Тағдыр | Судьба

КЛАДБИЩЕНСКИЙ ПЕДОФИЛ

В недавнем Послании народу Казахстана Глава Государства Касым-Жомарт Токаев потребовал от законодателей ужесточить наказания за педофилию, наркоторговлю, бытовое насилие. «Нужно в срочном порядке ужесточить наказание за сексуальное насилие, педофилию, распространение наркотиков, торговлю людьми, бытовое насилие против женщин и другие тяжкие преступления против личности, особенно против детей. Это мое поручение Парламенту и правительству», – сказал Президент страны.

В этом плане, мне кажется, не лишним будет привести в качестве примера излишне гуманный, на наш взгляд, обвинительный приговор суда в отношении педофила, который был вынесен в 2009 году.
ДЕТСКИЕ СЕРЬГИ
В апреле 2008 года Елена Шилко встретила Максима Куренких, который понравился ей. Вскоре они стали жить вместе. В январе 2009-го Елена познакомилась с сыном его бывшей сожительницы – Виктором Мелентьевым, которому тогда исполнилось 19 лет. Он периодически появлялся у них дома, правда, постоянно не жил. Елена не знала, где парень обитает, как живет и чем занимается, так как Виктор постоянно обманывал взрослых, и она ему не верила. Тем более, как сказал ее гражданский муж Максим Куренких, парень до совершеннолетия учился в интернате для слабоумных детей.
18 апреля 2009 года Мелентьев пришел к ним вечером, поужинал и куда-то ушел. Появился он на следующий день, в православный праздник Пасхи – 19 апреля. Пришел после пяти часов вечера и сказал, что был на кладбище. С собой в пакете принес куличи, конфеты и печенье.
Елена сразу заметила, что Виктор вел себя как-то агрессивно, все время озирался по сторонам, поглядывал на дверь. Во время разговора Виктор сказал, что на кладбище произошло какоето чрезвычайное происшествие. Елена сразу догадалась, что парень это сказал неспроста.
– Что за происшествие? Признавайся, что ты натворил? – спросила она строго.
– Ничего не натворил! – сказал Виктор со злостью. – Это она сама… Достала меня!
– Кто она? Ты можешь сказать толком?
– Эта маленькая цыганка! Она обматерила меня! – вскочил возбужденный парень со стула. – Я лопатой ударил ее.
Она упала. Я смотрел пульс, она мертвая была. Я забросал ее листьями. Елена не поверила Виктору, считая его слова очередными бреднями. Затем парень торопливо поужинал и ушел из дома. После этого случая Мелентьев пришел к Елене Шилко через три дня. Он долго не решался подойти к ней, потом из кармана джинсов достал маленькие, подходящие разве что ребенку, серьги из желтого металла круглой формы.
– Эти серьги дал Леха, мой друг. Если я продам их за две тысячи тенге, то он отдаст мне полторы тысячи. Виктор подержал в руках серьги, будто оценивая их, потом протянул Елене.
– Бери их себе, я дарю, – сказал он и вышел из комнаты.
В ДЕНЬ ПАСХИ
19 апреля 2009 года в первой половине дня Алина Кириенко со своей малолетней дочерью пошла на центральное кладбище г. Алматы, расположенное вблизи от ее дома. Каждый год в этот церковный праздник она раздавала пасхальные яйца детям, которые ходят попрошайничать. Также Кириенко не только раздавала угощение, но и сама собирала пасхальные приношения с могилок. На кладбище она встретила знакомую девочку по имени Роксана, с которой были две малышки шести-семи лет. Рядом стояла их подружка Анель и мальчуган лет пяти. За детьми приглядывал мальчик постарше, Марис. Дети собирали продукты, которые приносили горожане-христиане на могилки родных людей. Мариса и Роксану Забировых женщина знала уже около пяти лет, поскольку тогда они со своими родителями проживали у нее на квартире. С тех пор они часто виделись здесь, на городском кладбище. После встречи Кириенко и дети двинулись вдоль оградок могил собирать продукты. С группой детей Кириенко пробыла чуть больше часа. Ее маленькая дочь устала, и женщина решила пойти домой, чтобы уложить ее спать. Об этом она сказала детям, и Марис вызвался их проводить, благо дом находился недалеко. Кириенко оставила дочь бабушке и вместе с Марисом вернулась на кладбище. Практически у входа со стороны улицы они встретили Роксану,
двух маленьких девочек, Анель с мальчиком и вместе пошли по аллее вверх, в направлении пр. Рыскулова. Идя по аллее, Кириенко беседовала о чем-то с Марисом, а остальные дети ходили к могилкам за продуктами. Кириенко предупредила Роксану, чтобы дети не отходили далеко от старших, так это опасно, потому что на кладбище ходят «плохие люди» и маленьких детей крадут для попрошайничества. Как только Кириенко с Марисом дошли до середины аллеи, они услышали голос Роксаны:
– Анель! Анель! – громко звала она девочку. Кириенко с Марисом поспешили на крики.
