Қоғам | Общество

Пациенты задыхаются в сознании. Врач о работе в госпитале Алматы

24 часа в воздухонепроницаемом костюме. Постоянный наплыв заболевших с поражением легких. Слезы, страх смерти, испуг и надежда – каждый рабочий день врач-реаниматолог Раушан Муслимова, как и другие коллеги, сталкивается с десятками трудностей, помогая тяжелобольным пациентам справиться с эмоциями и сосредоточиться на выздоровлении. Сегодня в интервью Tengrinews.kz она расскажет о том, что на самом деле происходит в реанимации, где спасают пациентов с коронавирусной инфекцией, и как резко все изменилось в больнице после отмены режима чрезвычайного положения.

Детская инфекционная больница начала принимать заболевших коронавирусом в ночь с 12 на 13 марта, когда выявили первого пациента в Алматы. За короткий срок мебель в отделении переоборудовали для взрослых пациентов, закупили всю необходимую аппаратуру, включая аппараты ИВЛ.

После 22 марта всех сотрудников больницы, в том числе Раушан Муслимову, поселили в гостиницах. Тогда она еще не знала, что прощается с родными на долгих четыре месяца.

Врач “красной зоны” рассказал о странностях коронавируса.

“Вначале было страшно. Вирус, о котором говорил весь мир и который для многих ученых, инфекционистов и просто врачей был неведом. Мы не знали, как с ним работать, как будут вести себя заболевшие, кто в группе риска и многое другое. Каждый день мы не только работали с пациентами, но и изучали новую информацию, протоколы лечения. Со временем картина более или менее сложилась”, – рассказывает Раушан Муслимова.

Врач-реаниматолог вспоминает, что до отмены режима чрезвычайного положения ситуация была стабильная. Тогда еще медики не сталкивались со смертельными исходами от вируса и наплывом тяжелобольных пациентов. Чуть больше месяца назад все изменилось.

“Как только ослабили карантин, примерно с 25 мая, нагрузка увеличилась в разы. Если раньше у нас больница была заполнена не полностью и больные были в состоянии средней степени тяжести, то в июне начали поступать очень тяжелые пациенты. Сейчас больница загружена на 100 процентов. Ежедневно сколько выписывают человек, столько и поступает. Среди них большой процент тех, кто нуждается в реанимационной помощи. И если раньше в группе риска были пожилые люди, то сейчас и молодые могут оказаться на реанимационной койке”, – говорит Раушан Муслимова.

Реанимационное отделение разделено на две зоны: красную и зеленую. В зеленой Раушан Муслимова и ее коллеги ведут документацию, изучают протоколы лечения и другую информацию, проводят консилиумы в режиме онлайн. В красной – работают с пациентами.

Врач-реаниматолог признается, что физически работать стало намного сложнее. Виной тому  воздухонепроницаемый костюм, который нужно менять каждые три часа, то есть около восьми раз в день. В нем медики научились ставить системы, подключать к аппаратам ИВЛ, давать таблетки и проводить всю работу с пациентами в красной зоне. 

“Было бы, конечно, замечательно зайти в легком медицинском халате, как раньше, и помогать пациентам. Но реалии таковы: мы надеваем три пары масок, три пары перчаток, защитные очки, резиновые сапоги, бахилы. Через 15 минут с нас пот течет ручьем.  Но благодаря экипировке никто еще в нашей больнице из врачей не заразился сам”, – рассказала медик.

Однако сложности морального плана преобладают над физическими, признается Раушан Муслимова. Порой пациентов преследует панический страх смерти, в этом случае приходится становиться психологами.

“Все наши пациенты – с тяжелой дыхательной недостаточностью, они зависимы от кислородных аппаратов и ИВЛ. Больные задыхаются в полном сознании, это страшно видеть. Некоторые пациенты склонны к депрессии, у них действительно появляется страх смерти, и мы пытаемся настроить их на позитив. Рассказываем, что выздоровевших намного больше, чем тех, кого мы потеряли…

Когда пациент позитивен и с нами на одной волне, несмотря на огромный процент поражения легких, он выздоравливает. Когда узнаем, что наших спасенных заболевших выписывают из больницы, мы просто рады. Пусть он даже не будет помнить о нас и не знает наших лиц, это абсолютно неважно. Главное, что чья-то жизнь спасена”, – сказала Раушан Муслимова.

Больные пневмонией умирают у ворот больницы в Шымкенте.

Врач-реаниматолог говорит, что некоторые диалоги с заболевшими невозможно забыть. Они всплывают в памяти снова и снова.

“Однажды к нам поступил 80-летний дедушка в подавленном состоянии. Он сказал мне: “Наверное, я отсюда никогда уже не выйду”.Мы его вылечили. И перед выпиской он был так счастлив, улыбался и радовался жизни. Обещал, что, когда все закончится, он всех нас пригласит в гости и посмотрит на наши лица. Это был самый позитивный момент, который мне запомнился”, – добавила врач.

К сожалению, некоторых пациентов невозможно спасти. Первый смертельный случай от коронавируса в реанимации детской инфекционной больницы произошел в июне. Стараться не принимать это близко к сердцу не получается, признается Раушан Муслимова.

“Тяжело смотреть в глаза и пытаться подбадривать пациента, когда на его рентгеновском снимке видно, что поражено более 50 процентов легких и он близок к печальному исходу. Но мы боремся за каждого, будь ему 70 лет или 30 – не важно. Не получается отделить работу от своих чувств. Потому что никто не был готов к этой болезни. Человек бы жил и жил, сажал бы помидоры, растил внуков. А тут какой-то вирус перечеркивает судьбы целых семей…” – продолжила Раушан Муслимова.

Коллектив детской инфекционной больницы

Врача радует, что количество спасенных в разы больше тех, кого не удалось спасти. Причем большая часть пациентов настроена на позитивный исход, а потому и медики не опускают руки, несмотря на то что уже больше четырех месяцев они находятся на расстоянии с родными. Раушан Муслимова не видела свою 79-летнюю маму и двух дочерей 22 и 26 лет с апреля. 

“В апреле-мае, когда не было такого наплыва больных, мы думали, что уже в июне детская инфекционная больница откроется под свой профиль, мы будем лечить наших деток и все вернется на свои места. Но ситуация развернулась на 180 градусов, мы не можем даже спрогнозировать на неделю вперед, не то чтобы на месяц, когда все это закончится. Конечно, я скучаю по прежней жизни, и мои родные переживают. Но сейчас мне нужно сосредоточиться на работе, мы как никогда нужны своим пациентам“, – добавила врач.

И хотя в больнице хватает койко-мест, аппаратов ИВЛ и другой медицинской аппаратуры, врач-реаниматолог призвала казахстанцев соблюдать меры безопасности и не нарушать карантинные ограничения. Иначе ресурсы могут закончиться, отметила она.

“Пожалуйста, не посещайте людные места, где невозможно дистанцироваться. Носите маски, причем правильно, пользуйтесь средствами личной гигиены. Мы видим, как многие семьи устраивают мероприятия, рискуя своим здоровьем и здоровьем близких. У нас в больнице всего хватает, ситуация под контролем, но если количество больных будет продолжать расти в геометрической прогрессии, все может стать еще хуже…” – заключила Раушан Муслимова.

Комментарий