Казахстанское общество в последние два десятилетия столкнулось с проблемой, появившейся на Западе лет пятьдесят назад: интенсивным освоением манипуляторами криминогенного типа такой ниши для преступной деятельности, как психика и душа человека.

Психологи, социологи, религиоведы и официальные представители мировых религий не зря бьют тревогу, снова и снова говоря о последствиях воздействия тоталитарных организаций и нетрадиционных культов на психику человека. Мы знаем, что часто в организациях религиозного типа люди превращаются в рабов, поскольку с помощью всеобъемлющей системы запретов и предписаний вся их жизнь регламентируется до мельчайших деталей, а между ними и остальным миром создается стена отчуждения. Люди отдают организации свое имущество, свои силы, здоровье. Очень часто это кончается сумасшествием или самоубийством, а порой — и убийством. Информация об опасности тоталитарных сект доступна в открытых источниках — от научной литературы и прессы, до интернет-сайтов. Но почему люди все-таки попадают под пагубное влияние сектантов?

Дело в том, что зачастую секты используют обман или скрывают информацию о себе при контактах с людьми, не состоящими в данной организации; практикуют различные методы контроля сознания членов своих сект, в том числе путем гипнотического воздействия. Напомним, этимологически термин «секта» происходит от «следовать за кем-то, повиноваться»; при этом довольно рано появилась ассоциация со словом и другими производными от — «разделять, отсекать».

Как отмечает к.ф.н., лингвист и лингвокультуролог Жанар Сабирова, изначально в латыни слово secta имело значение: путь, правило, образ действия, мыслей или жизни; учение, направление. Позже в раннехристианскую эпоху этот термин стал преимущественно обозначать ложное учение, отколовшееся от основной общины.

— Если мы обратимся к словарям, то увидим следующее: В. И. Даль определил слово «секта» как «братство, принявшее свое, отдельное ученье о вере; согласие, толк, раскол или ересь». В то время как Д. Н. Ушаков дал следующие определения: первое — «религиозное сообщество, состоящее из людей, отколовшихся от господствующей церкви и принявших новое вероучение» и второе — «перен. отгородившаяся от общения с другими, замкнувшаяся в себе группа лиц», при этом второе определение имеет неодобрительный оттенок. Таким образом, само слово «секта» не является нейтральным, а имея глубокий исторически обусловленный подтекст, в русском языке часто носит уничижительный оттенок. Так, косвенным подтверждением этому являются производные от данного термина слова «сектант», «сектантство» и «сектантский», которые вызывают негативные ассоциации и обычно используются полемически или уничижительно, — поясняет эксперт.

Люди, столкнувшиеся с ситуацией, когда близкий человек оказался в секте, говорят следующее: единственный способ переубедить сектанта — развенчать его новых идолов.

— Но при этом необходимо обязательно считаться с ним и уважать его мнение, поскольку если сразу обвинить в наивности и излишней доверчивости, то вы получите лишь реакцию раздражения. Потому что индивид уже принял решение, а вы примитивно давите на него. Поэтому нужно привести доводы, неопровержимые доказательства, которые докажут человеку, состоящему в секте, что он неправ и заблуждается. В некоторых случаях можно войти во взаимодействие со специалистами-религиоведами или представителями традиционных конфессий, поддерживающих государственную политику в области религии. В других ситуациях необходима помощь психиатра, а порой даже медиков иного профиля, особенно в тех случаях, когда человек подвергался длительному воздействию психотропных веществ, используемых для подавления воли индивида, — считает психолог и психотерапевт, автор программ личностного развития, сотрудник НИИ психологии и психотерапии при КазНУ им. Абая Анель Садыкова.

Как отмечает председатель районного суда № 2 Ауэзовского района г. Алматы Ербол Тулеев, тоталитарные тенденции в вероучениях и практиках сект как христианского, так и исламского толка делают большинство из них опасными для общества, поэтому многие секты запрещены законодательно.
— Существует ряд мер в рамках закона, с помощью которых граждане могут защитить себя и своих близких от влияния тоталитарных сект. Так, согласно ст. 376 гл. 47 ГК РК, во-первых, необходимо обратиться в прокуратуру. Далее прокурором подается в суд заявление о признании организации, осуществляющей экстремизм или террористическую деятельность на территории РК, а также о признании информационных материалов, ввозимых, издаваемых, изготавливаемых или распространяемых на территории нашей страны, экстремистскими или террористическими. Заявление подается по месту нахождения прокурора или по месту обнаружения таких материалов. Согласно ст. 377 гл. 47 ГК РК в этом заявлении должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие факт осуществления организацией на территории РК деятельности, которая могла бы быть признана экстремистской или террористической в соответствии с законодательством РК, а также наличия в данных материалах признаков или призывов к экстремизму или терроризму. Затем суд, в случае признания организации экстремистской или террористической по ст. 378 гл. 47 ГК, выносит решение о запрещении деятельности и ликвидации организации и запрещении ввоза, издания, изготовления и распространения информационных материалов на территории РК, а также о конфискации и обращении в доход государства имущества организации. Данное судебное решение служит основанием для включения сведений об этом в систему специальных учетов государственного органа, осуществляющего в пределах своей компетенции статистическую деятельность в области правовой статистики и специальных учетов, — поясняет Е. Тулеев.

