Қоғам | Общество

Нераскрытая кража

Эта история произошла несколько лет назад в маленьком приграничном поселке лесное, что на севере Казахстана. Там произошла кража, в которой обвинили… Впрочем, лучше мы расскажем об этом.

В небольшом поселке хозяйкой магазина была Маржан Туганбаева – индивидуальный предприниматель. На Наурыз магазин не работал, так как она перенесла торговлю в центр, на площадь, где проходили праздничные мероприятия.

После завершения праздников она велела завезти продавцам в магазин оставшийся нереализованный товар – пряники, водку,пиво. После этого хозяйка в магазин не ходила – решила устроить отдых себе и продавцам. Однако днем, проходя мимо магазина, всегда смотрела, на месте ли замок. Сторожа она не держала, потому что было накладно. Да и ее муж, Бауыржан Туганбаев, являлся акимом сельского округа, так что вряд ли кто посмел бы ограбить магазин его супруги.

8 апреля 2016 года хозяйка решила открыть магазин. Каково же было ее удивление, когда она увидела на двери чужой замок. Маржан спешно вернулась домой и сообщила об этом мужу.

– Точно не наш замок? – удивился супруг. – Может, ты перепутала?

– Да нет, точно! – заверила Маржан. -Я что, замок наш не знаю? Я еще пробовала своим ключом открыть. Не смогла. Что делать?

– Твои продавцы, может, заменили?

– Да нет же! Я звонила. Одна уже неделю, как в город уехала. Вторая сказала, что ключ у нее с собой, она никому его не отдавала, и замок не меняла. Что делать?

– Как что? Участковому надо звонить. Он позвонил участковому инспектору майору полиции Сакену Оразбекову. Но тот в это время находился в районном центре – п. Карабалык – на занятиях. Сказал, что приедет поздно. Примерно в 20.00 участковый приехал, и они вместе пошли в магазин. Участковый позволил монтировкой сорвать замок. Втроем они вошли в помещение.

– Здесь в коробках оставалась водка, – сказала Маржан Туганбаева. – Я сама оставляла ее здесь. Вторая дверь, ведущая в соседнее помещение, была закрыта на замок. Этот замок был ее, и хозяйка открыла его своим ключом.

– Ты, Маржан, не торопись. Внимательно осмотри, может быть, что-то еще украли, – сказал участковый В это время в магазин вошел второй сотрудник полиции. Он посоветовал участковому осмотреть местность рядом,а сам остался в помещении. Хозяйка составила список того, что у нее было похищено. Через некоторое время вернулся участковый Оразбеков с замком в руке. Туганбаева сразу узнала свой замок. Вместо того чтобы положить замок в пакет, как вещественное доказательство,сотрудники полиции отдали его хозяйке,даже не отправив на экспертизу для снятия отпечатков пальцев. Также поступили и с чужим замком. Сорвать – сорвали, а приобщить к делу вещдок забыли.

Родной замок отдали хозяйке, который она выбросила по дороге, так как он ей уже был не нужен. После этого они отправились в кабинет к участковому инспектору, где Маржан написала заявление о краже и приложила список похищенного из магазина.

ОПЕР НА ЗАДАНИИ

Утром 9 апреля 2016 года замначальника Карабалыкского РОВД Кайдаров вызвал в кабинет оперуполномоченного криминального отделения ст. лейтенанта Серика Жаксыбаева и сказал, чтобы тот получил бензин и срочно выезжал в п. Лесное, где совершена кража из магазина. Приехав, Жаксыбаев встретился с местным участковым Сакеном Оразбековым, который рассказал о краже. После этого оперуполномоченный проехал по поселку, переговорил с людьми, кто имел связи с криминальным миром. Потом встретился с информатором, со слов которого стало известно, что накануне вечером у местной жительницы Елены Фединой в доме распивали спиртные напитки. Утром 10 апреля сотрудники полиции стали отрабатывать версии по краже. Решили: поскольку у Фединой была пьянка, значит, надо с нее и начинать, выяснить, кто участвовал, а главное, откуда взяли водку, если магазин в поселке был закрыт. Правда, есть на въезде еще один магазинчик. Надо бы опросить продавца, кто из местных покупал водку в этот период. Как стало известно, в доме Фединой несколько дней проживает некая гражданка Яровая, разведенная женщина с ребенком на руках. Участковый инспектор был знаком с этой женщиной, так как изымал у нее спутниковую антенну по факту кражи в с. Гурьяновка. Также она была причастна к краже дров п. Лесное, где после примирилась с потерпевшей.

