Құқық | Право

СЛЕЗЫ МАТЕРИ…

На страницах «ЮГ» в No 38 от 26 мая 2020 года была опубликована статья «суд да дело», в которой рассказывалось об инциденте, произошедшем в Алматы между двумя парнями в ночном клубе «лалалей». Словесная перепалка быстро переросла в драку, в результате которой один человек был доставлен в больницу с тяжелой травмой головы. Спустя десять дней он ушел из жизни, так и не придя в сознание...

Родственники виновной стороны не согласились с собранными следствием материалами уголовного дела, заключением судмедэкспертизы, а также приговорами Алмалинского райсуда г. Алматы и апелляционной коллегией Алматинского горсуда,квалифицировавшими дело в отношении их сына по ч. 3 ст. 106 УК РК с назначением наказания в виде восьми лет лишения свободы. Обратившись с письменным обращением в нашу редакцию, эта сторона предоставила все документы, которые и легли в основу вышедшей в «ЮГ» статьи. Но вскоре в редакцию поступило еще одно письмо – теперь уже от потерпевшей стороны, матери погибшего парня, которая в корне не согласна с доводами виновной стороны. В своем письме женщина руководствовалась решениями судов и другими доказательствами, собранными, как она говорит, с соблюдением всех требований норм действующего уголовного законодательства. Ниже мы приводим позицию второй, потерпевшей стороны, которая так же, как и виновная, имеет право быть услышанной. Приводим текст письма матери, потерявшей в этой драке своего единственного сына.

Главному редактору
«Юридической газеты»
от Ахметовой Елегай
Жеткергеновны

ВИНОВНОСТЬ ДОКАЗАНА

«26 мая 2020 года в вашей газете была опубликована статья журналиста А. Какимова «Суд да дело» по уголовному делу в отношении И., признанного виновным и осужденного по приговору Алмалинского районного суда г. Алматы. Апелляционной коллегией городского суда жалобы осужденного и его защитников оставлены без удовлетворения, а приговор суда первойьинстанции без изменения. Изложенные доводы журналиста в данной статье не соответствуют действительности, исследованным и установленным в ходе судебного следствия фактическим обстоятельствам дела.

Вышеуказанный приговор в отношении осужденного вынесен с соблюдением требований п. 6 Нормативного постановления ВС РК, так как в ходе судебного следствия судом первой инстанции бесспорно установлено, что совершено уголовное правонарушение, которое совершено подсудимым, чья вина подтверждается доказательствами, собранными с соблюдением требований закона.

При этом отсутствовали основания для прекращения производства по делу и основания для направления дела прокурору, предусмотренные ст. 323 УПК. Виновность указанного лица в совершении данного уголовного правонарушения полностью доказана, при этом суд, руководствуясь презумпцией невиновности, исследовав все доказательства непосредственно, толкуя все неустранимые сомнения в пользу подсудимого, в рамках надлежащей правовой процедуры дал законные и обоснованные ответы на все вопросы, указанные в ст. 390 УПК.

По данному уголовному делу в ходе судебного следствия судом приняты все предусмотренные меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимые и достаточные для правильного разрешения дела, в связи с этим данный приговор вынесен законно и обоснованно. Так, виновность осужденного И. в совершении им умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего А., в полном объеме нашла свое подтверждение в процессе судебного следствия. Между тем самым важным является определение мотива совершения осужденным данного преступления в отношении потерпевшего, а также установление причинной связи с наступившими последствиями.

Bмененные ему органом уголовного преследования действия с наступившими последствиями полностью были доказаны, даже при условии отрицания вины самим И., что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему А. у него не было. Чтобы уйти от соответствующей уголовной ответственности за совершенное преступление, а также смягчить ответственность и наказание, И. в предъявленном ему обвинении по ч. 3 ст. 106 УК РК вину полностью не признал. Однако его виновность в совершении указанного преступления полностью доказана следующими собранными материалами уголовного дела, которые были предметом исследования в ходе судебного следствия.

