Бас тақырып | Тема дняҚоғам | Общество

УБОЙНЫЙ ПУНКТ ДЛЯ ИНИЦИАТИВ ЕЛБАСЫ

Если помните, то инициатором создания сельхозкооперативов был Первый президент РК- Елбасы Нурсултан Назарбаев. Еще в 2016 году он поручил Кабинету министров принять все необходимые меры по организации кооперативов на селе. Наше журналистское расследование о том, как на местах исполняются поручения прежнего Главы государства.

АКТЫ ЕСТЬ, А ДЕЛ-ТО НЕТ

Начнем с писем, с которыми в редакцию обратились руководители сельскохозяйственных производственных кооперативов «Бесторангыл-Ай» и «Таусугир», расположенных в Енбекшиказахском районе Алматинской области.

Из письма председателя СХК ««Бесторангыл-Ай» Р. Азнабакиева:

«В 2017 году на основании государственной программы МСХ РК «Комплексное развитие сельского хозяйства АПК на 2017-2020 годы» 18 членов кооператива получили кредит на 55 млн тенге и приобрели КРС 407 голов на откорм. Было требование поставить модульный убойный пункт (МУП), чтобы субсидировать на каждый забой по 20 тыс. тенге от государства. На что мы согласились и взяли на строительство МУП кредит от Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства (ФФПСХ) на сумму 22 млн тенге. В сентябре 2017 года был составлен договор со строительной компанией «PROSNAB-servise», которую нам указали в ФФПСХ. Были перечислены 11 млн тенге в качестве первого транша. Однако убойный пункт не был поставлен в указанное время по договору.

В ноябре 2018 года руководитель Р. Кутербай умолял и просил нас подписать акт приемки. Он сказал, что у них закончились деньги, как получат оставшуюся часть, так быстро закончат строительство. Да и банк тоже требовал быстрее составить акт приемки, так как нужно освоить оставшиеся деньги, иначе оформление документов затянется на следующий год. Поверив в его слова, мы подписали акт приемки 27 ноября 2018 года. Не подозревали, что нас могут обмануть. Ведь мы начали свою деятельность по госпрограмме, и все деньги были перечислены через банк поставщику, а они получили деньги и пропали.

Сделали нас виноватыми, что мы подписали акт приемки. Сказали: хоть куда жалуйтесь, вам никто не поможет».

Из письма председателя СХК «Таусугир» К. Асимханова:

«По указанию сотрудника банка мы заключили двухсторонний договор с руководителем ТОО «PROSNAB-servise» Рахымжаном Кутербай. На его счет через банк перечислили полностью 22 млн тенге. По причине того, что пункт для забоя скота не соответствует санитарным и техническим стандартам, мы до сих пор не можем начать работу. Об этом Р. Кутербай знает, обещал приехать и все исправить. Ведь в соответствии с договором в случае выявления дефектов он обязан исправить их. Сколько раз говорил ему, однако он избегает встречи. В данной ситуации там невозможно работать. Стены очень тонкие, пол без уклона, сделан из блестящего металла. В зимнее время невозможно забивать скот, падаешь на скользком льду. Лабораторное оборудование оснащено школьными приборами советского периода. Не установлены специальные двери для отходов. Нет сертификатов на техническое оборудование, хотя в договоре указано, что объект будет изготовлен из материалов, соответствующих российским стандартам. Приспособления сделаны из тонкого некачественного металла, который не выдержит веса крупного скота. После пяти-шести забоев приспособления выйдут из строя. Не соблюдены противопожарные нормативы. Электрические щиты и провода расположены в отсеке для забоя скота. Это чрезвычайно опасно. Не был представлен типовой проект на строительство пункта для забоя крупнорогатого скота. И такой объект для КРС оснастили оборудованием для забоя овец или свиней.

Из-за отсутствия средств не смог провести техническую экспертизу. Обращался во все компетентные органы. Никакого результата. И в таком положении не только я один, а с десяток кооперативов в Алматинской области».

