Қоғам | Общество

Защитить флору и фауну страны

В нашей республике введены меры по ужесточению уголовного закона за незаконное обращение с редкими и находящимися под угрозой исчезновения видами растений или животных.

Так, Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования агропромышленного комплекса» от 28 октября 2019 года в Уголовный кодекс внесены изменения, по которым диспозиция ч. 1 ст. 339 УК предусматривает за незаконное добывание, приобретение, хранение, сбыт, ввоз, вывоз, пересылку, перевозку или уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений или животных, их частей или дериватов, а также растений или животных, на которые введен запрет на пользование, их частей или дериватов, а равно уничтожение мест их обитания – уголовную ответственность в виде штрафа размером до трех тысяч МРП либо исправительные работы, привлечение к общественным работам, либо ограничение свободы до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок, с конфискацией имущества.

Необходимо обратить внимание, что законодатель ответственность по ч. 1 ст. 339 УК оставил без изменения, но ужесточение ответственности выразилось во включении в нее частей 2 и 3, которыми стали предусматриваться такие квалифицирующие признаки, как: «с причинением крупного ущерба», «неоднократно», «группой лиц и группой лиц по предварительному сговору», «на особо охраняемых природных территориях», «лицом с использованием своего служебного положения», а также по ч. 3 – совершенные «преступной группой», «с причинением особо крупного ущерба».

Законодательная инициатива добавления в ст. 339 УК частей 2 и 3, с наиболее строгими санкциями ответственности за их совершение, назревала давно, и ее реализация в норме уголовного закона являлась жизненно необходимой, ввиду значительного увеличения количества совершаемых экологических преступлений и распространенного среди граждан мнения о «формальной» уголовной ответственности в виде незначительного размера штрафа или так назваемого «условного» срока.

Подобные мнения среди определенной категории граждан позволяли им совершать незаконную добычу, приобретение и хранение, а также осуществлять сбыт, ввоз и вывоз, пересылку и перевозку либо уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений или животных, что десятилетиями наносило непоправимый урон экосистеме нашей страны.
Ужесточение санкций ч.ч. 2 и 3 ст. 339 УК позволило перевести данное уголовное деяние из средней в категорию тяжких престулений, за совершение которого по ч. 2 предусмотрен максимальный вид наказания – лишение свободы на срок от трех до семи лет, с конфискацией имущества. А по ч. 3 данной статьи уголовная ответственность уже исключительно в виде лишения свободы на срок от семи до 12 лет.

Столь суровое ужесточение уголовной ответственности обоснованно и позволит не только сократить рост таких преступлений, но и в целом будет являться превентивным механизмом и изменит правосознание общества, а в дальнейшем и вовсе искоренит такие виды уголовных правонарушений.
Как известно, Мангистауская область расположена на территории, прилегающей к Каспийскому бассейну, в связи с чем данный вид преступлений здесь достаточно распространен. В частности, жители отдельных районных центров и населенных пунктов области, расположенных на берегу Каспийского моря, издревле занимаются рыболовным промыслом, зарабатывая этим на жизнь.

Однако в последние десятилетия браконьерство, особенно в отношении осетровых пород рыб, на Каспии стало носить угрожающий характер, что привело практически к полному исчезновению отдельных видов осетровых пород.
Поэтому важным является донести до каждого гражданина, насколько велика цена расплаты за кажущийся безобидным способ зарабатывания денег. Более того, уголовная ответственность наступает как для лица, добыващего животных и растения, на которые в стране введен запрет на пользование, так и для нерадивого покупателя, который, возможно, по незнанию, самонадеяности приобрел запрещенный товар.

К примеру, за истекший период этого года вынесены два приговора по п. 5 ч. 2 ст. 339 и п. 2 ч. 3 ст. 339 УК, соответственно, за аналогичные преступные действия, выраженные в незаконном хранении и перевозке осетровых пород рыб. В отношении двоих подсудимых, совершивших данные умышленные деяния, приговорами были назначены наказания с реальными сроками, предусмотренными санкциями ч.ч. 2 и 3 ст. 339 УК.

Но вместе с тем при рассмотрении данной категории дел возникает вопрос, требующий правовой регламентации. В частности, органами полиции ежегодно регистрируется множество уголовных дел по ст. 339 УК, связанных с незаконным оборотом рыб осетровых пород. Но, как правило, по этим делам в действиях виновных лиц наличествуют только признаки хранения либо перевозки рыб осетровых пород и отсутствует обвинение в незаконном добывании запрещенной рыбы.

Само по себе действие по хранению или перевозке (в том числе приобретение, сбыт, ввоз, вывоз, пересылка) рыб осетровых пород напрямую не влечет причинение какого-либо ущерба окружающей среде (государству), поскольку ими рыба не изымается из экосистемы.

Полагаю, квалифицирующие признаки ч.ч. 2 и 3 ст. 339 УК: «с причинением крупного ущерба», «с причинением особо крупного ущерба» подлежат вменению виновному лицу, если в его действиях имеются признаки и доказательства «добывания» (под которым понимается процесс улова, извлечения или изъятия из природной среды) либо «уничтожения» (процесс полного истребления). Поскольку по материалам таких дел всегда установлено, что ущерб окружающей среде причининяется непосредственно при добывании или уничтожении рыб осетровых пород, то с таких лиц, осужденных по признакам добывания или уничтожения, следует взыскивать и сумму ущерба, от прямого причинения ущерба экологии.

Указанное согласуется и с разъяснениями п. 22 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 18 июня 2004 года «О применении судами законодательства об ответственности за некоторые экологические уголовные правонарушения», согласно которым требование о возмещении материального ущерба, причиненного уголовным правонарушением, связанным с нарушением экологического законодательства, может быть предъявлено с момента начала досудебного расследования до окончания судебного следствия, если уголовным правонарушением или уголовно наказуемым деянием невменяемого лица непосредственно причинен вред.

Данный вопрос касается формирования правильной единообразной судебно-следственной практики и в связи с его актуальностью подлежит обсуждению и разъяснению.

Сауле УМИРБУЛАТОВА,
судья
Мангистауского областного суда

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично МАТЕРИАЛДЫ БАҒАЛАҢЫЗ | ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ

Загрузка...

Комментарий