ПРЕСТУПНЫЙ УМЫСЕЛ

В ходе судебного следствия достоверно установлено, что 3 августа 2019 года примерно в 00 часов 10 минут, когда А. находился в баре «Лалалей» с Ш., к ним подошел И. и стал мешать их отдыху, задавая разные вопросы. Тогда А., будучи недовольным поведением И., сказал последнему: «Кто ты такой? Иди отсюда, что ты хотел?» – и был вынужден выразиться в его адрес нецензурными словами.

Выражая недовольство сказанным А., у И. возник преступный умысел причинить потерпевшему тяжкий вред здоровью, и последний предложил ему выйти на улицу. Когда вышли на улицу, осужденный И. предложил драться «один на один» и в адрес A. произнес фразу: «Я тебя сейчас усыплю». (Это все из показаний самого подсудимого, что он подтверждает в суде – прим. авт. письма.) После чего на улице, возле названного кафе, И. с целью доведения своего преступного умысла до конца – умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему, повлекшего по неосторожности смерть, показать свое чувство превосходства – без видимого повода, из хулиганских побуждения нанес удары ногами в область живота, также нанес сильный сосредоточенный удар кулаком правой руки в область головы потерпевшему. От полученного удара А. мгновенно потерял сознание и упал затылком об асфальт. После чего каретой скорой помощи А. был доставлен в БСМП
г . Алматы, где по результатам КТ у него были обнаружены ушиб головного мозга с переломом затылочной кости с переходом на основание черепа в виде линейных трещин, закрытая черепно-мозговая травма. После проведенных двух операций по трепанации черепа с удалением гематомы А. от полученных тяжких телесных повреждений, несовместимых с жизнью, не приходя в сознание, 12 августа 2019 года скончался в БСМП города Алматы.

В ходе судебного следствия достоверно установлено, что в действительности умысел И. был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и во исполнение задуманного он, осознавая общественную опасность своих преступных действий, предвидя возможность их наступления, сознательно допуская их наступление, и довел задуманное до логического завершения. А мотивами, способствовавшими совершению данного преступления, со стороны И. были желание показать свое чувство превосходства и ощущение вседозволенности.

УСТАНОВЛЕННЫЙ ФАКТ

Допрошенные в качестве свидетеля медицинские работники Сабденалиев, Токтамуратов и Кушербаев в ходе судебного следствия подтвердили, что 3 августа 2019 года около 01 часа 30 минут они доставляли А. в БСМП, но последний с каталки или кушетки не падал.

Допрошенные в качестве представителя потерпевшего А. и свидетель Ш. показали, что факт падения потерпевшего А. с кушетки в лечебном учреждении они не видели.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта No 1781 от 10 сентября 2019 года усматривается, что причиной смерти А. явился ушиб головного мозга с переломом затылочной кости с переходом на основания черепа в виде линейных трещин, в результате закрытой черепно-мозговой травмы, что подтверждается патоморфологическими признаками при исследовании трупа и результатом судебно-гистологического исследования.

Согласно медицинской карте No 9675, заведенной в БСМП г. Алматы, смерть его зафиксирована 12.08.2019 года в 10 часов 05 минут. Заболеваниями, способствовавшими наступлению смерти, А. при жизни не страдал.

При производстве данной экспертизы судебный эксперт Института судебных экспертиз по городу Алматы А. Кутпанбаев принял все меры для всестороннего, полного и объективного исследования трупа A., дал обоснованное письменное заключение по поставленным перед ним вопросам, основанное на специальных научных знаниях. Полнота, объективность заключения эксперта основаны на научных положениях, производство данной экспертизы проведено с соблюдением требований УПК РК, компетентность эксперта не вызывает сомнений. После оглашения заключения эксперта А. Кутпанбаев был допрошен с выявлением существенных для дела вопросов, связанных с заключением эксперта. В ходе допроса он дал полный и исчерпывающий ответ, касающийся заключения эксперта, не требующий дополнительных исследований.

