Қоғам | Общество

Кредиты в Казахстане: чаще берут бедные или все-таки богатые?

Объемы потребительского кредитования растут, и в масс-медиа уже даже появилось устойчивое словосочетание «закредитованность казахстанцев». Причем отношение к этому явлению неоднозначное.

Одни обращают внимание на опасность некоей «долговой кабалы», другие считают ее очередным ужастиком для обывателей. Правда, все сходятся во мнении, что проценты можно было бы и снизить — и даже предлагают рецепты.

Такие мнения звучали и на круглом столе, проведенном аналитической группой КИПР.

 

Кредиты берут бедные или богатые?

Экономист Айдархан Кусаинов считает, что проблемы закредитованности на самом деле нет. Этот миф появился, потому что «меняется банковская модель». Например,

товары в беспроцентную рассрочку люди берут не потому что бедные, а потому что выгодно

Эксперт утверждает, что львиная доля заемщиков на самом деле имеет небольшие кредиты. Зато одновременно свой вклад в статистику потребительского кредитования вносит микробизнес, поскольку индивидуальному предпринимателю его проще оформить.

— То, что у нас доходы населения не растут и что у нас существует проблема бедности и высока доля расходов на питание –

все это к кредитам на самом деле не имеет никакого отношения

Легенда, что человек идет за кредитом, когда денег нет, нерабочая, — считает Кусаинов.

Он напомнил о прошедшей амнистии, в рамках которой социально незащищенным слоям населения погасили 105 млрд тенге. Но от 7 трлн всех выданных займов это ничтожный процент.

— То есть на самом деле такой закредитованности нет даже среди бедных слоев населения, — сказал он.

Руководитель группы «Кипр» Ерлан Смайлов обратил внимание на другую проблему статистики, которую назвал «универсализмом». То есть не учитывается разница ни географическая, ни социальная.

— Например, самозанятые.

В глазах общества, госорганов и экспертов есть образ универсального самозанятого, который одинаков и в Алматы, и где-нибудь в ауле,

где до рынка сбыта может быть 600 км и где стартовые условия, возможно, хуже. Здесь то же самое, — сказал он.

Так появились образы универсального заемщика, универсального вкладчика ЕНПФ и так далее. И когда речь идет о пресловутой закредитованности, они срабатывают. Она если и есть, то сконцентрирована в отдельно взятых стратах, а не присуща всему обществу. Хотя в каких масштабах, пока так окончательно и неясно.

Зона риска в миллионах

Экономист Олжас Худайбергенов считает так же. Причем полагает, что проблемная страта на самом деле невелика. В доказательство он сделал небольшой расчет.

В целом сумма кредитования – это около 4,3 трлн тенге. Из этой суммы примерно 1,5 трлн приходится на ИП, берущих для бизнеса потребительские кредиты. Итого «чистыми» на потребительское кредитование выделяется около 3 трлн тенге. По его мнению, это относительно небольшая сумма.

— Берем экономически активное население – 9,5 млн человек. Из них примерно 4 млн имеют постоянную занятость, еще примерно 3 млн — частичную. В зону риска они попадают, когда прекращают получать зарплату.

Есть еще те, у кого теневая оплата труда – это еще где-то 1 млн. Примерно 1,5 млн безработных (хотя официально 500 тыс.)

Вот они в зоне риска, — сказал Худайбергенов.

Эксперт утверждает, что проблема на самом деле в ставке кредитования. Она слишком высока — от 30 до 56%. Особенно в онлайн-кредитовании.

 

— По онлайн-кредитованию тоже две противоречивые тенденции. С одной стороны, есть нерегулируемое онлайн-кредитование, где ставки доходят до 1000%, и как бы Нацбанк их не ограничивал, технически до них дойти нельзя. Есть те, до которых доходит регулирование, там ограниченная ставка в 100%. К сожалению, в отношении онлайн-кредитования пока дифференцированного подхода и технического решения нет, — отметил он.

Кто защитит потребителя?

Канагат Такеева, руководитель ОО по защите прав потребителей финансовых услуг, выступила сразу с несколькими предложениями.

Во-первых, «дисциплинировать частных судебных исполнителей, у которых сейчас развязаны руки».

— Чтобы не было такого, что ЧСИ выселил семью, взломав дверь, а у него просто отбирают лицензию.

При выселении он калечит людей и не несет никакой уголовной ответственности, а это хулиганство,

— уточнила она.

Далее, нужно учитывать интересы потребителя уже при разработке договоров банковских займов, внести туда некие защитные механизмы.

В третьих, уменьшить ставки вознаграждения, которые Такеева назвала «совершенно неподъемными».

 

— Да, банки говорят, что они тоже выживают в условиях финансовых катаклизмов. Но почему тогда европейские финансовые институты, которые кредитуют свое население, сейчас это делают в связи с финансовым кризисом по отрицательной ставке. У нас на рынке по сих пор годовая эффективная ставка вознаграждения держится 19-21%, — заявила она.

Пора уже решить вопрос с банкротством физических лиц

Роберт Абзалилов, председатель Ассоциации «Национальная лига ломбардов Казахстана», тоже выдвинул несколько предложений.

Во-первых, он считает нужным ограничить временные просрочки 2-3 месяцами. Чтобы по их истечению банк не продолжал начислять проценты, а сразу «объявлял дефолт» и подавал в суд.

— Сумма зафиксирована, задолженность не растет, остановлены и вознаграждение, и пеня, — сказал он.

Во-вторых, «удешевить» деньги.

— Займы действительно неподъемные. Но за счет того, что неподъемные, они перекрывают тех заемщиков, которые не оплачивают. Это все взаимосвязано, — сказал Абзалилов.

И наконец, все-таки решить вопрос с банкротством физических лиц

– человек задолжал, государство списало ему все долги, и все, человек больше ничего не сможет получить и больше в финансовой системе не участвует, — констатировал он.

Экономист Петр Своик в очередной раз предложил новый источник займов для населения. Для этого нужно фактически

превратить ЕНПФ в кредитно-инвестиционный банк

Причем населению кредиты выдавать под залог их же пенсионных накоплений.

— Жилищное строительство надо, по крайней мере, как минимум удвоить. Это можно сделать через эти источники. Из ЕНПФ и кредиты вполне можно давать, потому что твои взносы, твои накопления – это и есть залоговая масса. И если просрочил, сам же и виноват.

То есть людей надо превращать в инвесторов,

— констатировал Своик.

Комментарий