– Анель нет! – сказала взволнованная Роксана. – Ушла туда за могилки и до сих пор ее нет. Тогда все стали хором звать:
– Анель! Ты где?
Однако девочка не отвечала. Кириенко с Марисом обошли кладбище с восточной стороны, но Анель не обнаружили. Когда Кириенко вернулась на аллею, то проходящая мимо высокая женщина остановилась и сказала:
– Вы ищете девочку? Так я встретила ее вон там. Девочка с кудрявыми волосами, черненькая такая. Она еще поздоровалась со мной и сказала, что не может найти вас. Они, обрадовавшись этому известию, кинулись к тому месту, которое указала женщина. Увы! Девочки там не было. Случайные прохожие тоже не видели ее. Тогда все хором вновь стали кричать и искать по всему кладбищу, но безрезультатно. Девочка как сквозь землю провалилась.
– Может быть, – предположил Марис, – Анель, не найдя нас, ушла с кладбища домой одна. А мы здесь бегаем и ищем ее. Вечером Кириенко позвонила Марису, чтобы узнать о девочке. Но Анель так и не нашлась.
«МАКСИМ»
19 апреля 2009 года на Пасху Сергеев находился на центральном кладбище, на могиле своей матери и деда. Примерно после полудня он принялся наводить порядок: подкрасил сначала оградку, потом принялся за скамейку. Вдруг из-за кустов, что росли позади оградки, вышел незнакомый парень. Это был Виктор Мелентьев, в руках он держал пакет.
– Здравствуйте, – улыбчиво поздоровался парень. – С Пасхой вас. А кто здесь у вас похоронен? Сергеев сказал, что это мать и дедушка.
– А-а-а… Меня Максимом зовут, – соврал Виктор. – У меня на кладбище похоронена бабушка. Живу я с мамой на пересечении улиц Сейфуллина и Школьной. Сергеев выслушал парня, протянул ему пасхальные яйца и сдобные булочки. Тот обрадовался, положил угощение в пакет, который был уже набит сладостями. Парень что-то торопливо говорил, но Сергеев его не слушал, так как был занят работой. Все это время Мелентьев то подходил, то уходил от него. Он отсутствовал примерно 10-15 минут, потом возвращался снова. В очередной раз подойдя к Сергееву, Мелентьев достал из правого кармана джинсов две маленькие круглые сережки из металла желтого цвета и сказал, что нашел их возле чужой оградки. После 16.00 Сергеев вместе с Мелентьевым вышли с территории центрального кладбища и вместе пошли по проспекту Рыскулова в направлении ул. Сейфулина и далее вниз по Сейфулина до ул. Крамского. На пересечении Сейфулина и Крамского примерно после 18.00 Сергеев расстался с новым знакомым.
В РОЩЕ БАУМА
На этом месте мы прервем наш рассказ и вернемся на несколько дней назад. За три недели до Пасхи, а именно вечером 30 марта 2009 года, Мелентьев, нигде не работающий и не имеющий постоянного места жительства, находился в роще Баума, расположенной в Турксибском районе г. Алматы по пр. Суюнбая. Около 19.00 Мелентьев заметил проходивших мимо незнакомых девочек – Гольцову (11 лет) и Котову (девять лет), которые дошли до моста, находящегося в роще. Попрощавшись с двоюродной сестрой, Котова через мост направилась домой, а Гольцова немного задержалась, проследив, чтобы Котова перешла мост. Мелентьев, увидев, что малолетняя девочка осталась одна и понимая, что она не может оказать сопротивления, решил изнасиловать ее. Убедившись, что в роще никого из посторонних не видно, он незаметно приблизился к девочке. Гольцова не заметила незнакомого парня, который тихо подкрался к ней и приставил к спине складной нож.
– Не кричи, а то ткну ножом, – потребовал Мелентьев, одной рукой обхватив девочку, а другой прижимая нож к ее боку. – Идем со мной за кусты. Если не будешь кричать, ничего не сделаю. Перепуганная девочка, ничего не соображая, подчинилась требованиям незнакомого парня. Затащив малолетнюю Гольцову в лог, Мелентьев потребовал раздеться и лечь на землю. От страха девочка заплакала, но все же подчинилась его требованиям. Педофил торопливо стянул с себя одежду и пользуясь беспомощным состоянием девочки, попытался ее изнасиловать, однако, перевозбудившись, не смог довести свой умысел до конца. Озлобленный неудачей, Мелентьев быстро вскочил на ноги и стал торопливо одеваться. В этот момент его взгляд остановился на вещах девочки. Увидев сотовый телефон «Нокия- 5310», Мелентьев забрал его и скрылся с места преступления, перед этим пригрозив плачущей девочке:
– Расскажешь взрослым – убью! Тебя и твою маму! Домой девочка вернулась после 20.00 и, плача, рассказала матери, что в роще, после того как она проводила двоюродную сестренку до моста, к ней подошел незнакомый парень лет 16 (точнее девочка не смогла определить его возраст). Этот парень, угрожая ножом, забрал ее сотовый телефон. При этом девочка, боясь мести незнакомца, утаила факт попытки изнасилования. Мать сразу же пошла с дочкой в рощу, но там никого не было. По факту нападения на дочь и завладения сотовым телефоном мать Гольцовой обратилась в Турксибский РУВД с заявлением. Позже дочь призналась матери, что кроме кражи сотового незнакомец пытался ее изнасиловать, но не смог.
