Аптадағы сұхбат | Интервью неделиҚұқық | Право

Разрешить дело с участием присяжных

В своем Послании «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкуретноспособность» Президент Н. Назарбаев поставил несколько стратегических задач, призванных укрепить позиции нашей республики в рейтинге развитых государств мира. Одной из них является совершенствование правовой системы, а также укрепление и реформирование правосудия. 

О том, какие позитивные изменения в этом направлении уже имеются и какие новшества в законодательстве требуют значительной доработки, нам рассказал первый председатель Специализированного межрайоного суда по уголовным делам г. Алматы, почетный работник Генеральной прокуратуры СССР и прокуратуры Казахстана Булытбай МАМЫТОВ.
– Бұлытбай Мамытұлы, как вы оцениваете нынешние реформы в судебной системе страны? В чем их преимущества и есть ли минусы?
– Как известно, 2018 год был объявлен Верховным Судом Годом модернизации судебной системы в рамках Плана нации «100 конкретных шагов». Проект получил название «Семь камней правосудия», за это время изменился язык судебных актов, ужесточилась система отбора судей, повысилась возможность в модернизации и развитии примирительных процедур. До образования отдельного вида института правосудия по рассмотрению особо тяжких преступлений специализированными судами с участием присяжных заседателей все дела по категориям особо тяжких дел рассматривались в составе трех судей областного суда с правом вынесения приговора вплоть до смертной казни. Практика показала, что рассмотрение дел с участием присяжных и еще двумя профессиональными судьями не оправдало себя, поскольку каждый второй судья оставался не у дел, что на процессе было заметно. Например, дела по особо тяжким преступлениям рассматривались областным судом в составе двух судей и присяжных заседателей, и то по усмотрению подсудимого. Но если дела рассматривались без присяжных, то процесс проходил в составе трех судей, а это создавало излишнюю громоздкость в механизме отправления правосудия.
К счастью, был найден оптимальный выход: Указом Президента РК от 29 декабря 2009 года за № 910 в соотвествии с п. 3 ст. 3, п. 1 ст. 6, п. 1 ст. 10, п. 8 ст. 31 Конституционного закона РК от 25 декабря 2000 года «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» было постановлено впервые на просторах СНГ образовать в г. Алматы Специализированный межрайонный суд по уголовным делам. Он был введен в действие с 1 января 2010 года.
С чего началась ваша трудовая деятельность в качестве судьи?
– Я пять лет проработал судьей в уголовной коллегии Алматинского городского суда, а до этого 30 лет служил в органах прокуратуры Казахстана. Мой трудовой путь начался еще в далеком 1976 году, когда я начал работать помощником прокурора Абайского района, затем стал начальником следственного отдела прокуратуры Чимкентской области. С 1985 года до обретения независимости нашей страны я работал старшим прокурором отдела прокуратуры КазССР. Начиная с 1996 года мне довелось проработать начальником Центра правовой статистики и информации при Генеральной прокуратуре РК. В 2005 году, как уже отмечал, стал судьей Алматинского городского суда. В 2010 году Указом Президента РК я был назначен первым председателем Специализированного суда по уголовным делам г. Алматы,
работающим в составе шести судей. Хочу сказать, что за годы своей профессиональной службы я набрал бесценный практический и теоретический опыт работы в судебной системе страны. Наблюдал за совершенствованием отечественного правосудия, гуманизацией законодательства, а также внимательно следил за Посланиями Президента народу Казахстана, где много говорилось о модернизации высших исполнительных и судебных органов по образцу развитых демократических государств мира.

