КОНКУРС ДЕТЕКТИВ

Старый друг лучше новых двух

Звонок резанул ночную тишину. Дана оторвалась от подушки и села, ничего не соображая. Еще темно, почему будильник звонит так рано?

Опять звонок – это был не будильник, а телефон. Три часа ночи! «Кому я понадобилась?» – подумала Дана.

– Да, слушаю.

– Дана, прости, что разбудила, – это была Бибигуль, лучшая подруга. – Хотела дотерпеть до утра, но не могу больше. Я от всяких мыслей скоро с ума сойду.

– Что случилось?

– Олжас пропал.

В голове сразу прояснилось, и она заработала в привычном режиме.

– Так, спокойно и по порядку. Когда пропал?

Голос Бики задрожал:

– Утром уехал с Бериком по делу, сказал, после обеда будет, и вот до сих пор нет.

– Так с другом и завис где-нибудь, объявится.

– Я звонила Берику, они с охранником давно вернулись, Олжас не с ними.

– А что Берик говорит?

– Что были на встрече за городом. Потом Берику понадобилось отъехать, Олжас дал ему свою машину.

– Зачем?

– Муж кого-то встретил, сказал, что позже машину заберет. Куда звонить – в морги, больницы?

– Пока никуда. Попробуй поспать хоть сколько-нибудь. Утром отправляй детей в школу и детсад. Я своих тоже раскидаю и в девять буду у тебя. Начнем искать, если до девяти не вернется.

– Хорошо. Я тебя жду. Я боюсь, что с ним что-то случилось. Никогда такого не было, чтобы он не пришел ночевать и вообще не пришел, когда обещал.

– Не паникуй раньше времени. Утром буду.

Дана положила телефон и упала в кровать. Все утром. Спать, спать.

В девять она была на пороге дома подруги. У Бики было потерянное и заплаканное лицо. У Даны оборвалось сердце.

– Все разгребем, ты уже не одна. Сейчас сделаю пару звонков, может, что-нибудь прояснится. Завтракала?

Бика помотала головой, сглатывая подступающие слезы.

– Тогда ставь чайник. Поешь, пока я звоню.

Отзвонившись, Дана вернулась с новостями.

– В сводках о происшествиях об Олжасе ничего нет. В больницы он не поступал. За вчерашние день и ночь никого, к счастью, не убили. Так что будем надеяться, страшное не случилось. Появится твой муж, и всему найдется объяснение. Я на работу.

– А мне что делать? – растерянно спросила Бика.

– Что обычно. Приготовь что-нибудь, забирай детей и корми. К вечеру свяжемся, если ничего не изменится.

Дана уходила, чувствуя спиной Бикино отчаяние. Она ехала на работу с четкой уверенностью: ничего хорошего в поисках Олжаса их не ждет. Человек не может пропасть просто так, не попав в ДТП или драку, не засветившись хоть где-то. Да еще такой, как Олжас.

Дана и Бибигуль шутили между собой, что он из редкой разновидности «классные мужья бывают», которая почти вымерла. Бика не работала, занималась домом. И все у них было – и достаток, и дружная семья, и любовь. «Вот и дошутились про вымирающий вид», – подумала Дана.

К вечеру ничего не изменилось. Дана объяснила все мужу и, упросив посидеть с детьми, уехала ночевать к Бике. После тяжелой, ничего не прояснившей ночи подруги поехали в полицию, где написали заявление о пропаже человека.

– Ну что, теперь только ждать, – Дана погладила Бику по плечу. – Держись.

И потянулись дни, одинаковые в безысходности и безнадежности. Бика вызвала из Актюбинска мать – пожить, пока Олжас не найдется. А сама ходила по гадалкам и экстрасенсам. Те говорили разное, но надежду давали: муж жив, но ничего не помнит. В это хотелось верить, а другого ничего не оставалось.

В один из дней после посещения следователя Дана и Бика сидели в кафе. Новости были неутешительные.

– Надо что-то делать, я больше так не могу, – горячо говорила Бика. – Может, он загибается где-то, а я сижу и жду.

– Люди работают, версии проверяют, ищут. Трясут же Берика и его охранника.

– Не верю я в это. Они же не могли что-то с ним сделать? Да, на камерах видеонаблюдения их видно в машине Олжаса, и одежда у них там в пятнах. Но сказали же, что подрались с какими-то пьяными придурками. Олжас с Бериком еще подростками дружить начали. Муж столько ему помогал! В бизнес взял, вытаскивал из разных косяков. Пусть Олжаса найдут, тогда все станет понятно.

– Ладно, не кипятись. Мутный этот Берик какой-то, и жена дура последняя, – Дана не могла успокоиться со вчерашнего.

Жена Берика накануне звонила Бике и выдала то, что якобы знал муж: «Любовница у Олжаса есть, он точно у нее отсиживается. Не хотелось тебе говорить, столько лет дружим семьями. Не знаю, кто, но где ему еще быть».

– Не бери в голову, забудь. И полиция до всего докопается, в любом случае что-нибудь да выяснится, – Дана вызвала такси. – Ну все, я на работу, ты – домой.

– Хорошо, я поехала, – подозрительно легко согласилась Бика.

– Ты в порядке? – озаботилась Дана.

– В порядке, в порядке, не переживай.

На работе Дана сидела как на иголках. Набирала Бику несколько раз, но та не отвечала. «Не спит толком по ночам, вырубилась и не слышит», – успокаивала себя Дана.

Телефон зазвонил… Бика. Ну наконец-то!

