КОНКУРС ДЕТЕКТИВ

Говорящие улики

В начале апреля 1994 года жителей Шымкента, да и всего Казахстана, шокировало известие о невероятной жестокости лиц, вырезавших семью участкового инспектора милиции Жолдасбека Букенбаева.

Первыми о причине отсутствия на работе старшего лейтенанта милиции, естественно, заинтересовались его коллеги. Оперативный дежурный РУВД позвонил к нему домой. Но в ответ не услышал ничего, кроме долгих гудков в трубке. Заподозрив неладное, он распорядился послать к нему своего помощника. Тот по прибытии на место увидел страшные следы погрома… и самого хозяина, связанного по рукам и ногам. Лежал он в одной из комнат своего дома и безжизненными глазами взирал на потолок. Прибывшие в срочном порядке оперативники обнаружили тела остальных членов его семьи – жены, родной сестры и двух малолетних детей. Вот как описывает те события ветеран МВД полковник милиции Мухтар Ермеков: «В то время я еще служил простым сотрудником. (Позже он возглавил Управление криминальной полиции ДВД ЮКО – примечание автора) Помню, как следственную группу еще с порога встретил сладковато-приторный запах крови и ужасный смрад жженого человеческого мяса. Все это говорило в пользу того, что потерпевшие перед смертью были подвергнуты жестоким пыткам и мучениям. Данное обстоятельство расположило нас проводить расследование с «большим пристрастием». Но главным препятствием в реализации этой стратегии, пожалуй, было то, что убийцы после себя не оставили никаких следов…».

– Но наводящие на след преступников улики все же были, – вспоминает известный широкой общественности полковник милиции в отставке Габдрахим Мендешев. – Ими были специфически скрученные и густо разбросанные вокруг жертв окурки от популярных сигарет «Прима». Но тогда им никто не придал значения.

Найти… и воздать должное

Первым же делом оперативная группа, руководимая Мендешевым, опросила соседей Букенбаева. Те показали, что в тот злополучный день ничего настораживающего со стороны дома участкового не услышали. Большего они в ход расследования не смогли привнести, хотя помощь оказали существенную, участвуя в качестве понятых на процедуре составления описи унесенного налетчиками имущества. Оказалось, что убийцы нажились не многим – всего лишь кассетным магнитофоном… да стареньким жигуленком-«копейкой». Правда, под занавес осмотра обнаружилось и отсутствие хозяйских обручальных колец. Но даже это не дало повода Мендешеву отнести данное преступление к разряду обычных разбоев с целью завладения чужого имущества. Хотя сотрудники местного управления внутренних дел склонялись именно к такой формулировке. «Как правило, грабители не убивают людей, на вещи которых посягают, – сказал Мендешев в противовес им. – Для этого у них нет ни времени, ни особого желания… Версия «заказа» также несостоятельна, поскольку киллер в таких случаях обычно довольствуется лишь ликвидацией «объекта», но никак не членов его семьи…» Но на всякий случай оперативники отработали круг людей, которые в разное время, попав под «горячую руку» участкового, могли затаить на него обиду… и даже жаждать мести. Однако никто из 170 опрошенных не походил на мстителя. Да и алиби у всех были железные. Ничего не дала и проверка сотрудников обменного пункта валюты, расположенного на территории подконтрольного Букенбаеву участка – все они помнили участкового уполномоченного как принципиального и глубоко порядочного человека, на которого «ну, просто невозможно иметь зуб». Круг замыкался. И тогда оперативники сочли нужным вновь вернуться к окуркам, обнаруженным на месте преступления.