– Поскольку вы часто рассматривали дела, связанные с уголовным наказанием, интересно узнать ваше мнение относительно нынешних новшеств в Уголовно-процессуальном кодексе РК?
– В настоящее время дела виновных лиц, которым грозит наказание в виде 12 более лет лишения свободы, рассматриваются Специализированным межрайонным судом по уголовным делам, областными судами, а также судами Астаны и Алматы. Здесь, пользуясь случаем, хотел бы осветить вопросы совершенствования судопроизводства по уголовным делам. На мой взгляд, особое внимание должно быть уделено качеству рассмотрения уголовных дел по разработанной Верховным Судом Дорожной карте. В рамках этой карты необходимо усилить работу апелляционной коллегии, вести постоянный мониторинг судебных актов с обязательным его обсуждением в составе судей первой инстанции. Необходимо практиковать направление в суд уголовных дел с обвинительным актом прокурора, а также акта защиты согласительного производства по уголовным делам небольшой и средней тяжести. Важно отмечать и процедурные моменты. Предоставить судьям первой инстанции право принимать непосредственное участие при рассмотрении дел с процессаульным соглашением и последующим определением наказания, то есть активно вести процесс по процессуальному соглашению и довести его до конца без возврата дела прокурору. Необходимо расширить подсудность дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей, по всем особо тяжким преступелениям, за исключением официально запрещенных по закону. Участием присяжных обеспечить реальную состязательность процесса как в части приведения доказательств, обсуждения причин их недопустимости, так и в части правильной квалификации правонарушения. Особо хотелось бы остановиться на доказательствах, приводимых прокурорами в прениях сторон и судами в приговоре по делам о сбыте наркотических средств. На протяжении длительного времени следственные органы привлекали лиц за сбыт наркотических средств независимо от того, кто является заказчиком приобретения наркотических средств, и незаконно их осуждали. Однако в 2011 году было опубликовано дополнительное Нормативное постановление Верховного Суда РК № 7 от 21 апреля 2011 года за № 9-1, где говорится, что действие посредника в сбыте или проибретении наркотических средств или психотропных веществ следует квалифицировать как соучастие в сбыте в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. Если при этом посредник действует в интересах как приобретателя, так и сбытчика, то он несет ответственность за соучастие. Однако это требование Нормативного постановления Верховного Суда никем не исполняется, все суды в большинстве случаев осуждают лиц за сбыт наркотических средств. В связи с этим следует отметить, что постановление пленума требует серьезного разъяснения. Считаю, что Верховный Суд этот вопрос упустил из виду и дает повод к незаконному осуждению лиц за сбыт нароктических средств.
– Какие еще проблемные вопросы по применению нового уголовно-процессуального законодательства РК, на ваш взгляд, нужно решить?
– Хотел бы остановиться на негласных следственных действиях, предусмотренных в гл. 30 п.п. 1-6 ст. 231 нового УПК РК, проводимых с санкции прокурора, порядок которых установлен в ст. 234 УПК. Во-первых, на практике такие негласные следственные действия, как контрольный закуп, внедрение и имитация преступной деятельности, негласное наблюдение, всегда проводились с санкции прокурора какой-либо области в связи с тем, что они сопровождаются применением аудио- и видеозаписи и других средств. Также негласное наблюдение за лицом (фиксирование факта передачи и возврата взятки, приобретения, перевозки, сбыта наркотических средств), внедрение сотрудника в преступную среду (имитация роли должностного лица, которому передается взятка, приобретателя наркотиков в крупном и особо крупном размере, контрольный закуп наркосредств у сбытчика через других лиц) проводились с санкции прокурора области, материалы которых использовались в качестве доказательств после их легализации. Я полагаю, что вышеуказанные негласные следственные действия должны быть санкционированы полномочным прокурором. В противном случае не исключены возможности допущения нарушений, ущемляющих права участников угловного процесса и иных лиц. Эти превентивные нормы в последующем должны быть законодательно закреплены.
Кроме того, все мероприятия, проведенные под негласным следственным действием, должны быть легализованы вместе с постановлением о санкционировании этих действий прокурором. Материалы должны быть представлены следователю для приобщения к основному уголовному делу, и при том каждое очередное процессуальное действие следователя после вынесения постановления должно санкционироваться прокурором, что соответствовало бы требованию нормативного постановления Верховного Суда по соблюдению прав человека в уголовном процессе. Во-вторых, процессуальное соглашение в форме сделки о признании вины допускается по преступлениям небольшой, средней тяжести либо тяжким преступлениям при условии добровольного изъявления подсудимого о согласии с обвинением и размером причиненного им вреда в полном объеме по исковому требованию. Такая форма сделки допускается, когда дело с обвинительным актом поступает в суд и при судебном разбирательстве прокурор, подсудимый и его защитник обращаются с ходатайством о заключении сделки о признании вины, а участники процесса не оспаривают относимость и допустимость доказательств, собранных по делу, и не настаивают на их исследовании в судебном заседании. Этот вид рассмотрения дела, предусмотренный законодателем, называется согласительным производством. Прокурор, участвующий в суде, подсудимый и его защитник в ходе главного судебного разбирательства по уголовному делу также вправе заявить ходатайство о заключении процессуального соглашения о признании вины. При поступлении такого заявления судья прерывает судебное разбирательство и предоставляет сторонам разумный срок для его заключения. При недостижении согласия сторонами по условиям процессуального соглашения или отказе суда в удовлетворении хадатайства прокурора рассмотрение дела судом продолжается в общем порядке. Наравне с этим законодатель предусмотрел и другую форму процессуального соглашения в форме сотрудичества по всем категориям преступлений, но лишь при способствовании подсудимого в раскрытии и расследовании преступлений, совершенных преступной группой, особо тяжких преступлений, а также экстремистских и террористических преступлений, совершенных иными лицами или с участием подсудимого. По моему мнению, подобную форму сделки судебные органы должны удовлетворять только при условии, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый заявляет том, что может помочь расскрыть преступления, указанные в п. 2 ч. 1 ст. 612 нового УПК РК, подготавливаемые или совершенные другими лицами с его или без его участия, о которых не знали или не могли знать органы уголовного преследования или же эти преступления не были раскрыты ранее. Поэтому его заявление в суде о том, что он желает давать признательные показания по рассматриваемому судом делу в отношения самого себя и других подсудимых по его же делу не является основанием для удовлетворения ходатайства прокурора о сотрудничестве. Тем не менее при поступлении такого ходатайства дело должно быть направлено прокурору для установления