КОНТЕЙНЕРНЫЙ ДОМИК

Для проверки указанных фактов мы выехали на место. Председатель СХК «Бесторангыл-Ай» Радик Азнабакиев показал нам так называемый модульный пункт забоя КРС, что расположен в 53 км от г. Алматы у оживленной трассы. Если вкратце, то убойный пункт, действительно, убойный в плане безопасности объекта. Сам пункт представляет собой собранные четыре железных контейнера, обшитых профильными листами для пущей красоты. Внутри контейнеров кое – как сварены балки из некачественного металла. Самое первое, что сразу бросилось в глаза: продольная балка, по которой должен скользить электротельфер с подвешенной тушей, расположена не сверху продольных балок, а под ними. Горе-механики соорудили опасное для жизни сооружение.

Эта балка не только тушу КРС, крупную овцу не выдержит.

Более того, если не балкой, то электротоком может убить человека.

Когда увидели электрошокер, смонтированный из водопроводной трубы с шурупом на конце, то сами были в шоке.

Первая же проверка технадзора или представителей электросетей сразу закроет это опасное для жизни строение. Что касается общей стоимости этого контейнерного домика «поросенка Ниф-Нифа», со всем скарбом, то навскидку можно оценить в шесть-семь миллионов тенге, но никак не 22 млн.

ДОМИК НИФ-НИФА

Фактически строительство убойных пунктов для разделки крупнорогатого скота в Алматинской области отдали на откуп «PROSNAB-servise», по вине которого кооперативы вынуждены приостанавливать свою работу. Видимо, неспроста в Фонде финансовой поддержки сельского хозяйства указали именно на эту, так как дела поставлены на поток. Несмотря на противоправные действия нерадивого поставщика, неужели это неясно власти?

Вопреки государственной политике по поддержке аграрного сектора, по вине «PROSNAB-servise» только в Алматинской области десятки сельхозкооперативов на грани закрытия.

Кто от этого страдает? Конечно, в первую очередь члены кооперативов, поверившие словам Елбасы, что «необходимо изменить структуру сельского хозяйства страны, ядром которого должны стать сильные кооперативы». Разве могут они стать ядром, сильными кооперативами, если им ставят палки в колеса. А пострадавшие не могут найти деньги на оплату госпошлины, чтобы подать в суд на «PROSNAB-servise». Вот и ищут сельчане близлежащих аулов, где дешевле забить скотину, ведь нет пункта, где централизованно забивают скот. Во дворах резать ветнадзор запрещает, других пунктов для забоя в округе нет.

По договору поставки от 29 сентября 2017 года поставщик «PROSNAB-servise» обязан был изготовить МУП с лабораторией до 10 голов КРС и передать в собственность в срок не позднее 45 дней со дня получения предоплаты. По факту поставщик изготовил МУП через год и в нарушение строительных и ветеринарно-санитарных требований к объектам производства, осуществляющим выращивание и реализацию животных (в частности, п. п. 48 и 49 Нормативного акта МСХ РК от 29 мая 2015 года). Акта ввода в эксплуатацию пункта по забою КРС с пробным запуском линии в помине нет, что является также грубейшим нарушением. Была лишь одна бумажка «Акт приема-передачи оборудования» от 28 ноября 2018 года. Заметьте, не акт ввода в эксплуатацию, а просто передачи оборудования для убойного цеха. И самое интересное в том, что приведен этот куцый, как хвостик поросенка, перечень: «Оборудование для убойного цеха. В перечень оборудования входят модульный убойный пункт, включающий линию убоя, бокс-загон для скота для оглушения, тельфер цепной, крюк, стол для разбора внутренних органов, пилу для распиловки туши, переносную емкость для сбора крови, весы, съемное оборудование, камеру охлаждения». Вот и весь перечень, который оценен был в 22 млн тенге. И на основании этой бумажки объект был зарегистрирован в органах юстиции.

ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ

Теперь несколько слов о реакции со стороны местных государственных органов. Как утверждают авторы обращения, все инстанции, куда они обращались, им отказались помочь, несмотря на то, что в строительство МУП были вложены деньги из государственного бюджета. Впрочем, не будем лукавить. После настойчивых обращений членов СХК «Бесторангыл-Ай» акиматом Енбекшиказахского района была создана специальная комиссия, в которую вошли руководитель районного отдела сельского хозяйства Е. Жакеев, и.о. руководителя районного ветеринарного отдела Е. Биханов, председатель СХК «Бесторангыл-Ай» Р. Азнабакиев, гл. специалист отдела СХГ Алимгазиев.

1 августа 2019 года в ходе обследования модульного убойного пункта на соответствие технической безопасности и ветеринарных нормативных требований комиссия установила следующее. Перечень основных нарушений при строительстве и монтаже МУП состоит из 16 пунктов, приведем лишь основные моменты. Итак, 1000-тонная тельферная балка не соответствует стандартам, есть опасность срыва под тяжестью во время раздела туши скота, т.е. опасно для жизни. Настил не соответствует установленным нормам. Нет уклона для стока воды. Не работает вентилятор, стерилизатор не подключен к сети. В холодильный отсек и в блок для забоя в проемы поступает дождевая вода. Нет сертификата-изготовления самого убойного пункта.

Решение комиссии: письменно обратиться в ТОО «PROSNAB-servise», чтобы ликвидировали все указанные выше нарушения, допущенные при строительстве модульного убойного пункта.

НЕПРОТЕКАЕМАЯ «КРЫША»

Помимо районного акимата откликнулись из НПП «Атамекен» г. Алматы. Лишь после этого Р. Кутербай через своих людей стал завозить недостающее оборудование для МУП, агрегатов холодильника и прочий инвентарь. Завезли и лабораторное оборудование, которое на поверку оказалось непригодным.

Посетивший убойный пункт специалист-технолог сказал, чтобы подальше спрятали это оборудование, так как оно предназначено для… свиней.

А школьный микроскоп не годится для серьезного исследования. Тем не менее, это оборудование было включено в инвентаризационный перечень, как поставленный товар по завышенным ценам. Дополнительно составлялся акт приема-передачи оборудования, заполнялись накладные со стороны ТОО «PROSNAB-servise». По просьбе НПП «Атамекен» для урегулирования досудебного спора был привлечен медиатор. Как уверяют авторы письма, на процедуре медиации Р. Кутербай признал свою вину. Он предложил поставить недостающее оборудование по низкой цене. Естественно, председатель СХК «Бесторангыл-Ай» Р. Азнабакиев не согласился с таким предложением. В свою очередь, он п р е д л о ж и л оплатить неустойку, на что противоположная сторона дала отказ. Вот тогда-то и прозвучала известная фраза: «Жалуйтесь, куда хотите. Никто вам не поможет». Видимо, непробиваемая крыша оказалась. Дело, как видим, опять застопорилось.

УБОЙНЫЙ ПУНКТ ДЛЯ СЛЕДСТВИЯ

Мирно решить проблему не получилось. Тогда члены СХК «Бесторангыл-Ай» решили искать защиты в правоохранительных органах. Вначале они обратились в прокуратуру. Дежурный прокурор Енбекши казахского района (фамилия не установлена) выслушал ходоков, потом перенаправил в отдел полиции, мол, этот вопрос в их компетенции. В полиции заявление приняли, но каких-либо действенных мер по факту не последовало. Одновременно потерпевшие обратились в антикоррупционную службу. 6 декабря 2019 года зам. руководителя ДЭР ДГД по Алматинской области Е. Кудайбергенов (ДЭР-03-05-10/3567 от 6 декабря 2019г.) откликается на обращение руководителя «Бесторангыл-Ай». Он пишет зам. областного прокурора Р. Амирову, констатируя тот факт, что департаментом рассмотрено заявление председателя кооператива «Бесторангыл-Ай»Азнабакиева в отношении ТОО «PROSNAB-servise». Приводим цитату: «В результате расследования было выяснено следующее обстоятельство. «Бесторангыл-Ай» получило от государства 50-процентную субсидию для возведения модульного убойного пункта из Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства в размере 22 000 000 тенге. 22 декабря 2017 года между СХК «Бесторангыл-Ай» и ТОО «PROSNAB-servise» был заключен договор о поставке и установке модульного убойного пункта с холодильной установкой и лабораторией на 10 голов, и первым траншем было перечислено 11 000 000 тенге, и вторым траншем 11 000 000 тенге. Однако до сих пор СХК не могут начать работу по причине несоответствия модульного убойного пункта для забоя скота установленным строительным нормативам, техническим условиям и стандартам, не представлены технические сертификаты, а также не обеспечены лабораторным оборудованием». И в конце делает такой вывод, что действиями ТОО «PROSNAB-servise» не усматривается получение государственного кредита и государству не нанесен ущерб.

