Құқық | Право

Регламентировать процессуальные действия судьи

Несмотря на кажущуюся несложность рассмотрения дел по уголовным проступкам, на практике возникает немало процессуальных вопросов, разрешение которых требуется на законодательном уровне.

В Уголовный кодекс Республики Казахстан, вступивший в действие с 1 января 2015 года, введено понятие «уголовный проступок». Понятие «уголовный проступок» раскрыто в ч. 3 ст. 10 УК, согласно которой уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие либо бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста, выдворения за пределы РК иностранца или лица без гражданства.
Практика рассмотрения дел указанной категории выявила проблемные вопросы, требующие своего разрешения. Так, например, нормой ст. 529 УПК не регламентированы действия судьи при выявлении существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, допущенных органом дознания при осуществлении протокольной формы расследования, которые препятствуют рассмотрению судом дела об уголовном проступке по существу. Тогда как на практике органом досудебного расследования допускаются нарушения при составлении протокола об уголовном проступке, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного протокола. К таким существенным
нарушениям относятся противоречивое изложение обстоятельств в фабуле обвинения; изложение сущности обвинения не полностью, отсутствие квалифицирующих признаков уголовного правонарушения. В таких случаях ввиду отсутствия четкой регламентации процессуальных действий суда судья вынужден руководствоваться общими принципами уголовного процесса. Так, например, в суд поступило уголовное дело протокольной формы досудебного расследования по ч. 1 ст. 345 УК РК по признакам нарушения лицом, управляющим автомобилем, троллейбусом, трамваем либо другим механическим транспортным средством Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшего по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью человека. В соответствии с п. 6 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О практике применения уголовного законодательства по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» от 29 июня 2011 года № 3 – с учетом бланкетного характера диспозиций статей уголовных правонарушений на транспорте, связанных с нарушением Правил дорожного движения, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого в обвинительном заключении (протоколе обвинения, протоколе упрощенного досудебного производства), в приговоре (постановлении) суда должно содержаться указание о том, какие конкретно пункты Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены виновным, а также должно быть раскрыто содержание этих нарушений.
В нарушение указанных требований в протоколе об уголовном проступке, несмотря на то, что диспозиция ч. 1 ст. 345 УК предусматривает нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, не указано ни одного пункта ПДД и не раскрыто их содержание. Тогда как суд в силу требований ч. 5 ст. 23 УПК, не являясь органом уголовного преследования, не имеет право самостоятельно вменять объективную сторону уголовного правонарушения, устанавливать, какие пункты ПДД были нарушены лицом, в отношении которого составлен протокол об уголовном проступке. В связи с чем судья в данном случае руководствовался ст. 9 УПК, то есть принципами, которые являются фундаментальными в уголовном процессе, определяющими систему и содержание его стадий, институтов и норм, обеспечивающих общие условия реализации прав и обязанностей участников уголовного процесса и решение стоящих перед ним задач. Одними из таких принципов являются принцип законности, а также осуществление судопроизводства на основании состязательности и равноправия сторон. Руководствуясь вышеприведенными принципами уголовного процесса, судья, изучив материалы электронного уголовного дела, возвратил его ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, допущенного при составлении и утверждении протокола об уголовном проступке, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основании указанного процессуального документа. Учитывая вышеизложенное, на законодательном уровне требуется четкая регламентация процессуальных действий судьи в случае выявления существенных нарушений, допущенных при направлении дела об уголовном проступке в суд, которые препятствуют назначению судебного заседания. Кроме того, с целью повышения качества осуществления протокольной формы досудебного расследования необходимо предусмотреть досудебный надзор со стороны прокурора с утверждением им протокола об уголовном проступке, а также признать необходимым участие в суде не прокурора по таким делам, а государственного обвинителя, который и должен представлять и поддерживать обвинение в суде.
Александра СИДОРОВА,
судья суда № 2
района Бәйтерек ЗападноКазахстанской области

Комментарий