КОНКУРС ДЕТЕКТИВ

Как наш юрист у ЦРУ дело выиграл

О двух хакерах из Казахстана в свое время говорили довольно много не только казахстанские, но и зарубежные СМИ. Разумеется, о том, как дело было на самом деле и о том, что впервые казахстанский юрист смог вернуться на родину, отсидев два года в английской и год в американской тюрьмах, выиграв дело у ЦРУ, американские средства массовой информации постарались умолчать.

Началось все в 2000 году, когда Игорь Яримака работал юристом в крупной компании, сотрудники которой обедать, а иногда просто выпить пива ходили в кафе рядом с офисом. Туда же часто приходили математики-программисты. Один из них однажды объявил всем присутствующим, что у него родилась дочь и он приглашает друзей и знакомых отметить это радостное событие. Подошел к Игорю и его другу Шакену и сказал, поскольку он их видит не первый раз, то и они могут присоединиться к ним. Через некоторое время он снова подошел и рассказал, что слышал об Игоре как о неплохом юристе, а ему как раз нужен человек, который мог бы представлять его интересы на переговорах с зарубежной компанией, и именно его он хочет нанять недели на две с выездом за рубеж.

Игорь ответил, что это дело серьезное и вот так, сходу, празднуя день рождения дочери, обсуждать его не годится. Алекс, так мы его будем в дальнейшем называть, согласился. Они обменялись телефонами и на том расстались. Это было в пятницу, а в понедельник Алекс позвонил и продолжил разговор на ту же тему. Как понял Игорь, Алекс работал специалистом в области обеспечения компьютерной безопасности в крупной компании, натолкнулся на математические проблемы в системе защиты программного продукта одной из ведущих корпораций финансовых новостей США, владельцем которой является миллиардер и мэр Нью-Йорка.

Тот лично прислал ему электронное письмо, в котором предлагал обсудить эту тему и обещал заплатить деньги. Математик стал обмениваться с миллиардером посланиями. После чего было достигнуто соглашение о контракте в 200 тыс. долларов. В дальнейшем Алекс хотел получить работу в самой компании. Кроме Казахстана и России он нигде не был, а все, что за их пределами, манило романтикой, экзотикой и мечтой заработать денег на безбедное будущее.

Правды всей они не знали

Однако, как сказал Игорь, нет никаких гарантий, что его пригласят работать. Алекс же заверил, что переписку с компанией ведет уже три месяца. Еще поклялся Игорю, что не взламывал никаких кодов и не ломал программу, а проблема у компании чисто математическая. Долго объяснял, что криминала в его действиях нет. Сказал, что ему в качестве аванса выслали 7500 долларов. Договорились о гонораре за работу Игоря, включая билеты на самолет туда и обратно, суточные и проживание в гостинице. Поскольку визу в Америку оформлять долго, Алекс в электронном письме просил назвать для встречи другую страну. Этой страной стала Англия, где у компании была штаб-квартира.

Это было все, что Игорь узнал о своем клиенте и его намерениях. Прочитав первые два письма, он не нашел в них ничего криминального, а вот третье вызвало у него сомнения. Миллиардер спрашивал у Алекса, чем он может доказать, что их программное обеспечение слабое. Алекс выдал ему распечатку счетов, номера карточек, переписку. Но опять же, по казахстанскому законодательству, если дело примет отрицательный оборот, это тянет всего лишь на административное нарушение. Но ни тот, ни другой не знали главного. Все подробности узнали они уже потом, пребывая в английской, а затем в американской тюрьмах.

Миллиардер сразу же вызвал своего главного специалиста и рассказал, что некто Алекс прислал ему вот такое письмо. Томас Секунда сообразил, что если Алекс попадет в качестве специалиста в их компанию, то у него самого могут возникнуть некоторые проблемы, а потому лучше сделать так, чтобы виноватым остался неизвестный хакер. Томас связался с сотрудниками ЦРУ, и те взяли инициативу в свои руки. В результате Алекс только одно письмо получил от хозяина компании, все остальные уже писали сотрудники ЦРУ.

За 48 часов группа экспертов ЦРУ под руководством специального агента Марчини установила страну, город, рабочий офис и компьютер, с которого рассылались послания. Теперь в их задачу входило заманить хакера в ловушку. В переписке агенты вынудили Алекса назвать сумму, которую он хочет получить за свои услуги, а затем связались с КНБ РК.

Когда Игорь и Алекс спокойно разгуливали по улицам Лондона, в их домах в Алматы производился обыск, а их самих от самого аэропорта вели потом агенты ЦРУ, фиксируя каждый шаг. Записывали даже то, кто кому покупал сигареты, воду, кто платил за еду. На встречу в первый день прибыл сам миллиардер, затем он для дальнейших переговоров оставил своих помощников, которые были агентами ЦРУ.

