Құқық | Право

Соблюдая сроки исковой давности

Соблюдение сроков, в том числе и сроков исковой давности, способствует устойчивости правопорядка, стабильности фактически сложившихся между субъектами правоотношений. Все это побуждает стороны в правоотношениях заблаговременно проявлять заботу об осуществлении и защите своих прав.

Нормативной основой для исчисления сроков исковой давности в гражданско-правовых
отношениях Казахстана является исключительно Гражданский кодекс РК. Начало течения срока исковой давности определено законом как день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права (ст. 180 ГК). Из этого правила Гражданский кодекс и иные законодательные акты могут устанавливать исключения. Специальные случаи определения момента начала течения исковой давности названы в п. п. 2-4 ст. 180 ГК: – по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения;
– по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента предъявления требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока (п. 2 ст. 277 настоящего Кодекса);
– по регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Эти специальные нормы изложены достаточно ясно и не нуждаются в особом толковании. Какая же часть из утраченных по независящим от правообладателя причинам прав является нарушением? Лицо может лишиться права или быть ущемленным в правах в силу разных причин. Например, в силу того, что по естественным причинам вещь, принадлежащая лицу на праве собственности, пришла в негодность, имущество погибло из-за удара молнии, было конфисковано, украдено и т.д. Нарушение права охватывает только те случаи, когда права были ущемлены действиями третьих лиц, поскольку вопрос о сроке исковой давности возникает лишь при конфликте потерпевшего с третьими лицами – потенциальными, с точки зрения потерпевшего, правонарушителями. Ст. 180 ГК под нарушением права имеет в виду не любую утрату права, а действия третьих лиц, ущемивших права и интересы обладателя прав. Термин «нарушение» предполагает существование нарушителя – того, кто нарушает чье-либо право. Но чтобы предполагать наличие нарушителя, достаточно того, чтобы в конкретном случае, при конкретных обстоятельствах разумный человек мог полагать, что его право ущемила чья то злая воля или действия третьих лиц, а не силы природы или случай, не зависящий от людей. Именно с момента возникновения данного предположения закон дает потерпевшему определенный срок для установления личности нарушителя, сбора доказательств, предъявления иска. Пропуск этого срока является основанием для отказа в иске. В таком законодательном решении нет никакой несправедливости, которая может усматриваться в том, что личность ответчика более длительное время не известна и это якобы мешало защите права. Со времен римского права смысл срока исковой давности с точки зрения справедливости рассматривался как справедливость, заключающаяся в том, что даже нарушителя нельзя держать неограниченное количество времени под угрозой применения к нему санкций. Буквальное толкование п. 1 ст. 180 ГК не дает оснований включать в число фактов, определяющих начало течения срока исковой давности, факт знания потерпевшим субъекта нарушения. Последнее обстоятельство может иметь значение в процессе применения ст. 185 ГК, позволяющей суду в исключительных случаях восстанавливать срок исковой давности.
Однако никакие другие обстоятельства, кроме прямо указанных в законе, на начало течения исковой давности не влияют. В частности, не имеют юридического значения ссылки на незнание того, кто является нарушителем, или неизвестность места его нахождения, фактические трудности с предъявлением иска или сбором необходимых доказательств и т.п. Эти и подобные обстоятельства могут быть учтены судом лишь при решении вопроса о восстановлении исковой давности в тех случаях, когда это допускается законом. Таким образом, сложившаяся позиция по рассматриваемому вопросу применительно к действующему содержанию ст. 180 ГК РК достаточно определенна, она исходит из отсутствия законодательного требования для определения начала исковой давности каких-либо иных фактов, кроме информированности потерпевшего о нарушении его права. Вопрос о сроках исковой давности возникает только при заявлении искового требования о защите права, которая возможна лишь при его нарушении. Термин «нарушение» не несет в себе смысла «виновности», «противоправности», а является синонимом слов «осведомленность», «информированность» о факте потери или ущемления прав, за который может отвечать субъект при наличии оснований такой ответственности (вина, противоправность, убытки, причинная связь). В советской и постсоветской доктрине это положение считается настолько принятым, что в современных и прежних комментариях к Гражданским кодексам вопрос о связи начального срока исковой давности с оценкой поведения возможного нарушителя и его личностью даже не рассматривается, а увязывается только с самим фактом информированности истца о возможном ущемлении его прав. Итак, понятие нарушения права – это лишь факт лишения или ущемления права, о котором знает или должно знать потерпевшее лицо, осведомленность, информированность, знание о нарушении права означает не точное знание о нарушении, а разумное предположение, что право нарушено. Следующий вопрос: как понимать норму закона о том, что лицо «должно было узнать» о нарушении права, включает ли оно в себя ожидание принятия потерпевшим разумных мер к проведению расследования об обстоятельствах нарушения? Нормы ГК говорят не о том, что лицо должно было или могло узнать причины ущерба, а о том, что оно должно было узнать дату нарушения его права. Причины нарушения, степень вины нарушителя и прочие обстоятельства выясняются при определении обоснованности заявленных требований к лицу, которое потерпевший считает нарушителем. Указание на то, что лицо «узнало или должно было узнать», предполагает, что данный вопрос решается с учетом каждого конкретного случая. Выражение «должно было узнать» означает, что лицо в силу его нормальной правоспособности и дееспособности, знаний и жизненного опыта, обычного стечения жизненных обстоятельств могло и должно было узнать о моменте нарушения его права, но не о прямых или косвенных характеристиках этого нарушения.
Марина ЗАЙНУЛИНА,
судья суда г. Актобе

Комментарий