Также эксперт обращает внимание на тот факт, что лица, практикующие вовлечение граждан в деятельность экстремистских и деструктивных сект, могут быть привлечены к уголовной, а также административной ответственности. Так, согласно УК РК экстремистскими преступлениями признаются деяния, предусмотренные ст. ст. 174, 179, 180, 181, 182, 184, 258, 259, 260, 267, 404 (ч. 2 и 3) и 405 настоящего Кодекса. Например, согласно ст. 259 УК РК вербовка или подготовка либо вооружение лиц в целях организации террористической либо экстремистской деятельности наказывается лишением свободы на срок от восьми до 12 лет с конфискацией имущества. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего, наказывается лишением свободы на срок от десяти до 15 лет с конфискацией имущества. Что касается Административного кодекса, то он также содержит соответствующие нормы. Так, согласно ст. 453 КоАП, изготовление, хранение, ввоз, перевозка на территории РК продукции СМИ, содержащей сведения и материалы, направленные на пропаганду или агитацию насильственного изменения конституционного строя, нарушения целостности государства, подрыва безопасности, войны, разжигания социальной, расовой, национальной, религиозной и т.д. розни, культа жестокости, насилия и порнографии, влекут штраф на физических лиц в размере 20 МРП, на должностных лиц — в размере 25, на субъектов малого предпринимательства или некоммерческие организации — в размере 50, на субъектов среднего предпринимательства — в размере 100, на субъектов крупного предпринимательства — в размере 200 МРП, с конфискацией продукции средств массовой информации.

Кроме того, напомним, что за последние годы по заявлениям Генерального прокурора судебными органами запрещена деятельность ряда террористических и экстремистской организаций, среди которых: «Аль-Каеда», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс», движения «Талибан» и «Боз Гурд», «АУМ Синрике» и «Хизбут-Тахрир-аль-Ислами», а также многие другие. Также эти организации признаны террористическими другими государствами-участниками Шанхайской организации сотрудничества, а многие из них включены в перечень международных террористических организаций в соответствии с решениями Совета Безопасности ООН.

Алматинцу Антону Гарееву в буквальном смысле пришлось спасать свою пожилую мать из секты христианского направления (по этическим соображениям все имена изменены).

— Первым шагом было исключение из опасной среды, изоляция от нее. Мне пришлось поместить мать на месяц в закрытый санаторий, чем она поначалу была крайне недовольна, — рассказывает А. Гареев. — Кроме того, пришлось отключить все телефоны (мобильные, домашние), закрыть наглухо дверь в ее квартиру, забрать у нее все средства коммуникации и связи. Нам повезло — школьный друг посоветовал опытного психиатра, без которого в данном случае нельзя было обойтись из-за состояния здоровья мамы, крайней внушаемостью и рассеянностью которой воспользовались сектанты.

Впоследствии оказалось, что у женщины начал развиваться паркинсонизм, и только своевременная медицинская помощь не дала ей окончательно утратить рассудок и здоровье. Второй шаг — избежать рецидива. Как только сектанты стали вновь появляться, Антон сразу вызывал полицию и писал заявления о попытках вымогательства. Он поговорил с соседями, особенно с теми, у кого есть пожилые родственники. Совместно запретили им открывать дверь различного рода «посланникам», предупредив, что те могут загипнотизировать или подсунуть наркотики. В результате все бдительно следили за любыми чужаками, а уж на просьбы «вместе помолиться, почитать библию» был один ответ: уходите, не то вызовем наряд. Как считает А. Гареев, в подобной ситуации самое главное — нужно всеми доступными способами, не боясь показаться хамом, бороться с такими проповедниками, спекулирующими верой и выманивающими всякие пожертвования или деньги на участие в их «конгрессах».

Таким образом, необходимо еще раз напомнить о том, что нельзя поддаваться на манипулятивные уловки и оставаться равнодушным, видя, что другой человек попал в сети псевдодуховных лидеров. Данную проблему можно решить только совместными действиями бдительных граждан, правоохранительных органов и, разумеется, только в правовом поле.

Дина АМИРОВА