ДЕВУШКА С СОБАКОЙ
8 апреля 2009 года около 17.00 гражданка Гурьева гуляла со своим внуком около моста возле рощи Баума. Прохожих почти не было. Вдруг Гурьева издалека увидела незнакомую девушку, которая медленно передвигалась, держась за перила моста. За ней на поводке следовала собака. Девушка была в крови. Гурьева поспешила к ней и спросила:
– Что произошло? Девушка ответила, что только что на нее напал парень с ножом и отобрал сотовый телефон. Гурьева вызвала скорую помощь. Через некоторое время приехали сотрудники полиции и врачи, которые увезли девушку в ГКБ № 7. Для определения степени тяжести телесных повреждений потерпевшей Галимовой сотрудниками полиции была назначена судебно-медицинская экспертиза. Как следует из выписки приемного отделения нейрохирургии ГКБ № 7, М. Галимова 8 апреля 2009 г. была доставлена в больницу, где осмотрена врачами и ей поставлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, колото-резаная рана правой височной области и затылочной области слева» и назначено соответствующее лечение. Из показаний потерпевшей М. Галимовой
– 08 апреля 09 года около 15.00 я на своей машине приехала в рощу Баума, чтобы выгулять собаку. Во время прогулки по роще я обратила внимание, что за мной со стороны наблюдает незнакомый парень. Как позже выяснилось, это был Мелентьев. Погуляв с собакой, я пошла к машине и в это время услышала приближающиеся шаги. Когда обернулась, то увидела этого парня, который держал в руке кухонный нож с деревянной коричневой ручкой. При этом он выражался нецензурной бранью и требовал, чтобы я отдала сотовый телефон. Я испугалась и побежала назад вместе с собакой. Метров через десять споткнулась и упала на землю. Мелентьев навалился на меня сверху и, пытаясь ударить ножом, потребовал телефон. Я сказала, что телефон в моей сумке, которую уронила на тропинке, когда убегала. Мелентьев поднялся и потребовал показать, где сумка. Мы вернулись назад, нашли сумку. Мелентьев вытащил из нее сотовый телефон марки «Нокия-Е65» стоимостью 20 тыс. тенге и положил его себе в карман. После этого он опять повел себя агрессивно, схватил меня за одежду и хотел ударить ножом в живот. Я упала на землю и стала отчаянно сопротивляться, удерживая его руки и отбиваясь ногами. При этом я схватилась за лезвие ножа и порезала руку. Во время борьбы он нанес мне порез в область виска, за левым ухом. Я отчаянно кричала, но никого рядом не было. Видимо, парень устал, тогда я стала его просить, чтобы он отпустил меня. Сказала, что никому не расскажу про нападение и что сотка тоже мне не нужна. Лишь после этого Мелентьев отпустил меня, а сам ушел в сторону ул. Суюнбая.
СТАРЫЙ ДРУГ
На следующий Мелентьев пришел к своему давнему знакомому Николаенко. Друзья не виделись почти год. Они посидели, поговорили. Николаенко заметил в руках у Мелентьева телефон серебристого цвета «Нокия-Е65», какой обычно носят девушки. Николаенко поинтересовался, откуда у него женский мобильный? Мелентьев сказал, что временно подрабатывал на СТО и купил телефон. После разговора Мелентьев ушел, но примерно через неделю вновь пришел к Николаенко и попросил помочь продать телефон, сказав, что у него нет удостоверения личности, а без него продать нельзя. Николаенко опять поинтересовался, точно ли это его телефон? Мелентьев со злобой ответил, что это действительно его телефон и дома есть документы на него, просто некогда за ними ехать. После этого Мелентьев уговорил старого друга продать телефон по его удостоверению и сказать, что сотовый принадлежит ему. Они продали телефон на станции «Алматы-1» в одном из магазинов за семь тысяч тенге незнакомому парню. Мелентьев забрал деньги и ушел. После этого Николаенко своего друга больше не видел. Позже приехали сотрудники полиции, от которых он узнал, что этот сотовый телефон был краденый.
(По материалам уголовного дела, предоставленного Алматинским городским
судом. Фамилии фигурантов дела изменены. Продолжение в следующем номере.)
Олег ДОМАЕВ

Комментарий