– Давай начнем, – сказал оперативник Жаксыбаев, – с этой Яровой. – А Федину можем после допросить.

– Да, – согласился участковый, – на Людмилу Яровую указывают люди в поселке. Говорят, что она причастна к краже.К тому же она проживает у Фединой.

Сотрудники полиции поехали к Фединой. Яровая находилась в доме. Из-за того что дома было много детей и шумно, опрашивать дома не стали. Предложили подозреваемой Яровой проехать в опорный пункт полиции.

– Мне про кражу ничего неизвестно, -сказала Людмила Яровая. – Ничего не знаю. С 7 или 8 апреля я с ребенком проживаю у своей подруги Елены Фединой,так как у меня кончились дрова и нечем было топить печь. Она пустила нас к себе.Затем Яровая сказала, что накануне видела, как в заброшенном здании детского сада дети что-то прятали.

Для проверки этого факта опер Жаксыбаев и участковый Оразбеков пошли в здание детсада, и все там осмотрели. Яровая с опером Жаксыбаевым поднимались даже на чердак. Однако никакого товара из магазина не обнаружили. После этого Людмилу Яровую отвезли домой, а в опорный пункт забрали Елену Федину. Опросили ее по поводу кражи, но она ничего толкового не сказала.

Поочередно вызывали других жителей поселка, но все безрезультатно. Никто ничего не видел. Примерно в пять вечера оперуполномоченному Жаксыбаеву позвонила Яровая и сказала, что видела, как дети их соседки Светланы Севрюковой тащили какие-то коробки. Вызвали Севрюкову с сыном. Когда они пришли, то в коридоре опорного пункта находились Елена Федина и Людмила Яровая. Сын Севрюковой категорически отрицал, что тащил коробки. При этом он сказал, что Егор, сын Фединой, ему говорил в школе о краже в магазине. Тут же сотрудники отправили Елену Федину домой за сыном. Однако опрос Егора ничего не дал. Он сказал, что на него наговаривает сын Севрюковой, и что он ничего подобного не говорил, а о краже ничего не знает. Показания Фединой, Яровой и других фигурантов дела оформили протоколом допроса. Никаких экспертиз отпечатков пальцев ни в магазине, ни на дверях в рамках следствия не проводили и не назначали. Полагались на свидетельские показания, как было принято у оперов. Таким образом, следствие зашло в тупик.

УПАЛА С ЛОШАДИ

11 апреля 2016 года Людмила Яровая приехала в п. Карабалык, где встретилась с сестрой и рассказала, что при допросе в опорном пункте полиции п. Лесное сотрудники ее избивали, а оперуполномоченный старший лейтенант Жаксыбаев сломал ей ушную перепонку, чтобы она призналась в совершении кражи из магазина. Женщина направилась в прокуратуру, где написала заявление на действия сотрудников полиции, указав, что они ее избили. Заявление установленного образца писал сотрудник районной прокуратуры Виктор Кривко с ее слов, все повреждения фиксировал, как указывала потерпевшая. Людмила Яровая назвала фамилии сотрудников РОВД, которые ее допрашивали. Заявление было зарегистрировано.

Рапорт подписал и.о. прокурора, так как сам прокурор находился на больничном. Потерпевшая сообщила о том, что у нее в плече имеется спица, которую вставили врачи после ДТП несколько лет назад. Об этом она ранее ничего не говорила. В.Кривко заметил, что в ухе у потерпевшей запеклась кровь. Затем он ее проводил в ЦРБ для освидетельствования, где женщину осмотрел медицинский эксперт. Синяки у нее были на ногах, выше колен, на локте. Эксперт осмотрел ухо и направил к ее ЛОР-врачу. В кабинете врач проверил ухо, сказав, что лопнула перепонка, и назначил лечение. После обеда Яровая пришла к эксперту. В кабинете находился замначальника РОВД Кайдаров. Он пригласил ее пройти на улицу. Яровая,ее сестра и замначальника РОВД вышли на улицу. Замначальника стал говорить о необходимости забрать заявление из прокуратуры.

– Пойми, я знаю, что ребята виноваты. Но из-за двух сотрудников неприятности будут у всего отдела. Забери свое заявление. Прошу тебя.

