Бас тақырып | Тема дняЕлең еткізер | Актуально

В УСЛОВИЯХ КОНТАКТНОГО ЗООПАРКА

Согласно ст. 316 УКРК «Жестокое обращение с животными», действия, повлекшие гибель или увечье животных, к тому же если эти деяния совершены из хулиганских побуждений, с применением садистских методов или в присутствии малолетних, наказываются штрафом в размере до 120 МРП, либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 120 часов, либо арестом на срок до 30 суток.

Появившийся в начале января 2020 года на просторах Интернета короткий видеоролик взбудоражил не только зооактивистов, но и просто неравнодушных людей. Как выяснилось, в одном из торговых центров Алматы работает контактный зоопарк, где животные содержатся в отвратительных условиях. Активисты обнаружили явные нарушения в условиях содержания животных и привлекли внимание общественности к данной проблеме. О ходе событий и об активной позиции защитников животных корреспонденту «ЮГ» рассказал профессиональный музыкант, домбрист, гражданский активист Андрей ФЕНДРИКОВ.

– Андрей Владимирович, насколько мне известно, вы не являетесь зооактивистом, однако теперь с этим можно поспорить. Расскажите, пожалуйста, с чего все началось?

– Совершенно верно, в этой сфере я оказался случайно. Увидел комментарий на одном из ютьюб-каналов, где просили разобраться с ужасными условиями в новом городском контактном зоопарке. Просьба оставалась без ответа, и я решил написать этому человеку и узнать, где находится зоопарк. Взял видеокамеры, домбру и с оператором отправился по адресу. Ехал и сомневался, что там все действительно так плохо, но когда я увидел все своими глазами, то под впечатлением сразу написал нашумевшую песенку. Конечно, можно было как-нибудь подать это иначе, не использовать таких жестких выражений или их зашифровать, но после увиденного по-другому говорить не хотелось.

Итак, что там происходит. Начнем с условий. Условия, на мой взгляд, плохие. У нас как будто нет законодательно закрепленного органа, который может контролировать такого рода вещи. К примеру, львенок в контактном зоопарке располагается на маленькой площади, вольерчик примерно пять на два квадратных метра. Он вынужден жить на этой территории постоянно, причем его никуда не вывозят, ни на какую природу. То есть вот в этом небольшом пространстве ни о какой полноценной физической активности зверя речи идти не может. Нет места, укрытия, где бы зверь мог спрятаться от посетителей, если устал. В свое оправдание владелец контактного зоопарка старается внедрить научно необоснованные термины. Так, для них львенок в клетке – не дикий зверь, а социальное животное. Иначе говоря, все, что было взято из природы в общество, это социальное, оно имеет право быть здесь.

– Считается, что контактный зоопарк предназначен для того, чтобы дети знали, как общаться с животными, как кормить их, ухаживать за ними, словом, привить детям любовь к животным. Как вы считаете, нужна ли такая любовь?

– Я считаю, что это благоприятная среда для воспитания деструктивной личности в обществе. Такое отношение к животному миру никак не может быть на пользу воспитания ребенка, хотя те люди, которые ходят в этот зоопарк, действительно могут любить зверей. Я верю, что они любят животных, но при таком отношении любовь и уважение не прививаются. Я не выступаю против всех зоопарков, я говорю, что контактный зоопарк уже несет проблему в своей структуре, где животное не просто живет, а работает, и даже больше, чем сотрудники самого зоопарка. Человек, заплативший две тысячи тенге за вход, будет требовать, чтобы его затраты оправдались. Он приходит не просто посмотреть через клетку, а потрогать, погладить, поднять, сфотографироваться. На разных видео прекрасно видно, как посетители поднимают зверей, игнорируя то, что хищники хотят спать. Вот это меня и возмутило. В ответ на мое недовольство, хозяин говорит так: «Если хищнику плохо, то он обязательно покажет это и просто тебя съест».

Недавно в соцсети высказался Кайрат Кудайберген: «у нас законодательство как-то беззубо регулирует такие вещи». Он взял это дело под свой контроль, надеюсь, мы на пороге больших перемен в этом вопросе. К примеру, в европейских странах тоже существуют подобные зоопарки, но по сравнению с нашими это небо и земля. Во-первых, там огромные территории, сафари-парки. Во-вторых, если там и допускается какой-нибудь контакт с животными, то не со всеми видами и только в определенные дни и часы. К тому же сотрудники наблюдают, насколько животное расположено к такому контакту. Эти зоопарки созданы с целью сохранить популяцию, а в нашем случае ничего этого нет.