Кроме вышеуказанных доказательств вина И. в совершении данного преступления доказана очными ставками, проведенными между И. и Ш., а также И. и другими участниками, протоколом осмотра места происшествия, которые были предметом исследования в суде. В ходе судебного следствия по ходатайству стороны защиты был допрошен в качестве специалиста в области судебной медицины Колесников, который в нарушение требований ст. 80 УПК РК, а также ст.ст. 23 и 24 Закона РК «О судебно-экспертной деятельности» пытался дать оценку заключению вышеуказанного эксперта. Доводы специалиста необоснованны и голословны, так как он не был ознакомлен с материалами уголовного дела, не знает обстоятельств дела, кроме того, согласно требованиям ст. 17 Закона, давать оценку, предрешающую содержание выводов по конкретной судебной экспертизе, не входило в его компетенцию.

В соответствии с п. 16 Нормативного постановления Верховного Суда РК No 16 от 26.11.2004 года «О судебной экспертизе по уголовным делам» мнение специалиста не может заменить экспертное заключение, поэтому суд обоснованно и законно отнесся критически к показаниям вышеуказанного специалиста. По уголовному делу органом, ведущим уголовный процесс, в полной мере приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимые и достаточные для правильного разрешения дела (ст. 24 УПК РК). В процессе судебного следствия были тщательно исследованы все представленные по делу доказательства, и у стороны процесса не возникло никаких сомнений относительно виновности подсудимого. Да и сам И. не отрицал своей причастности к смерти А.

РУКОВОДСТВУЯСЬ ЗАКОНОМ И СОВЕСТЬЮ

Давая оценку доказательствам, суд исходил из своего внутреннего убеждения, основанного на совокупности исследованных доказательств, руководствуясь законом, совестью и требованиями, указанными в ст. 25 УПК РК. В ходе судебного следствия стороной обвинения полностью доказана виновность И. в совершении указанного преступления. При рассмотрении данного уголовного дела со стороны суда не было проявлено никакой заинтересованности, суд не устранял пробелы предварительного расследования, соответственно, не исказил имеющиеся в деле доказательства. Доводы стороны защиты о том, что осужденный совершил убийство при превышении пределов необходимой обороны или причинил смерть по неосторожности, являются голословными и полностью противоречат собранным по делу доказательствам. В ходе досудебно-
го производства и в судебном следствии полнота и объективность заключения судебно-медицинского эксперта А. Кутпанбаева у стороны защиты не вызвала сомнений, в связи с чем ими не обжаловалась, а также ходатайство о назначении дополнительной или комиссионной (комплексной) экспертизы не поступало. В заключении эксперта и в его показаниях никаких противоречий не имелось.

Так, 3 августа 2019 года постановлением руководства УП Алмалинского района г. Алматы по настоящему уголовному делу создана следственно-оперативная группа в составе Жумабекова, Алгапар и Суймагамбетова. В ходе судебного следствия государственный обвинитель заявил ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела вышеуказанного процессуального документа. Данное ходатайство заявлено на основании ст.ст. 99 и 362 УПК РК. Законно заявленное ходатайство прокурора было удовлетворено судом обоснованно. Доводы защиты о том, что до регистрации в ЕРДР проводить следственные действия не допускается, а следователь Алгапар незаконно принял дело к своему производству, а также следователь Суймагамбетов незаконно вынес постановление о назначении СМЭ, несостоятельны по следующим основаниям.

Во-первых, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 179 УПК РК, в случаях,предусмотренных ч. 1 ст. 184 настоящего Кодекса, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания до регистрации заявления и сообщения об уголовном правонарушении производят неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов уголовного правонарушения.

Во-вторых, как указано выше, имеется постановление о создании СОГ, куда входят вышеназванные должностные лица органов уголовного преследования.

В-третьих, следователи Алгапар и Суймагамбетов приняли процессуальное решение, и производство следственных действий проводилось в соответствии с требованиями ст.ст. 60, 198 и 199 УПК РК.