– Нет, – категорически отказалась Людмила. – Заявление забирать не буду. Пусть накажут этих извергов. Вот, видите, они мне перепонку сломали. Ничего не слышу. И еще хотели, чтобы я призналась в краже. Я ничего не крала. И в этот магазин даже не ходила никогда.

После этого начались звонки. Звонили сотрудники полиции, просили встретиться с Людмилой Яровой. 11 апреля 2016 года приехала мать Яровой. 13 апреля, когда они приехали из п. Карабалык, возле дома их ждали сотрудники полиции.

Среди них были участковый Оразбеков и еще какой-то важный сотрудник, который не представился. Женщины не стали разговаривать с ними и договорились встретиться утром в акимате. В акимат Людмила пришла с матерью. В кабинете были участковый и тот важный сотрудник полиции, который не называл фамилию. Они просили забрать заявление и предлагали деньги на лечение. Мать Людмилы пожалела их и согласилась взять деньги. Сотрудники стали говорить, что забрать заявление не получится, нужно написать другое заявление, например, что Яровая упала с лошади. Решили написать, что лошадь она взяла у жительницы поселка, некой Гороховой. Сказали, чтобы она договорилась с Гороховой, которая подтвердила бы, что Людмила брала у нее лошадь.

Она написала заявление, которое продиктовал сотрудник-важняк. А мать взяла 100 тыс. тенге, и они ушли домой. На следующий день Яровая, Федина и участковый инспектор майор Оразбеков на его машине поехали в п. Карабалык. В здании РОВД Людмила Яровая написала заявление о том, что упала с лошади и к сотрудникам полиции претензий не имеет. Ей вызвали адвоката, с ним она пошла в прокуратуру и отдала заявление. Однако на другой день к Людмиле Яровой приехали сотрудники из областной прокуратуры. И один из них, Виктор Кривко, сказал ей при матери:

– Вы что делаете? Какая лошадь? Кто вас надоумил на такое? Сейчас вы откажетесь, а завтра вас, Людмила, привлекут за ложный донос в совершении преступления должностных лиц полиции. В уголовном порядке по ст. 351 УК РК. Вы думаете, мы тут шутки шутим? На шесть лет упекут в колонию. Этого хотите?

– Что нам делать? – запричитала мать Яровой. – Они приехали, уговаривали по телефону несколько раз. Деньги еще дали.

– Какие еще деньги? – удивились сотрудники.

– Да, 100 тыс. же мне в конверте, – подтвердила мать, – на лечение Людмилы.

– Ну это уже слишком, – цокнул языком Кривко. – Вам надо будет проехать с нами и в прокуратуре еще раз все подробно
написать. Вы меня поняли, Людмила? Собирайтесь, едем.

«ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ»

Прокуратурой района было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудников полиции РОВД Жаксыбаева и Оразбекова по п. 1 ч. 2 ст. 146 УК РК – умышленное причинение физических и психологических страданий, совершенное лицами, осуществляющими дознание, с целью получить от пытаемого признание в совершении преступления. Как выяснилось в ходе следствия, 10 апреля сотрудники полиции Жаксыбаев и Оразбеков в ходе следственных действий стали расспрашивать Людмилу Яровую о краже, говорили о том, что, возможно, кражу совершила ее подруга Федина или ее брат. При допросе участковый инспектор полиции Сакен Оразбеков начал ругаться, выражаясь нецензурной бранью. Затем подключился Серик Жаксыбаев.

– Сядь, говорю, за стол! – сказал он. – Что тут дурочку из себя строишь! Яровая села напротив Жаксыбаева. Затем он встал и подошел к ней сзади. Схватив ее за волосы, поднял со стула и повалил на пол. Яровая упала на бок, попыталась встать, но он пнул ее по ноге своим грубым ботинком. Людмила молчала, стиснув зубы, терпела боль.

– Что, не больно? – спросил Жаксыбаев. – Молчишь? Да я не таких раскалывал, детка. После этого, схватив за волосы, поднял ее. Она закричала от страшной боли, поднимаясь на ноги… Чуть погодя Людмила от сильного удара в правое ухо едва снова не упала на пол.

