Қоғам | Общество

“Я не смотрю им в глаза”. Откровения медиков колонии особого режима

Профессия медицинского работника охватывает все сферы жизни человечества. Одной из таковых являются исправительные учреждения, где оказывается медпомощь заключенным. Об особенностях и сложностях этой работы в необычных условиях корреспонденту Tengrinews.kz рассказали медики колонии ОВ 156/20 Восточно-Казахстанской области.

Исправительное учреждение расположено в 20 километрах от Усть-Каменогорска. Здесь свой тюремный срок отбывают убийцы, насильники и рецидивисты. В этой колонии особого режима есть медицинская часть, где работают врачи и медсестры. Им каждый день приходится общаться с преступниками и помогать в восстановлении здоровья.

Старшая медсестра Назгуль Иманмазатова работает в учреждении с 2001 года. 46-летний медработник вспоминает, что в то время работу нашла по объявлению. Незадолго до этого в Усть-Каменогорске была закрыта одна из городских больниц. Молодой специалист осталась без работы.

“Наша медчасть находится внутри колонии. В то время это была тюрьма строгого режима, а здесь была противотуберкулезная зона. В первый рабочий день, конечно, были страх и настороженность. Я волновалась, так как была молодая. Из телесюжетов имела представление о таких учреждениях, но вживую совсем другая картина”, – поделилась Иманмазатова.

Своего первого пациента она лечила с волнением. Однако, как призналась медик, ей удалось справиться со своими задачами.

“Тогда все те, кто сюда поступал, болели разными формами туберкулеза. Мой первый пациент, которого я приняла, был болен закрытой формой туберкулеза. Также у нас были и с открытой формой, но они лежали в другом секторе, чтобы не заражать других. Я проводила лечение своему первому пациенту с волнением. До сих пор помню, какой укол ему ставила”, – поделилась она.

В 2017 году учреждение было перепрофилировано в колонию особого режима.

“Туберкулезников всех вывезли в Караганду, а к нам прибыли осужденные, которые находятся на особом режиме. Здесь контингент пациентов другой, к каждому нужен индивидуальный подход. Осужденные здесь находятся с разными заболеваниями. Есть больные, которые состоят на учете у врачей-психиатров”, – рассказала старшая медсестра.

В экстренной ситуации медработники всегда могут позвать на помощь сотрудников колонии. Для этого у них всегда при себе кнопка тревожного сигнала.

“Рядом с нами находится контролер, это офицер, который стоит во время всего медицинского процесса. Также на руках у нас есть тревожный сигнал. Он есть у каждой медсестры. В случае чего мы нажимаем на кнопку, и сигнал поступает начальнику надзора. Затем сразу прибывает наряд контролеров и устраняет возникшие проблемы. Это происходит быстро, в течение минуты”.


Тревожная кнопка

Назгуль Иманмазатова также рассказала, что бывали случаи, когда осужденные угрожали медикам.

“Иногда заключенные проявляют агрессию по отношению к медперсоналу, и тогда приходится нажимать на тревожную кнопку. Был однажды случай, когда осужденный с туберкулезом лежал у нас. И вот он матерился, нецензурно выражался. Я не спорю в такие моменты с больными, потому и в этот раз просто сразу вызвала наряд контролеров”, – отметила она.

Как призналась медработник, осужденные тоже бывают разными. Одни спокойные, другие не очень.

“Некоторые осужденные с пониманием относятся к нашей работе, благодарят нас. Они видят наш труд, а другие не замечают”, – говорит Назгуль.

“В моей практике однажды случилось так, что у одного из осужденных открылось легочное кровотечение. Это такое осложнение туберкулеза. Кровь внезапно пошла из легких больного. Это произошло в ночное дежурство. Я оказала помощь, остановила кровь больному и спасла ему жизнь. Все обошлось, и сейчас он жив и здоров”, – отметила она.

“И такие осложнения происходили у многих осужденных, и часто. Это очень тяжелая работа, нам приходилось не спать по ночам. Почти на каждой смене приходилось справляться с легочным кровотечением. Поступал сигнал, и мы с неотложной сумкой бежали к больному. Но мы вовремя предотвращали все это”, – рассказала Назгуль Иманмазатова.

Она добавила, что в своей профессии при лечении научилась не судить и не осуждать людей за совершенные проступки. Однако страх перед осужденными медсестра все же испытывает.

“Для меня все они пациенты, я их принимаю как больных. По статусу я их не делю. Но страх, конечно, у меня есть. Однако я давала клятву Гиппократа, о которой нельзя забывать. И я не показываю свой страх осужденным. Моя работа связана с больными разного статуса. В целом моя работа и профессия мне самой нравятся”, – подчеркнула медик.

“И часто бывает, что пациенты приходят и благодарят за мою работу. Один раз ночью поступил вызов, что у одного из осужденных появились боли в районе сердца. Я пришла на вызов, сделала срочно электрокардиографию и оказала необходимую помощь. На следующий день пациент пришел и поблагодарил меня. И таких моментов бывает много”, – сказала Назгуль Иманмазатова.

В этой медицинскай части трудится еще одна медсестра – Гульнар Жансейтова. Она работает здесь с января 2000 года. Как отметила 59-летняя медработник, первые полгода она также испытывала сильный страх.

“Мы всегда ходили в масках, вовремя питались, и психологическое состояние было хорошим. Наверное, поэтому нам удалось избежать и не заболеть туберкулезом. И это удивительно, с одной стороны, так как я проработала в туберкулезной зоне 17 лет”, – отметила она.

Гульнар Жансейтова призналась, что новые волнения у нее появились в конце 2017 года, когда статус учреждения был изменен со строгого на особый режим.

“И название было интересным. Ранее мы были строгим режимом, а после особого вообще заволновались. Спрашивали себя, что это за режим. Оказалось, что в этом учреждении был установлен особый порядок. Наверное, из-за того, что начальник колонии сильный специалист, мы и к этому порядку привыкли”, – рассказала медик.

Весной этого года медики боролись за жизнь одного из заключенных, который был осужден на 14 лет за убийство друга. Его давление упало до показателей 40 на 20. На теле больного начали появляться трупные пятна.

“Мы сразу поставили ему капельницу, сделали уколы и два часа боролись за его жизнь. Благодаря экстренной помощи нам удалось вытащить его с того света. Сейчас он жив и здоров, очень бодр. При виде нас всегда улыбается и благодарит за спасенную жизнь.

За свою 20-летнюю карьеру в колонии строгого и особого режима Гульнар Жансейтова не столкнулась с серьезными конфликтами с заключенными.

“У нас на учете состоят 38 пациентов с повышенным давлением. Также есть ВИЧ-инфицированные, гипертоники и другие больные. Мы со всеми на связи, в контакте. Выдаем лекарственные препараты. Это все возложено на меня”, – добавила она.

“Я не смотрю в глаза осужденным. Мои коллеги тоже стараются не смотреть. Потому что мы боимся. Страх и эмоции есть всегда, мы им этого не показываем. В первую очередь мы женщины, а здесь сидят более 300 мужчин-осужденных”, – рассказала Гульнар Жансейтова.


Кабинет с амбулаторными карточками пациентов-осужденных

Беседовала Юлия Сарачакова, подготовил Шокан Алхабаев.
При содействии пресс-службы ДУИС по Восточно-Казахстанской области

Комментарий