Елең еткізер | АктуальноҚұқық | Право

Природа правосудия

 Долгая жизнь в действующем праве отчетливо показала, что выбор человека той или иной профессии в начале пути предопределяет не только его судьбу, биографию, но также и собственную смерть.

Действительно, прав Цицерон, сейчас, видимо, в мире наступило такое время, что не только мысль,но и правосудие нуждается в защитнике. Для защиты правосудия и справедливости нам нужен человек «от природы умный и в жизни бывалый, который видел бы насквозь, что думают, чувствуют, предполагают и ожидают его сограждане и все люди, которых он хочет в чем-то убедить своею речью. Надо, чтобы он умел нащупать пульс людей любого рода, любого возраста, любого сословия; он должен чутьем понимать мысли и чувства тех, перед которыми ведет или поведет дело».

Где нам взять такого человека, необходимого для дела по защите правосудия и справедливости?

Прогресс, прагматизм, протекционизм при попрании нравственных начал возродил, затем возвел на вершину смысла общественной жизни мегаполисов, больших и малых городов потребительский эгоизм, бесстыдство, нерадивость.

Житель планеты Земля столь эгоистичен, пустословен,враждебен,неправеден. Просто потребитель. В основе – корысть, гордыня, страсть. Ну где же мы ограничили себя? Беспредел, не знающий границ, – чем не террор.

«Крайняя опасность в том, – предупреждал Хайдегер, – что человек, устраивая сам себя, не ощущает уже никаких других необходимостей, кроме тех, которые вызваны потребностями его самоустроения. То есть он забывает, что понятие общества есть лишь другое имя или зеркало, или расширение субъективности» (В. Пушкин).

Реальная действительность настоятельно диктует нам срочно заняться выращиванием, в прямом смысле слова, честного человека, который может стать единственным защитником правосудия и справедливости.

Вы будете правы, если зададитесь вопросом, почему вдруг правосудие и справедливость стали нуждаться в защите?

Наверное, одним из оснований для появления такой тревоги является, по нашему субъективному мнению, отсутствие общей организации научной работы по подготовке кадров для судебной деятельности. Мы, по существу, до настоящего времени так и не сумели создать свою национальную школу, научную школу воспитания кадров. Также, несмотря на наше архижелание не видеть очевидное, нам следовало бы признать и то, что по неопытности своей мы оказались под влиянием иноверных, инобытных культур.

Верно и то, что общественную мысль во все времена волновал вопрос о расхождении морали провозглашаемой и морали практикуемой.

И ответом на этот вопрос прозвучала програма «Рухани жаңғыру», суть которой очень верно раскрывает такое понятие, как «Rettunq», означающее «спасение (оправдание): возвращение вещи к ее правовой, настоящей сути,сохранение в ней».

То есть возвращение от обывателя,потребителя к человеку. К сожалению, мы и не заметили, как быстро в обществе произошел процесс обмена ценностей на выгоду.

Об опасных последствиях прогресса предупреждал в свое время Станислав Лем: «Чрезмерное удовлетворение потребностей влияет по-разному, но чаще всего вредно на общественную роль ценностей, составляющих мотивизационный остов человеческого поведения».

Теперь зададим себе один простой вопрос, непосредственно относящийся к предмету нашей беседы: а какие внутренние, неведомые нам, причины послужили кандидату побудительным мотивом в выборе должности постоянного судьи? Что руководит его решением – выгода или желание служить правосудию?

Абай предупреждал, что чрезмерная ограниченность человека только своей личной выгодой приводит не только к потере равновесия всей системы ценностей, в том числе и правосудия, но и к деградации самой личности.

Из этой мысли Абая вытекает следующий вывод: каждый кандидат в судьи должен непосредственно оцениваться содержанием его мира, состоянием внутреннего убеждения.

Как это выявить? Убеждение есть суждение, суд. Внутрений суд совести каждого. У казахов существует пословица: «Кімде ұят, сонда иман». Высший суд справедливости – Шын Ұят. Так говорил Абай, защитник правосудия.

Истинный интерес кандидата на должность постоянного судьи можно проверить введением правила о том, что деятельность в судебной системе каждый судья обязан начинать в составе суда, расположенного в отдаленной местности.

Всем известно, что многие представители титульной нации не знают казахского языка – языка государства, судебной власти.