Роковая ошибка

Перед последней встречей Алекс пошел в интернет-кафе отправить письмо домой, а Игорь – в фотоателье напечатать фотографии. Что было в письме, он узнал уже тогда, когда их допрашивали агенты и судьи. Послание содержало указание некоему адресату о том, что если их арестуют, необходимо запустить информацию об этой компании.

На переговорах, когда агент Марчини заявил, что их компания в услугах казахстанского математика не нуждается и у них есть специалисты покруче, Алекс сказал, что он оставляет за собой право обнародовать продукт, который использует их компания. Это высказывание и послание в Казахстан послужили главным поводом для ареста. Поначалу обвинение предъявили только Алексу за незаконное проникновение в компьютерную систему, вымогательство крупной суммы денег у политика и мэра Нью-Йорка, а также шпионаже и запугивании. Игоря ждали административное взыскание и депортация из страны.

Прошло три часа, но ни одного из них не отпускали. Тогда они стали требовать адвоката, переводчика и консулов Казахстана и России, поскольку у Алекса было российское гражданство. Спустя какое-то время переводчица объяснила, что Игорю предъявляется обвинение, и не административное, а именное уголовное – преступный сговор против мэра Нью-Йорка. Суд был назначен на следующий день, а пока их отправили в тюрьму, в разные одиночные камеры.

В суде английский прокурор по доверенности ЦРУ зачитал предъявленные обвинения, по которым в совокупности тому и другому грозило 30 лет тюрьмы. Ни Игорь, ни Алекс такого поворота не ожидали. Все было, как во сне.

Жизнь в английской тюрьме

Игорь и Алекс не сразу привыкли к распорядку жизни англичан. Ланчем они называют обед по нашему времени, а обед у них проходит в пять часов вечера. Лето – не с июня, а с мая. Многое кажется перевернутым наизнанку, словно попадаешь на другую планету. И это касается не только тюремной жизни. У англичан гигиена стоит на первом месте. Если от вас исходит дурной запах, то отношение к вам будет как к человеку второго сорта. Вы всегда должны следить за собой, за состоянием своей одежды, чистотой в камере, при этом быть вежливым с другими заключенными и офицерами охраны.

Этот принцип английской жизни в «Брикстоне» был заложен в фундамент всех прочих взаимоотношений. За любое оскорбление начиналась драка среди арестованных. Если офицеры охраны не могли справиться с ситуацией, вызывалось подразделение специальной безопасности, в котором работали в основном молодые, крепкие парни выше шести футов ростом. Они и наводили общий порядок. Во всех блоках звучала сирена, заключенных закрывали в камерах, лишали прогулки, после расследования каждый участник событий получал наказание.

Универсальной валютой в английской тюрьме являются пластиковые телефонные карточки в 20 и 40 единиц, на которые зэки производят любой обмен. Это могут быть продукты питания, сигареты и, конечно, как в любой другой тюрьме мира, наркотики.

Если вам хочется купить «дурь» в «Брикстоне», то в этом деле не будет проблем, если у вас есть деньги на свободе или телефонные карточки в тюрьме. Раз в неделю все заключенные имеют право сделать покупку продовольственных и иных товаров в ларьке. Деньги каждого арестованного находятся на специальном счете бухгалтерии, но после еженедельного закупа всем выдается квитанция о состоянии денежного баланса.

Шито белыми нитками

Когда начались первые допросы, то оказалось, что переводчик умышленно все исказил, и наши герои стали требовать экспертизу перевода диктофонной записи и независимого переводчика. В общем, время шло в ожидании допросов, судов, экстрадиции в Америку. Игоря и Алекса разместили в разные камеры на разных этажах, и каждый уже приспосабливался, искал друзей и отбивался от врагов самостоятельно.

Игорь много читал, изучал английский язык по учебникам и на практике – в общении с заключенными. К концу второго года пребывания в «Брикстоне» суды проходили каждую неделю. Защитники исключали некачественные доказательства обвинителя, и в результате судья не нашла в действиях Игоря состава преступления, но от экстрадиции в Америку не отказалась. Защита говорила, что можно апеллировать через Верховный суд Англии, но на это уйдет еще два-три, а то и больше месяцев. Игорь не стал подавать апелляцию, поскольку ждать неизвестно чего гораздо труднее. Хотелось, чтобы все уже закончилось…

До свободы оставался год

Когда Игоря и Алекса передали маршалам федеральной службы, у них отобрали все вещи, книги и даже маленький русско-английский словарь, выдали тюремную робу. В самолете надели цепи на ноги, наручники приковали к цепи на поясе. Каждого охраняли четыре человека, пятый был главным. В нью-йоркской тюрьме на Манхеттене, в «Метрополитен коррекшн центр», обоих на три месяца поместили в одиночный холодный карцер, где ни одеяла, ни подушки не было.