В контактный зоопарк приходят дети, они видят, что зверей в клетках можно трогать, гладить, дергать в любой момент. Ребенок открыт для восприятия окружающего мира, а при таком потребительском отношении у него формируется равнодушие к животным. Если он сегодня равнодушен к зверю, то где гарантия, что он завтра точно так же не будет относиться к человеку? Это и есть мой основной посыл.

Порой я сомневаюсь, может, я перегибаю и действительно в этом ничего страшного нет, но меня поддерживают десятки тысяч людей, даже из других стран. Это дает мне повод продолжать действовать дальше, хотя, конечно, есть и те, кто выступают против нас, и в первую очередь это владельцы и сотрудники контактных зоопарков.

– О чем вы говорили с владельцем зоопарка и чем закончилась беседа?

– Когда я пришел в этот контактный зоопарк, то решил посмотреть на все сам. Начал с сурикатов. В вольер к сурикатам меня впустили с сопровождением сотрудника и дали стаканчик с несколькими кусочками морковки, которой, по их словам, я должен был накормить грызунов с ладони. Звери голодные, агрессивные. Они подбегали к каждому в надежде, что их будут кормить. Я протянул ладонь с морковью зверьку, в ответ он укусил меня за палец, наверное, боясь того, что я не дам ему поесть. После случившегося я спросил владельца, что мне делать, и вместо того, чтобы как-нибудь решить эту ситуацию, он начал в грубой форме возмущаться и устроил конфликт. Все это прекрасно зафиксировала видеокамера. К сожалению, конструктивный разговор у нас не сложился.

В контактных зоопарках существует журнал укусов, который закрепляется за ветклиникой. При укусах данная ветклиника должна сделать вакцинацию пострадавшему и предупредить о возможных последствиях. Меня никуда не направляли, я сам поехал фиксировать и делать вакцинацию в центральную горбольницу.

Сейчас сотрудники контактного зоопарка просто не пускают посетителей к сурикатам, объясняя это тем, что зверьки не любят контактировать с людьми. Никакой таблички, что животные на карантине, нет.

Теперь в этом контактном зоопарке вместо кафеля в некоторых вольерах лежит искусственная трава. Смотрится симпатично, но на сколько это правильно – еще нужно разбираться, почему на полу нет покрытия из природного материала, например, пробкового.

– Если все условия будут безоговорочно соблюдаться, то вы бы хотели, чтобы контактные зоопарки существовали?

– Я считаю, что в данном случае этот зоопарк нужно закрывать, потому что в нем сплошные нарушения. И даже если сделают большие вольеры хищникам, а их там несколько (лев, пума и тигр), все равно принцип контактного зоопарка останется принципом контактного зоопарка. Человек имеет право зайти и взять животное на руки. Ежедневный контроль за ними мы вести не можем.

Как заявил владелец контактного зоопарка, работают они с января 2020 года и закупить все необходимое для содержания животных в нормальных условиях не успели. На сегодня грызунам установили ультрафиолетовую лампу, постелили пол и дикобразу установили дополнительный вольер.

По словам ветеринаров, любой человек несет свою микрофлору. Гладя животное, он ее оставляет на нем. Даже если человек не передает вирус через руки животным, то все равно его микрофлора нарушает микрофлору животного. И все эти зверьки в клетках обречены на быстрое вымирание. На примере данного зоопарка мы видим все негативные стороны этого явления.

– Хотите ли вы и дальше поддерживать зооактивистов?

– Конечно, я их поддерживаю. Я много думал, стоит ли мне ввязываться в эту историю, потому что я напрямую не касаюсь этой темы. С другой стороны, если бы я не ввязался, то винил бы себя за то, что прошел мимо. Моя задача была привлечь внимание. Теперь я вижу, что многие рассчитывают на меня. Я надеюсь, что найдутся способы, какие-то решения, и они не будут резкими и болезненными. Возможно, владельцев обяжут выкупать большие территории, ограничивать доступ к животным. Но все равно сам принцип такого контакта с животным не приемлем, и поэтому мы будем дальше биться и доказывать свою правоту.

Сейчас все накинулись на торговый центр, в сердцах обвиняют. Но, с другой стороны, администрация торгового центра не обязана досконально разбираться в этом вопросе, проводить проверки. Они в какой-то степени тоже обмануты, введены в заблуждение, потому что человек, открывающий данный бизнес, уверяет, что все по закону. Главное, чтобы это все не переросло в разногласия с торговыми центрами, потому что нужно все это разграничивать. Надеюсь, что все пройдет мирно.

Корреспондент «ЮГ»  Шахло ТАШБОЛАТОВА

Комментарий