Подвела привычка

Все началось с визита одного ветерана сыска в кабинет генерала милиции Султанова, занимавшего тогда пост начальника УВД Южно-Казахстанской области. Он сообщил, что таинственным садистом, порешившим целую семью, может вполне оказаться бывший его «подопечный» Нурлан Насипбаев, известный еще в криминальных кругах под кличкой Пьян. Свои предположения он подтвердил весьма важным аргументом – Пьян также, заканчивая курить, имел обыкновение мять окурок, скручивая его по часовой стрелке. На вопрос генерала – а что он курил? – не посвященный в нюансы последних расследований ветеран, не задумываясь, ответил: «Он курил только сигареты «Прима». Информация на первый взгляд расставляла все точки над «i». Но только радоваться было рано – уголовник Пьян, осужденный судом России, отбывал срок в одном из исправительных учреждений Саратовской области. Это озадачивало – как мог Нурлан Насипбаев совершить зверское злодеяние в Казахстане, находясь одновременно в заключении на территории совершенно другого государства? На запрос казахстанцев в исполнительную систему России пришел почти мгновенный ответ: «Сбежавший из зоны Насипбаев с некоторых пор находится в международном розыске». Это заставило в срочном порядке взять под строгий контроль возможные места обитания беглого зека. Так, под наблюдением милиции оказалась квартира в Шымкенте, где он прежде сожительствовал с женщиной по имени Айсулу. Также под жесткий контроль был взят и дом его двоюродного брата Нуртая в Тулькибасе. Тем временем, пока проводились эти мероприятия, произошли события, которые кардинально повлияли на дальнейший ход расследования. В частности, милиция обнаружила в степи сожженный Ваз-2101. Оперативники быстро установили, что авто является ничем иным, как угнанной со двора участкового Букенбаева «копейкой». Действуя по логике «преступник где-то рядом, возможно, у Нуртая», начальник УВД Султанов распоряжается выставить вокруг Тулькибаса милицейские посты. Как покажут дальнейшие события, это решение оказалось единственно верным в реализации чрезвычайно важной стратегии по обезвреживанию особо опасного преступника.

Конец кровавой парочки

Первым не выдержали нервы у Насипбаева, укрывшегося у одного из знакомых в Тулькибасе. Как и следовало ожидать, попытка его прорваться сквозь плотное кольцо окружения была осуществлена поздней ночью. Но милиция была начеку. Задержание прошло без единого выстрела. По свидетельству полковника милиции Г. Мендешева, столь удачному завершению операции, сама того не ведая, поспособствовала сожительница преступника, которая была рядом с ним. Стараясь избавиться от обузы в лице своего трехмесячного ребенка, она отнесла его к подружке. Та, не задумываясь, известила об этом оперативников. В итоге последние уже доподлинно точно знали, что «кровавая парочка» находится именно в Тулькибасе… и что с минуты на минуту готовят прорыв.

При обыске у задержанных были обнаружены обручальные кольца убитых супругов Букенбаевых. Пропавший магнитофон участкового также оказался при них. Словом, все вещественные доказательства были налицо, что с большой степенью вероятности свидетельствовало о их причастности к той страшной резне.

По результатам расследования были сформулированы официальные версии причин совершения столь резонансного преступления. Они, как часто бывает в подобных случаях, оказались до примитивности банальными. Семья Букенбаевых стала жертвой обезумевшего от ярости ревнивца. Обитая в российской тюрьме, Насипбаев однажды познакомился с этапированным из Шымкента сидельцем. Тот, как и подобает земляку, с глубочайшим сочувствием – но скорее, шутки ради – выдал весть о том, что сожительница его Айсулу изменяет ему с местным участковым Нурланом Букенбаевым. Задавшись целью наказать инспектора, Пьян находит возможность сбежать из мест лишения свободы. Оказавшись в Шымкенте, снимает комнату, приводит туда свою сожительницу. Выпытывает у нее признания в измене. Но та в неведении – когда… и с кем? Это еще больше распаляет Насипбаева… и он решается на очередное безрассудство – едет вместе с Айсулу к участковому. Но он на работе. Видя, что незнакомца сопровождает женщина, хозяйка без задних мыслей впускает его в дом – мол, посидите, пока он придет. Что произошло дальше – уже известно: все четверо домашних старшего лейтенанта милиции пали самым жестоким образом от рук осатаневшего мракобеса. Точно такая же участь ожидала и его самого, объявившегося дома через некоторое время.

Эпилог

Суд Жамбылской области приговорил убийцу и садиста Нурлана Насипбаева к исключительной мере наказания – расстрелу. Айсулу за участие в преступлении получила 12 лет лишения свободы, но «мотать» срок ей не пришлось – осознав всю тяжесть содеянного, она повесилась в камере следственного изолятора.

(Фамилии и имена некоторых персонажей по этическим соображениям изменены)

 Турар ЖАЛМУХАМЕД

Нашар | ПлохоОнша емес | Так себеБолады | НормальноЖақсы | ХорошоКеремет | Отлично МАТЕРИАЛДЫ БАҒАЛАҢЫЗ | ОЦЕНИТЕ МАТЕРИАЛ

Загрузка...

Басқа да | О другом

Комментарий