Рассказать обо всех злоключениях казахстанских «путешественников» просто невозможно, но скажу только, что условия содержания в тюрьмах Англии и Америки далеки от тех, о которых нам рассказывают многочисленные правозащитники, приезжая из той же Англии и Америки.

Постепенно Игорь со своим адвокатом добились того, чтобы дело Алекса рассматривалось отдельно. А спустя несколько месяцев Игорь оказался на свободе, так как суд не нашел в его действиях ни состава преступления, ни даже злого умысла.

Адвокат Рихман был несказанно счастлив победе, поскольку, по крайней мере, за последнее десятилетие это было первое дело, которое выиграли у ЦРУ. Все, кто прежде подпадали под их юрисдикцию, даже мечтать не могли, что в ближайшие десять лет выйдут на свободу.

Возвращение

Встретилась я с Игорем первый раз в 2007 году. К тому времени он уже написал о своих злоключениях в двух небольших книгах «Обратная сторона луны». Тогда он работал частным юристом и еще не совсем отошел от тех событий, но совершенно не имел больше желания поработать где-нибудь за рубежом. Через три года мы с ним снова встретились. Очень интересно было узнать, как же сложилась его жизнь. Теперь у него была своя небольшая юридическая компания, где он и его сотрудники оказывали представительские услуги крупным фирмам, консультируя граждан и представляя интересы юридических и физических лиц в судах. Несмотря на кризис, а может быть, благодаря ему, работы хватало. Говорили мы о прошедших событиях.

– Игорь, как долго пришлось адаптироваться к жизни на родине и кто помогал все это время?

– Отходил от всего месяца три-четыре. Это время не работал, но, как ни странно, жена не бросила и даже не упрекала. Затем стали звонить из

компании, в которой до произошедшего работал, клиенты. В течение года восстановил свой статус. Одновременно работал над книгой «Обратная сторона Луны» о жизни в английской тюрьме, искал для ее издания спонсоров. Помогли в этом музыкальная группа «Жетыген» и несколько крупных корпораций, которые имеют для этого специальные фонды поддержки искусства, литературы. За это я им очень благодарен. Вторую книгу об американской тюрьме издавал уже на собственные деньги.

– Есть желание после всех злоключений поработать где-нибудь в дальнем зарубежье?

– Большое счастье, что меня дождалась жена, что родители живы, ну а за рубеж лучше ездить туристом.

– Прошло уже столько времени, общаешься ли с теми, с кем познакомился в Англии и Америке?

– Перезваниваюсь с теми, с кем познакомился в тюрьмах. Это финансисты, бизнесмены, которые отбывали срок в основном за неуплату налогов, еще какие-то провинности. Они уже в возрасте и хотят жить честно и на свободе.

– Считаешь ли эти годы потерянными для себя?

– Сейчас уже так не считаю, поскольку это была возможность посмотреть на мир другими глазами, познать жизнь изнутри, задуматься еще раз о том, что каждый может попасть в любую ситуацию и не нужно расслабляться, а всегда быть готовым ко всему. Приобрел богатый опыт в познании не только людей, но и самого себя. К тому же жизнь заставила учить языки, ведь пришлось общаться не только с англичанами и американцами, но и с испанцами, вьетнамцами, бразильцами. В английской тюрьме очень хорошая библиотека, учил английский, что дало возможность прочитать в подлиннике Шекспира, Крайтона, Даймона и др. Первые полгода без языка плохо было, но потом – нормально. Там же изучал Тору, Библию, Коран.

– Приходится ли сейчас представлять интересы клиентов за рубежом?

– Да, конечно. Два раза уже был в Китае, сейчас думаю, что нужно учить китайский, он уже выходит на второе место в мире. Мы с женой дважды ездили в отпуск в дальнее зарубежье. Туристами побывали во Франции, Испании, Италии, Австрии, Германии, Чехии, где порой приходилось общаться с местным населением на их языке. Хочу сказать, сейчас у меня все хорошо. Главное – семья. Жена – врач-косметолог, дети учатся в России: дочь на дизайнера автомобилей, сын -на финансиста. Мы с супругой хоть и

не миллионеры, но можем себе позволить иметь хороший автомобиль, посещать тренажерные залы, ходить в бассейн, ездить в отпуск за границу, помогать детям. А воспоминания… все проходит, и это пройдет. Нужно только время.

НАДЕЖДА ЛЕОНОВА

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично МАТЕРИАЛДЫ БАҒАЛАҢЫЗ | ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ

Загрузка...

Комментарий