Елең еткізер | АктуальноҚоғам | Общество

Что бывает, когда таксист не говорит о политике

Элеонора Прояева

Колумнист Sputnik Кыргызстан Элеонора Прояева, возвращаясь с отдыха в Бишкек, познакомилась с водителем маршрутки, после общения с которым пришла к жизнеутверждающим выводам.

Выехать с южного берега Иссык-Куля обратно в Бишкек, где ждут дела, всегда квест. Это если у вас нет своей машины и нужно поймать маршрутку или дождаться ее. Именно так всегда происходит со мной. Но меня это не огорчает, видимо, по причине моего оптимистического фатализма.

Села я на скамеечку у остановки, глазею по сторонам. Жду. Вдруг подъезжает компактный, чистый темно-синий бусик.

— Вам в город? — спрашивает водитель.

Любой человек здесь понимает, что речь идет о Бишкеке — вот такая она маленькая, наша страна.

— Садитесь ко мне в машину. Там у меня уже сидят жена и дети, еще четверых возьмем по пути. Я быстро довезу, сам заинтересован, семья же… Только мы по пути в “Зорьку” заедем, это недалеко, минут на десять. Ладно?

Я сразу соглашаюсь. Мне очень нравится этот парень лет тридцати с небольшим, невысокий, ладный, даже худощавый, с веселыми глазами. Зовут Айбек — лунный князь, тут же мысленно перевела для себя я, в который раз изумляясь романтичности кыргызских имен.

Не торгуясь, соглашаюсь на его цену, она всего на 50 сомов больше обычной.

Про таких, как он, говорят, что от них веет спокойной энергией жизни, энергией ровной уверенности и радостного стоицизма. Две девочки лет шести-семи и малыш на руках у черноглазой матери на широком заднем сиденье буса довершали картину. Они тоже несли-везли с собой эту спокойную и уверенную радость. За пятичасовой путь никто из них ни разу не закапризничал, не доставлял окружающим беспокойство или неудобство.

“Зорька” оказалась не так уж близко, хотя и недалеко — вправо от основной трассы, вдоль засохших степных кустов и абрикосовых деревьев, не выдержавших невероятной жары нынешнего лета.

— Это бывший пионерлагерь, — объяснял мне словоохотливый водитель Айбек, — лагерь заброшен сейчас. А вот рядом с ним, видите — юрточный городок, иностранцам здесь очень нравится. Мы сейчас заедем в частный гостевой дом, чуть повыше, мне тут передать вещи надо.

Мы действительно высоко заехали: перед нами, как с горы, видно озеро — томительно прекрасное, синее-синее, кажется, я чувствую, какая в нем вода — шелковая, равнодушно-обольстительная, лениво спокойная. Берег зарос облепихой, шиповником, чием и душистой иссык-кульской полынью. Народ, чаще всего иноземный, протоптал среди всей этой флоры удобные тропинки.

Гостевой дом из контейнеров, обшитых деревом так, что в жизни не угадаешь, что там за ним. Управляющий, похожий на медведя мужик лет шестидесяти, широко размахивая руками, показывает уютные номера, баню, бассейн, места, куда ходят даже короли.

На вопрос о хозяине Айбек отвечает: да, мол, это жена моего знакомого, можно сказать, родственника. Он сам на “Кумторе” работает, а жена бизнесом занимается. Она здесь редко появляется. У нее еще несколько швейных цехов в Бишкеке, контейнеры на “Дордое”. В общем, крутая она, всем в семье заправляет.

— Я сам из Каджи-Сая, тоже хочу гостевой дом открыть. Вы видели, сколько у нас нового бизнеса в поселке появилось? Стройматериалы сейчас — бери не хочу, все есть. Я в Москве три года работал, вот, домой вернулся, буду свой бизнес открывать. Все сделаю по уму, чтобы людям нравилось. Ни от кого ничего не жду, все сам сделаю. Я уже возил иностранцев вокруг озера — американцев, поляков, немцев. Им понравилось, и мне заработок хороший.

Айбек держит руль так, что я верю каждому его слову. Знаете, вот есть такие люди, у которых каждое движение имеет смысл. Оно не то чтобы продумано, а выходит так же естественно, как дыхание или чихание. Оно естественно и потому бессознательно изящно.

За десять минут Айбек нашел еще четверых пассажиров в Боконбаево. Кто ездил таким образом, понимает, о чем я. Обычно на это уходит час или больше.

До Бишкека довез нас за четыре с половиной часа. За полчаса развез по домам.

За весь путь мы ни разу не говорили о политике и политиках и много о стройке, о яблоках и абрикосах, о том, как быстро люди меняют жизнь на южном берегу Иссык-Куля. Сами меняют. Учатся новому делу. Рискуют. Берут на себя ответственность.

Рано утром, до моего отъезда из Каджи-Сая, я плавала около часа и слышала, как громко бабачит на берегу о политике пьяненький мужичок, напористо, уверенно. Над нежной гладью утреннего озера разносился его “парламентский” тенор, вызывая когнитивный диссонанс в моем сознании.

И насколько естественнее звучал голос Айбека, уверенно ведущего бус.

Мне хочется верить, что настанет день, когда критическая масса вот таких Айбеков станет больше критической массы тех, кто организует политические склоки.

Потому что Айбек знает, чего хочет, у него уверенные руки, и он умеет строить радость для других. И из этих многих радостей может вырасти наша общая радость жить в стране самого красивого озера на свете.

Комментарий