правоохранительными органами доказательств о факте совершения вышеуказанных преступлений другими лицами. При этом надо иметь в виду, что согласие подсудимого на сотрудничество в связи с его желанием давать признательные показания в отношении себя и подельников по рассматриваемому делу должно быть воспринято судом как обстоятельство,
смягчающее уголовную ответственность и наказание, а не как основание для утверждения заключения о сотрудничестве. В противном случае некоторые подсудимые с целью избежать уголовной ответственности за совершенное преступление или получения несоразмерного
наказания за содеянное могут встать на путь лжепоказаний.
– Какие меры правоохранительными органами должны приниматься, чтобы не допустить подобные инциденты?
– Полагаю, что все подсудимые, обратившиеся в суд с письменным заявлением о заключении процессуального соглашения, независимо от его формы должны быть допрошены в суде с применением технических средств и с занесением их показаний в протокол судебного заседания. Судебное разбирательство дела по согласительному производству должно быть окончено в срок до десяти, а в исключительных случаях до 20 суток с вынесением приговора и определением вида и размера наказания, о котором ходатайствовал прокурор перед судом. В нормах нового уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей в главном судебном разбирательстве в дополнении к новому УПК предусмотрены порядок и последовательность рассмотрения ходатайства прокурора о заключении процессуального соглашения в форме сделки о признании вины с подсудимым за преступления средней тяжести либо тяжкое преступление (недонесение или укрывательство особо тяжкого преступения, кража чужого имущества, грабеж или разбой, совершенный без участия в особо тяжком преступлении, нанесение тяжкого вреда здоровью и др.) и в форме соглашения о сотрудничестве. Теперь новый УПК предоставляет прокурору и подсудимому с его адвокатом право на всем протяжении уголовного процесса заявлять ходатайство также и по делам с участием присяжных.
– Как должно осуществляться сотрудничество подсудимого с правоохранительными органами в целях раскрытия того или иного преступления?
– По делам об особо тяжких преступлениях с участием присяжных заседателей при поступлении заявления о сотрудничестве, кроме лиц, совершивших преступления, указанные в ст. 65 нового УПК, необходимо выяснить у подсудимого, в связи с чем и почему он обращается с подобным заявлением, в чем заключается его сотрудничество в раскрытии тяжких преступлений, совершенных с его или без его участия, или других преступлений. Почему он об этом не заявлял на стадии досудебного производства или на предварительном
слушании по делу. Если его показания не имеют существенного значения для раскрытия и расследования других особо тяжких преступлений, то в этом случае необходимо отказать в принятии соглашения о сотрудничестве, предоставленного прокурором, а само дело с участием присяжных рассматривать по существу. Тем не менее, чтобы не нарушить закон, при поступлении ходатайства о заключении соглашения о сотрудничестве обоих видов дело подлежит отложению с предоставлением прокурору области разумного срока для заключения процессуального соглашения. При поступлении материалов процессуального соглашения о признании вины в любом случае дело в отношении этого лица должно рассматриваться без участия присяжных, а приговор выноситься в соответствии с новым УПК. Подсудимый по делу должен быть допрошен в качестве свидетеля в связи с принятым на себя обязательством. В ст. 567 старого УПК после постановки вопросов, подлежащих разрешению судом с участием присяжных, было предусмотрено обращение председательствующего к заседателям перед их удалением в совещательную комнату.
На практике обращение составлялось в письменном виде и приобщалось к уголовному делу, о чем указывалось в протоколе. По новому УПК РК согласно ст.ст. 653 и 655 после окончания прений и формулирования вопросов судья и основные присяжные заседатели удаляются в совещательную комнату для вынесения приговора. А про обращение судьи к присяжным ничего не сказано.
– Означает ли это, что судья не должен обращаться к присяжным заседателям с беспристрастной речью по итогам рассмотрения дел?
– В ч.ч. 3 и 4 ст. 660 нового УПК указано, что обращение председательствующего записывается в протокол судебного заседания или его текст приобщается к материалам уголовного дела, о чем указывается в протоколе.Также требуется, чтобы в протоколе были отражены сведения, замечания сторон или отсутствие таковых по поводу обращения председательствующего к присяжным заседателям. Кроме того, согласно п. 5 ч. 2 ст. 662 нового УПК основанием для отмены или изменения судебных решений апелляционной инстанции являются нарушения, допущенные в том числе при обращении председательствующего к присяжным заседателям. В связи с таким толкованием закона
считаю, что судья после оглашения вопросного листа в присутствии присяжных заседателей и сторон перед удалением в совещательную комнату обязательно должен обратиться к присяжным заседателям, желательно в письменном виде, и выполнить содержание ст. 567 старого УПК, которое подлежит занесению в протокол судебного заседания. В противном
случае ввиду нарушения требований ст. 660 нового УПК приговор может быть отменен вышестоящим судом. Поэтому обращение к присяжным заседателям считаем обязательным, желательно в письменном виде. В соответствии с ч. 4 ст. 362 УПК РК суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайств о заключении процессуального соглашения или соглашения о достижении примирения в порядке медиации.
Бахтияр ТОХТАХУНОВ

Комментарий