– Дана, я тут одна на заводе, мне страшно.

– На каком заводе? Куда тебя занесло?!

– Я вспомнила, как гадалка говорила, что Олжас лежит раненый где-то в большом помещении. Я поехала в поселок, куда они с Бериком ездили. А тут завод заброшенный. Хожу по нему, ищу.

– Стой на месте, пока не забрела, куда не надо. Я сейчас приеду!

Отпросившись с работы, Дана неслась в поселок к Бике, ругаясь про себя всю дорогу.

Завод стоял на отшибе. «Как бы ноги не переломать», – думала Дана, пробираясь ко входу по битому кирпичу.

– Бика, где ты? – крикнула она в гулкую пустоту.

– Я здесь, иди сюда, тут кровь, – отозвалась Бика. Она сидела в дальнем углу, закрыв лицо руками.

Дана подошла ближе и увидела забрызганные кровью пол и стены.

– Я знала, я это знала… – Бика встала, – все, поехали в полицию.

Всю дорогу Бика плакала тихо и безутешно, а Дана думала, что так гадко на душе у нее никогда не было. В выводы, маячившие на горизонте, не хотелось верить.

Следователь долго задавал вопросы, переспрашивал и уточнял. Потом Дана отвезла подругу домой. Дверь открыла мама:

– Ну что, девочки, что-то выяснилось?

– Да, мама, выяснилось, – Бика повернулась к Дане. – Спасибо, родная. Что бы я без тебя делала? В самые страшные минуты ты всегда рядом.

Бика, Бика. Все самое страшное было еще впереди.

Когда полиция потянула за ниточку, начал распутываться весь клубок. Первым не выдержал охранник Берика. Он начал сотрудничать со следствием и рассказал, как согласился помочь Берику в убийстве Олжаса. Как убивал Берик друга собственноручно, перерезав ему горло. И как выбрасывали потом труп в водохранилище. Но сам Берик упорствовал, он стоял на своем, что оставил Олжаса живым и невредимым. И следователь, ведущий дело, говорил Бибигуль, что за столько лет работы в органах в первый раз столкнулся с таким отморозком без каких-либо угрызений совести.

Жизнь – штука полосатая, за самой черной полосой следует светлая, но до Бибигуль новая полоса еще не дошла. После признания охранника было проверено водохранилище, но тело не нашлось, видимо, его унесло в реку. И Берик, зная это, не признавался ни в чем. Но высший суд, который ему еще предстоит пройти, дал начало земному наказанию. Тело Олжаса застряло в трубе, выходящей из водохранилища, и поэтому было все же обнаружено.

Берик, в конце концов, начал давать показания. Незадолго до трагедии Олжас загорелся новым прорывным проектом, в который вложил все ресурсы – даже свой новый дом заложил. Поставив на кон все, что имел, он попросил Берика вернуть деньги, которые неоднократно ему занимал. Сумма немаленькая – десятки тысяч долларов. И Берик принял решение.

Он заехал за Олжасом домой и, пока тот собирался, болтал с Бибигуль и смеялся над озорничавшими детьми. Потом сел с другом в машину, захватил охранника и повез на придуманную встречу. Маятник качнулся – и пошел дальше, отсчитывая новое время. Время предательства и вероломства.

Пережив похороны мужа, Бибигуль снова споткнется о подножку судьбы, о которой и подумать не могла. Родственники Олжаса решат, что Берик не мог сам додуматься до страшного убийства и, очень может быть, без нее не обошлось. Они выставят Бику из дома, записанного на свекровь, – с детьми, продолжением Олжаса на этой земле. Неприязнь к снохе может принимать самые уродливые формы.

Бибигуль сняла квартиру, оставила детей на маму и вышла на работу. Светлая полоса, которая должна была когда-то наступить, началась с маленького белого котенка. Однажды рано утром Бика открыла дверь, чтобы идти на работу, а котенок сидел на пороге.

У Даны зазвонил телефон. Она оторвалась от подушки и села. За окном светало. Кто в такую рань?

– Да, я слушаю.

Звонила Бика:

– Данчик, ты представляешь, он пришел!

– Кто пришел? – испугалась Дана.

– Котенок! Помнишь, я рассказывала, что Олжас в тот день, когда с Бериком уезжал, пообещал детям купить котенка. Белого. Они давно выпрашивали.

– Да ну, и прямо чисто белый? – удивилась Дана.

– Почти, только на пузике два черных пятнышка.

– На лоток ходит, не где попало?

– Ходит, ходит, – радостно рассказывала Бика, – пусть и с улицы.

«Хоть с этим не обманули», – подумала Дана.

– Какие планы на выходные? Что на работе? Ты же там с кем-то сдружилась, может, с ними куда-то идешь?

– Да нормально на работе. С двумя девчонками хорошо общаемся, но какие выходные без тебя? Короче, в субботу утром заезжайте!

Дана положила телефон и упала в кровать. Все потом. Хоть часик еще поспать…

P.S. Когда мне рассказывали об этом преступлении, было ощущение, что слушаю пересказ сериала с кучей нереальных событий. Жизнь подкидывает сюжеты похлеще любой выдумки. Я только литературно обработала эту страшную историю, все события – абсолютная правда. Даже место преступления по указке гадалки. И белый котенок. Только он пришел сам, и дети решили, что это привет от папы.

(На основе реального уголовного дела лета 2019 года. Имена героев изменены.)

Галина ТИМОФЕЕВА

[ratings]

Комментарий