Тағдыр | Судьба

КЛАДБИЩЕНСКИЙ ПЕДОФИЛ (Окончание. Начало в № №-68, 69)

ПРЕСЛОВУТАЯ СТАТЬЯ 58 УК РК
В соответствии с п. 6 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 11 мая 2007 г. «О некоторых вопросах квалификации преступлений, связанных с изнасилованием и иными насильственными действиями сексуального характера» покушение на изнасилование или на совершение иных насильственных действий сексуального характера – это действия, совершаемые с прямым умыслом, направленным на насильственное половое сношение с потерпевшей, совершение иных насильственных действий сексуального характера, но не приведших к желаемому результату по независящим от виновного обстоятельствам. Изнасилование считается оконченным с момента начала полового акта в физиологическом смысле.
Принимая во внимание, что при назначении и производстве первичной молекулярно-генетической экспертизы были допущены существенные нарушения порядка производства процессуального действия, что в дальнейшем повлияло на достоверность полученных данных, суд счел необходимым заключение эксперта за № 5819/6747 от 5 августа 2009 г. признать недопустимым в качестве доказательства. Кроме первичной экспертизы, результаты которой судом признаны недопустимым доказательством, других объективных данных, свидетельствующих о том, что преступление Мелентьевым совершено вместе с неустановленным лицом, не добыто, а возможности для сбора дополнительных доказательств исчерпаны, суд счел необходимым исключить из обвинения Мелентьева квалифицирующий признак «совершение преступления в группе лиц по предварительному сговору». Таким образом, если излагать факты сухим языком закона, то «действия Мелентьева по указанному эпизоду подлежат квалификации по п. «в» ч. 3 ст. 120 УК РК как изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия к потерпевшей, неоднократно, заведомо не достигшей 14-летнего возраста, с использованием беспомощного состояния потерпевшей; по п. «б, г» ст. 179 УК РК как разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни лица, подвергшегося нападению, неоднократно, с применением предмета, используемого в качестве оружия; по п. «в, к», ч. 2 ст. 96 УК РК как убийство, то есть противоправное умышленное причинение смерти другому человеку, лицу, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии, совершенное с целью сокрытия других преступлений, а равно сопряженное с изнасилованием». На момент совершения преступления потерпевшей исполнилось восемь лет, и это обстоятельство достоверно было известно Мелентьеву, о чем свидетельствуют его показания в ходе следствия, где он указывал, что на кладбище встретил маленькую девочку в возрасте восьми-десяти лет. Таким образом, органами следствия его действия правильно квалифицированы как совершение преступления в отношении лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии в силу малолетнего возраста, и совершение изнасилования потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста. Согласно п. 3 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О квалификации неоднократности и совокупности преступлений» при совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными частями одной и той же статьи УК, предусматривающими разные квалифицирующие признаки, эти деяния в целом
подлежат квалификации лишь по той части статьи, которая устанавливает более строгое наказание и охватывает квалифицирующие признаки. Кроме того, с учетом внесенных изменений в УК РК по вопросам неоднократности преступлений, принимая во внимание, что действия Мелентьева по эпизоду Гольцовой с ч. 2 ст. 179 УК РК переквалифицированы на ч. 1 ст. 178 УК РК, подсудимым совершено два эпизода разбоя, то его действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 178 и п. «б, г» ч. 2 ст. 179 УК РК. Исследовав материалы дела, проанализировав сведения о личности подсудимого Мелентьева, оценив его действия и поведение в момент совершения противоправных деяний и после них, а также учитывая выводы судебно-психиатрической экспертизы, суд пришел к убеждению о вменяемости подсудимого. При определении вида и размера наказания Мелентьеву суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние наказания на исправление осужденного. В соответствии с ч. 5 ст. 10 УК РК деяния, совершенные подсудимым, относятся к категории тяжких и особо тяжких преступлений. Суд принял во внимание тот факт, что Мелентьев к уголовной ответственности не привлекался, а также то, что обстоятельства, отягчающие наказание подсудимому, отсутствуют. Вместе с тем при определении вида наказания суд учел, что Мелентьев совершил умышленные преступления, которые относятся к категории тяжких и особо тяжких, имеют самую высокую степень общественной опасности.
Анализ исследованных в судебном заседании доказательств полностью подтверждает виновность подсудимого Мелентьева в совершении вышеуказанных преступных действий. Конкретные обстоятельства совершенного убийства свидетельствуют об исключительной циничности виновного, попрании им нравственных устоев общественной жизни, указывающих на повышенную общественную опасность его личности. При данных обстоятельствах, в целях исправления подсудимого и предотвращения совершения им новых преступлений, суд счел необходимым назначить ему наказание, связанное с изоляцией от общества. Кроме того, суд не нашел по делу исключительных обстоятельств, дающих основание назначить подсудимому Мелентьеву более мягкий вид наказания, чем предусмотрено санкциями уголовного закона за совершенные им преступления. Виктор Мелентьев совершил особо тяжкие преступления, поэтому в силу п. «в» ч. 5 ст. 48 УК РК ему назначено отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Суд приговорил Виктора Мелентьева признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями ч. 1 ст. 178, п. «б, г» ч. 2 ст. 179, ч. 3 ст. 24, п. «в» ч. 3 ст. 120 УК РК и п. «в, к» ч. 2 ст. 96 УК РК, и назначить ему по ч. 1 ст. 178 УК РК – три года лишения свободы, по п. «б, г» ч. 2 ст. 179 УК РК – восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 24, п. «в» ч. 3 ст. 120 УК РК – девять лет лишения свободы, по п. «в» ч. 3 ст. 120 УК РК – 12 лет лишения свободы, по п. «в, к» ч. 2 ст. 96 УК РК – 15 лет лишения свободы. Как видим, если подсчитать, то общая сумма наказаний за совершенные Мелентьевым преступления составляет 47 лет. Однако пресловутая оговорка ст. 58 УК РК, а именно ч. 4, дала возможность преступнику уйти от более сурового наказания. Как гласит п. 4 этой статьи: «Если совокупность уголовных правонарушений включает в себя хотя бы одно особо тяжкое преступление, за совершение которого настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать 25 лет. Если совокупность уголовных правонарушений включает в себя хотя бы одно особо тяжкое преступление, за совершение которого настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, а также уголовный проступок, за совершение которого назначен штраф, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим». Поэтому суд на основании ч. 4 ст. 58 УК РК путем частичного сложения наказаний окончательно назначил подсудимому Мелентьеву 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием наказания
в исправительной колонии строгого режима. У представителей пострадавшей стороны, конечно, возник резонный вопрос: о какой справедливости может идти речь, если педофил совершил несколько
тяжких преступлений, в общей сложности навесив на себя более 40 лет тюрьмы, а в итоге ему дали всего 17 лет, из которых он уже почти год отсидел в СИЗО? После оглашения приговора убитый горем отец девочки хотел подойти к судьям и спросить, почему за надругательство и убийство его ребенка назначено наказание в виде 17 лет? Неужели закон больше защищает не жертву, а какого-то подонка? Ведь даже после оглашения приговора судья начал объяснять осужденному Мелентьеву его права по обжалованию приговора, что создало впечатление у присутствовавших, что суд печется о дальнейшей судьбе педофила. Не получится ли так, что лет через десять-пятнадцать Виктор Мелентьев снова наведается на городское кладбище? Я нисколько не исключаю такой вариант окончания этой истории.
(По материалам уголовного дела,
предоставленного Алматинским городским судом. Фамилии участников
судебного заседания изменены.)
Олег ДОМАЕВ

Комментарий