В связи с этим мы хотели бы обратить внимание на одну особенность, присущую судебной власти, – осуществление им защиты прав и свобод каждого. Как бы всуе не восхваляли благо прогресса, материальные достижения цивилизации и не ставили в пример имеющих доступ ко всем благам земным, ресурсам, все же на самом деле сильнее оказывается тот, кто способен обойтись и без всего этого, несущего, кстати, его фанатам соответствующие беды, недуги.

К этой способности быть сильным, уметь противостоять всяким мирским соблазнам нужно обучать в реальных условиях аульной жизни, вне стен стальных городов.Мы все признаем Абая и с уважением относимся к его личности, творческому наследию. Однако забываем тот факт, что он вырос и развивался в ауле, в далекой степи, где не было колледжа, университета, академии. Гражданин Ибраһим Кунанбаев стал Абаем, личностью мировой величины благодаря тому, что сумел все-таки сотворить из себя человека, защитника народа. Абай – правовед, действующий судья, смог стать Национальным Поэтом Отчизны.

Цицерон говорил: «Вообще, полное невежество в отечественной поэзии – признак или крайней лени, или крайне привередливой пресыщенности.

Мы все прекрасно знаем, что кандидаты в основном желают стать судьями в мегополисах, в условиях комфорта, благоденствия, подальше от первозданной природы, где потребна сила духа, усердие души, напряжение воли. Кроме того, большая часть их не владеет казахским языком и, прибывая во власти на протяжении многих лет, не желает знать, ведь никто из них не подумал до сих пор уйти в отставку по причине незнания государственного языка.

А жаль. Это было бы честно, соответствовало бы квалификации, статусу правоведа. Отставка с должности судьи по причине незнания казахского языка стала бы сама по себе прекрасным примером высокого, чистого, подлинно нравственного поступка, показателем внутреннего достоинства человека. Всем известно, что судья не есть обычный человек повседневного существования, он есть символ справедливости, совести, честности и чести страны.

Мы предлагаем рассмотреть возможность введения правила об ограничении сроков пребывания постоянных судей в районах, городах, областных центрах, в Верховном Суде. Определить для всех судей, без исключения, срок пребывания во власти в одной местности десятью годами. После десяти лет службы судьи в одной местности непременно должен последовать перевод в другой район, город, область.

Туда, куда посчитает нужным направить Высший Судебный Совет. Озвученные нами предложения на первый взгляд покажутся абсурдными. Однако если исходить из содержания конституционной нормы о том, что единственным источником государственной власти является народ, то никто не может с полной увереностью исключить возможность принятия такого решения.

Введя ограничение срока пребывания в должности председателя районного суда, мы не стали долго размышлять об отдаленных последствиях этого шага, о возможной в скором времени потере кадровых квалифицированных председателей судов, не позаботившись о достойной замене. Ведь гений Абай возник не в одночасье и не на пустом месте, он был воспитан в ауле на традициях казахской школы права, непосредственным учителем был его отец Кунанбай..

Абай, уроженец земли Қарауыл, писал, что не всякий назначенный на должность, может стать достойным власти. Быть судьей означает иметь знания об истории, поэзии народа, памятниках права, обладать зрелостью. Судья должен уметь видеть, какие нормы закона не соответствуют сути права, и уметь стать в судебном процессе законодателем, создать норму, отвечающую праву, и умело его применять.

Отличительными чертами характера судьи являются скромность, бесстрашие, неподкупность, независимость. Судья искренне предан праву и является другом свободного слова, он любознателен, правдолюбив.

Таким образом, пребывание в ауле претенденту на звание судьи представляет исключительную возможность извлечь прибыль для своего развития на пути права. Как пишет ученый В. Юрченко: «Язык есть система знаков, а право есть система норм общественного поведения. Язык выражается через речь, а право воплощено в законе. И как нет тождества между языком и речью, так нет тождества между правом и законом. Право есть инвариант закона, который (инвариант) в данном нормативном акте может быть выражен неполно или неадекватно».

Время настоятельно требует перемен, внесения необходимых изменений, дополнений в законы, так как вне права нет жизни. Такова природа правосудия. В этом суть и соль судебной защиты. Только в праве закаляется характер судебной власти. Преданность праву и есть человечность, тот единственный путь, ведущий к бессмертию имени человек

Марат АЗБАНБАЕВ,
судья в отставке

Комментарий