– Не надо бить, пожалуйста! – закричала она от пронзительной боли в ухе. – Не надо! Людмила мельком увидела, что рука оперативника была обмотана какой-то синей тряпкой. На столе лежал желтый канцелярский нож. Взяв его в руки, Жаксыбаев сказал:

– Ну раз не хочешь признаваться, то тогда будем по-другому. Начнем отрезать тебе по одному пальцу. Жаксыбаев подошел к ней. Встал сзади, что было силы заломил ей руку за спину. В плече она почувствовала боль и сильный щелчок. У Людмилы Яровой три года стояла спица, так как во время ДТП она сломала ключицу. После того как оперуполномоченный выгнул ей руку, спица вылезла.

Участковый инспектор полиции нецензурно выругался, наблюдая за происходящим. А опер Жаксыбаев играл ножом.

– Не надо меня бить! – заплакала женщина. – Я ничего не знаю. Отпустите меня. У меня дома ребенок один.

– Она просится домой, – сказал участковый Оразбеков, – и там напишет на нас заявление. Так ведь, Люда?

– Нет, что вы, – снова заплакала женщина. – Я не знаю, кто мог украсть в магазине водку. Мне дети говорили, что в заброшенном детсадике, что недалеко от нас, видели коробки из-под водки. Может, там спрятано? Под этим предлогом сотрудники полиции вышли с ней на улицу, чтобы проверить ее показания. Осмотрели весь садик. Осмотрели чердак. Опер нашел там какую-то железку. После этого ее отпустили домой. Да, напоследок Жаксыбаев сказал, чтобы до пяти часов вечера она нашла, кто совершил кражу в магазине. И никому не говорила, что произошло при допросе.

Спросят, скажи, мол, что упала с лестницы, когда осматривали чердак. После того как женщина пришла домой, сотрудники полиции забрали на допрос Федину. Яровая предупредила Елену, чтобы та была осторожнее.В доме Елены жила ее бабушка. Людмила стала рассказывать ей, что произошло в кабинете участкового. Спустя час домой пришла Елена. Она сказала, что ее не били, только выражались нецензурной бранью и на полу в кабинете участкового она видела клочья волос.

Яровая позвонила своей сестре в райцентр и тете, которая сказала, чтобы она ехала завтра в прокуратуру и написала заявление.

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

Через полгода Карабалыкский районный суд Костанайской области рассмотрел в открытом судебном заседании с видеофиксацией уголовное дело в отношении сотрудников полиции Карабалыкского РОВД Серика Жаксыбаева, оперуполномоченного отделения криминальной полиции, и Сакена Оразбекова, участкового инспектора полиции, ранее не судимых. Выслушав потерпевшую сторону, свидетелей, сторону защиты,суд установил следующее.

Исходя из совокупности исследованных доказательств, судом достоверно установлено, что подсудимые Жаксыбаев и Оразбеков, являясь должностными лицами органов внутренних дел, осуществляющими дознание, применили пытки в отношении потерпевшей, целью которых являлось принуждение к признанию в совершении кражи. В то время они как должностные лица по поддержанию правопорядка обязаны выполнять возложенные на них обязанности и защищать всех лиц от противоправных актов, уважать и защищать человеческое достоинство. При этом потерпевшая Яровая была подвергнута жестокому, унижающее человеческое достоинство обращению, и не могла оказать какого-либо сопротивления, зная о том, что перед ней сотрудники полиции, в связи с чем обратилась в органы прокуратуры за защитой своих прав.

Исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы, кровоподтеки на теле потерпевшей имели багрово-синий цвет, что свидетельствует о том, что они были получены потерпевшей не более двух дней до освидетельствования. Районный суд признал С. Жаксыбаева виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 1). ч. 2 ст. 146 УК РК, и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на три года и шесть месяцев c лишением права занимать должности на государственной службе, и в правоохранительных органах сроком на три года.

Суд признал С. Оразбекова виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 1). ч. 2 ст. 146 УК РК, и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на три года c лишением права занимать должности на государственной службе и в правоохранительных органах сроком на три года.

Надо полагать, что осужденные, отбыв наказание, уже давно на свободе. Однако никто не исключает, что бывшие сотрудники вновь вернутся в ряды «доблестной» полиции. При этом кража так и не была раскрыта. Такие случаи, увы, не редкость.

(По материалам уголовного дела. Фамилии фигурантов дела изменены.)

Олег ДОМАЕВ

ПлохоТак себеНормальноХорошоОтлично (Пока оценок нет)

Загрузка...

Комментарий (1)

  1. Очень интересно изложено. Детектив какой то…

Комментарий