В указанных материалах в соответствии со ст. 187 УПК РК усматриваются факты мошенничества, предусмотренного ст. 190 УК РК, и досудебное расследование проводят органы внутренних дел, а в случае нанесения ущерба государству – служба экономического расследования». Одним словом, ДЭР попросту отфутболил заявление в департамент полиции.

ДЭР ДГД Алматинской области уверяет, что ТОО «PROSNAB-servise» у государства кредит не брал и ущерб государству не нанес. Поэтому не узрел в действиях коррупционного преступления, а то обстоятельство, что ТОО «PROSNAB-servise» присвоило себе бюджетные деньги, которые государство предоставило в виде поддержки, им не аргумент.

Как тогда быть с известным заявлением Президента страны К.-Ж. Токаева о том, что любое препятствие бизнесу следует считать преступлением против государства?

А ведь такие заявления должностных лиц правоохранительных органов еще более дискредитируют государство.

В завершение приведем еще один официальный ответ зам. начальника Департамента полиции Алматинской области Б. Тенезбаева, датированный 8 января 2020 года. Письмо адресовано заявителю А. Азнабакиеву, а также первому зам. прокурора Алматинской области Р. Амирову:

«Ваше обращение на неправомерные действия руководителя ТОО «PROSNAB-servise» по факту мошенничества зарегистрировано в КУИ ДП Алматинской области №191900030002115. Для проверки и принятия процессуального решения материалы в порядке п. 2 ч. 1 ст. 186 УПК РК (передача по подследственности) направлены в УП Енбекшиказахского района, где 4 января 2020 г. зарегистрированы в ЕРДР по ч. 1 ст. 190 УК (мошенничество).

Прошло два месяца. Однако никаких действенных мер со стороны УП Енбекшиказахского района так и не последовало. По поводу досудебного расследования руководитель «Бесторангыл-Ай» Р. Азнабакиев обратился в полицию.

Молодой следователь честно признался, что он не разбирается в этих лабораторных банках-склянках и прочей технике.

Мы позвонили в УП Енбекшиказахского района, чтобы узнать о ходе следствия. Зам. начальника по следствию Еркебулан Байболов ответил, что досудебное расследование в отношении действий руководителя ТОО «PROSNAB-servise» прекращено из-за отсутствия состава преступления. Вот вам и убойный пункт расследования уголовного дела.

Так кто, спрашивается, откровенно гасит инициативы Елбасы Нурсултана Назарбаева? На этот вопрос, надеемся, ответят в Администрации Президента или в Генеральной прокуратуре РК. Статью считать официальным обращением в эти надзорные органы.

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

В ходе подготовки материала мы обратились к руководителю ТОО «PROSNAB-servise» Р. Кутербай, чтобы встретиться с ним. Однако он отказался от встречи, мотивируя это тем, что находится в Нур-Султане. На предложение дать комментарии нашему собственному корреспонденту в столице директор ответил отрицательно. Тогда мы попросили, чтобы юрист его компании ответил на претензии потерпевшей стороны. От этого он также отказался. «У нас есть дела, и у нас нет времени на встречи», – таков был ответ Р. Кутербай.

Остается только сожалеть, что он избегает встреч с нами.

(Подготовлено по материалам, предоставленным потерпевшей стороной.)

Берик БОЛУЛЫ

Комментарий