Бас тақырып | Тема дня

АКСИОМАТИЧЕСКАЯ ДИАДА

Вождь мирового пролетариата столетием ранее декларировал: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Для нас же, жителей Центрально-Азиатского региона, без всякой иронии, на пути к процветанию и счастливому бытию важно обеспечить аксиоматическую диаду: конструктивный диалог плюс стабильность.

Великий Абай в шестом слове Назиданий мудро отмечает: «Единство должно быть в умах». Президент Республики Казахстан К.-Ж. Токаев в Послании от 2 сентября 2019 года также призвал к конструктивному диалогу, обозначив одной из задач ближайшего времени: «… следует разработать и принять Концепцию развития гражданского общества до 2025 года».

Ушедший в историю календарный год действительно был насыщен диалогами, разноуровневыми, безусловно, однако складывается ощущение, что граждане услышаны государственными органами. Верится, что это надолго.

В связи с этим надо признать, что общественный диалог – актуальная задача в эру массированного распространения мультимедиа, интернет-ресурсов, в которых «зависают» пользователи без каких-либо возрастных и социальных ограничений. Общаться нужно, спору нет. Народная мудрость гласит: «В чужой беседе всяк ума купит». Однако вместе с бесспорной интегрирующей ролью Всемирной паутины, существует и другая сторона медали: именно в Сети находят отклик асоциальные темы (суицид, нелегальные трафики под видом трудоустройства, распространение спайсов, «посевы» радикализма и т.п.).

В своем выступлении на саммите по борьбе с насильственным экстремизмом (сентябрь 2015 г.) первый Президент РК Н. Назарбаев подчеркивал, что насильственный экстремизм стал одной из серьезных угроз миру и безопасности, способствуя росту масштабов международного терроризма: «Государства должны проявить политическую волю и объединить усилия против общей угрозы».

Большая ответственность в деле упреждения асоциальных проступков и проявлений экстремизма и терроризма лежит на онлайн- и печатных СМИ. В их задачу входит правдивое и корректное освещение фактов, разъяснение прав и обязанностей граждан.

Словом, общественный диалог – пресловутая палка о двух концах, что на самом деле мобилизует передовую часть казахстанского общества быть в состоянии готовности аутентично ответить на вызовы глобализации. Идеалы мирного созидательного взаимно-полезного бытия, ставящего человека разумного в центр мироздания и доброжелательного к его потребностям, равно как и стимулирующего к труду во благо окружающих, изложенные много лет назад мудрым аль-Фараби, есть квинтэссенция атмосферного микса степной широты с исламской аскезой суфизма, маргинальной (степь – город) ментальности с возвышенной верой в предназначение Человека.

Метакомпетенции и уникальные коммуникативные способности аль-Фараби – автора трактата о добродетельном городе (с испанского – ciudad virtuosa) – пережили века, преломляясь в культурах народов Торы, Библии, Тенгри и Корана, мировоззрениях носителей разных убеждений. Умозрительное суждение: если в конфуцианской философии присутствует дао («путь») как осевая универсалия, то у уроженца Отрара обозначена цель этого пути – «счастье».

Могучие духовные скрижали прошлого образуют прочный каркас национального возрождения. Сквозь века, как выразился поэт, тюркская цивилизация, соединившая Запад и Восток, выпестовала казахскую ментальность, чистую, как родник, и открытую миру с благородством всадника, рожденного возвысить степь, не унижая горы.

…Известно, что стандарты в области прав граждан ХХI века основаны на таких ценностях, как свобода от нужды, свобода от страха, свобода вероисповедания, свобода выражения мнений. Эти свободы отражены также в центральных принципах Всеобщей декларации прав человека. П. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) предусматривает, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения. Аналогичная норма содержится и в п. 1 ст. 10 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). В то же время пользование указанными правами может быть ограничено в целях уважения прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Думается, борьба с терроризмом и его профилактика возможны, если средства для обеспечения безопасности конкретного общества согласуются со стандартами в области прав человека. Еще в ноябре 2001 г. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), Верховный комиссар ООН по правам человека и Совет Европы в своем совместном заявлении напомнили правительствам: «Признавая, что угроза терроризма требует принятия конкретных мер, мы призываем все правительства воздерживаться от любых чрезмерных действий, которые могли бы нарушить основные свободы и подорвать право на законное выражение различных мнений. Чрезвычайно важно, чтобы государства, преследуя цель искоренения терроризма, строго придерживались своих международных обязательств по соблюдению прав человека и основных свобод.

Безусловно, в условиях борьбы с радикализмом все средства хороши. Вместе с тем антитеррористическая стратегия может считаться успешной тогда, когда она учитывает принцип ОБСЕ: «подлинная безопасность обеспечивается только через утверждение и защиту прав человека».

Международная практика такова, что ряд государств активен в плане принятия превентивных мер. В КНР периодически происходит актуализация нормативных правовых актов. Так, с 1 марта 2015 года в Китае вступил в силу запрет на использование аватарок (статусов), псевдонимов, вымышленных имен частными лицами и организациями при регистрации новых учетных записей в интернет-сервисах, таких как блоги, чаты, социальные сети. В ряде стран имели место факты, когда соцсети блокировали под предлогом нацбезопасности: Турция – Twitter, YouTube; Иран – Facebook, Twitter, YouTube; Пакистан – YouTube; Северная Корея – Facebook, Twitter, YouTube.

В связи с этим актуализируется задача равноправного участия республики в международном информационном обмене и процессах международного регулирования информационной безопасности. Ведь существуют как внутренние, так и внешние источники угроз информационной безопасности для любой страны. В числе внутренних – это зависимость от импорта информационных технологий, средств информатизации и защиты информации, допущение нарушений режима секретности, утрата секретных документов и разглашение сведений, составляющих государственную тайну, распространение недостоверной или умышленно искаженной информации, рост преступных намерений с использованием кибертехнологий и др.

Внешними источниками угроз информационной безопасности остаются: открытость и уязвимость национального инфопространства от внешнего воздействия; нарастание инфопротивоборства между ведущими мировыми центрами силы; развитие технологий манипулирования информацией; рост транснациональной преступности и экстремистской деятельности с использованием кибертехнологий; попытки несанкционированного доступа извне к информационным ресурсам, приводящие к причинению ущерба как гражданам, так и национальным интересам.

В частности, осторожность в размещении личных данных (номера банковских карт и счетов, удостоверений личности и паспортов) в соцсетях защитит граждан от нежелательных «сюрпризов» и действий от разных любителей хайпа до хакерских вторжений.

Эффективным шагом к гармонизации общественных отношений в сфере информационной безопасности может явиться унификация контента соответствующего раздела законодательства наряду с повышением общей и правовой культуры пользователей социальных сетей и сервисов: Twitter, Facebook, YouTube, Instagram и др. посредством медиаобразования и разъяснения последствий возможных манипуляций с информацией, через СМИ.

Гюльнар МУКАНОВА, к.и.н., профессор КазНУ им. аль-Фараби

Комментарий