силу убедительности мотивировки решений, а также авторитета и профессиональной компетенции вышестоящих судов. У нас также большое значение должны иметь постановления Верховного Суда по конкретным делам, а не только его нормативные постановления. Это как раз гармонично сочетается с ролью суда как правоприменителя, а не законодателя. Статус постановлений Верховного Суда по конкретным спорам, ввиду их меньшей абстрактности и в большей мере соответствующей роли и назначению суда, надо поднимать и делать обязательными для
учета нижестоящими судами. При этом, конечно же, без того, чтобы судья был действительно независимым и компетентным. Направляющий характер постановлений Верховного Суда по конкретным делам не
даст никакого эффекта. Нужно повышать как качество судебных решений, так и значение практики Верховного Суда по конкретным делам. В этом плане процесс обучения юристов, лучшие из которых становятся судьями, а также гарантии независимости судей в Германии требуют тщательного изучения.
В Германии высока роль науки в деле развития права и правоприменительной практики. Имеется очень много авторитетных учебников и комментариев к законам, которые отличаются высокой теоретической разработанностью и практическим наполнением, хотя и сложностью их понимания неспециалистами. О значении науки может говорить такой пример: при принятии решений судьи в своих решениях могут ссылаться на определенные положения научных изданий, комментарии к законам, сравнивать различные
научные позиции по теме спора. Безусловно, это повышает обоснованность решений, а ученым дает дополнительный стимул для исследований. У нас, к сожалению, нет такой практики. Может быть, потому, что, когда мнения ученых зачастую не учитываются в правотворческой и правоприменительной деятельности, наука у нас не получает заслуженного внимания.

— Вы возглавляете Центр немецкого права в Казахстане. Каковы цели и деятельность этой организации?

— Для того чтобы изучать опытГермании на системной основе, в Университете КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева в партнерстве с Галле-Виттенбергским Университетом имени Мартина Лютера был создан Центр немецкого права. Его открытие состоялось 4 июня 2019 года. На церемонии открытия и подписания договора
ректорами партнерских университетов приняли участие послы Германии и Австрии в Казахстане. Цель Центра — координация исследовательских проектов, совместных учебных программ (в рамках мобильности студентов, магистерской программы). Есть идея сделать из Центра хороший исследовательский институт, на
системной основе изучающий немецкое регулирование и практику как в области частного, так и публичного права. Работа Центра должна приносить пользу юридическому сообществу — студентам, научным исследователям, практикующим юристам, а также дать возможность качественно улучшить отечественное законодательство и правоприменение. В настоящее время является актуальным вопрос становления и
развития ЦНП в качестве серьезного исследовательского и практического центра в Казахстане. Например, большое значение опыт Германии будет иметь при совершенствовании корпоративного законодательства. Такая работа ведется в рамках Дорожной карты, которая подписана между Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» и Фракцией партии Nur Otan в Мажилисе. Так, Дорожная карта предусматривает разработку нового закона о ТОО. Сейчас эта работа началась, создана экспертная группа,
проводятся обсуждения, по многим вопросам активно изучается опыт Германии и других развитых
стран, планируется привлечение немецких экспертов. Одним из примеров работы Центра немецкого права стало проведение в августе этого года серии вебинаров по ознакомлению с немецким правом. На вебинарах
были прочитаны различные лекции об основах правовой системы Германии, об особенностях отдельных отраслей права, в том числе гражданского, корпоративного, конституционного, административного, трудового, уголовного. Темы для вебинаров были очень разнообразными для того, чтобы удовлетворить интересы широкой аудитории — юристов-практиков, ученых, студентов. При этом в вебинарах участвовали не только наши казахстанские слушатели. Нами была проведена большая информационная работа, благодаря которой вебинар смогли прослушать люди из России, Украины, Кыргызстана, Туркменистана. Лекторами выступили зарубежные, в основном немецкие, ученые и практикующие юристы, которые имеют значительный опыт и авторитет. Особо надо отметить то, что все лекции проводились на русском языке. Собрать такой пул русскоязычных специалистов немецкого права удалось благодаря совместным усилиям Германской службы академических обменов DAAD (Deutscher Akademischer Austauschdienst), Германского
общества по международному сотрудничеству GIZ (Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit) и нашего Центра немецкого права ZDR при КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева (Zentrum für deutsches Recht M. Narikbayev University).

Корреспондент «ЮГ»
Анар ТАСТАНБЕКОВА
artastanbek@gmail.com

Комментарий