Указанные решения и следственные действия ими приняты законно и обоснованно и на сегодняшний день сторонами защиты не обжалованы, а судом не признаны недопустимыми.

ГОЛОСЛОВНЫЕ ДОМЫСЛЫ

При рассмотрении данного дела уголовное судопроизводство осуществлялось на основе принципа состязательности и равноправия сторон, суд не выступал на стороне обвинения или защиты и не выражал каких-либо интересов, помимо интересов права. При этом суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал все необходимые условия для выполнения стороной защиты процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Однако в судебном заседании со стороны защиты не прозвучало ни одного обстоятельства, которое говорило бы о причинении смерти по неосторожности, а по свидетельству всех допрошенных лиц потерпевший никаких действий, угрожающих жизни и здоровью И., не предпринимал.

Поэтому исследованные в суде обстоятельства дела показывают, что в день совершения правонарушения между осужденным И. и свидетелем Ш. разговора о тысяче тенге не было, это ничем не подтвержденные голословные домыслы защитников. Допрошенные в ходе судебного следствия осужденный И., а также свидетель Ш. полностью подтвердили, что в тот злополучный день разговора насчет денег вообще не было. Кроме того, в ходе судебного следствия достоверно установлено, что свидетель Ш. пытался остановить осужденного И., а не потерпевшего. Это подтверждается показаниями осужденного И. и свидетеля Ш. в ходе судебного следствия, а также при рассмотрении дела в апелляционной инстанции никаких противоречий, расхождений с другими доказательствами не имелось, соответственно, оснований для назначения экспертизы не было.

Когда и на основании каких документов эксперт Насибов полностью опроверг выводы первого эксперта, если он не был допрошен в качестве специалиста в ходе судебного следствия, а также не проводил экспертизу?

Да, действительно в ходе досудебного производства и судебном следствии по обстоятельствам дела была допрошена в качестве представителя потерпевшего мать A. Это требование действующего уголовно-процессуального законодательства. Где, в каком законе конкретно написано, что в данном случае мать потерпевшего не могла давать показания? Никто из свидетелей, кроме Ш., не был очевидцем конфликта. Тогда возникает закономерный вопрос: какие именно свидетели подтвердили в суде, что инициатором конфликта был потерпевший?

Выводы журналиста газеты о том, что ссылка суда на показания врачей как свидетелей обвинения незаконными, полностью противоречат нормам УПК РК. Вышеуказанные факты свидетельствуют, что данная статья написана на ничем не подтвержденных доводах, а также голословных домыслах стороны защиты, без изучения материалов уголовного дела, без просмотра и прослушивания аудио- и видеозаписи протоколов судебных заседаний, без учета мнения потерпевшей стороны…»

 

Елегай АХМЕТОВА

ДЕЛО No…

От редакции «ЮГ»:

Далее письмо сопровождалось эмоциями, женщина обвиняла редакцию в необъективизме. Но, хотелось бы отметить, что, берясь за подобные расследования, наши журналисты всегда стараются всесторонне изучить материалы дел, подкрепляют каждое своё слово документально, а также ходят на судебные заседания. Конечно, потерять единственного ребенка для матери – это большая трагедия. И мы очень сочувствуем Е. Ахметовой. Виновная сторона уже несет свое наказание,но, как говорит женщина, убийство сына – это вовсе не несчастный случай, а самое настоящее горе, которое осужденный принес в их жизнь. И с этим невозможно не согласиться. Ведь отнята единственная надежда и жизнь, как говорит она сама, потеряла всяческий смысл. Тяжело комментировать сложившуюся ситуацию. Мы искренне сочувствуем Елегай Жеткергеновне в ее горе и искренне желаем ей большой выдержки и терпения.

Әлсіз | СлабоОнша емес | Так себеЖарайды | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично Баға беріңіз | Оцените

Загрузка...

Комментарий