Как известно, в 2005-2007 гг. в Казахстане начался строительный бум. Тысячи граждан, мечтая обзавестись собственным жильем либо улучшить бытовые условия, брали кредиты в банках в долларах США и под высокие проценты. С тех пор многие жертвы строительного бума по сей день не могут рассчитаться с долгами.

История Найли Сейсен началась в 2007 году. Мать двоих несовершеннолетних детей со своим (теперь уже бывшим) супругом решила обратиться в АО «Банк Туран Алем» для получения кредита с целью приобретения жилья. Как объясняет сама Н. Сейсен, причиной такого рискованного шага послужила жизненная необходимость. Семья жила в однокомнатной квартире жилой площадью 17 кв. м, дети росли, и супруги решили рискнуть.

По договору банковского займа Н. Сейсен выступала заемщиком, а ее супруг — созаемщиком. Таким образом, они взяли около 140 тыс. долларов США со ставкой 15 процентов годовых. Супруги решили, что на оформленный кредит они смогут выгодно приобрести жилье у одной строительной компании на праве долевых участников строительства. Все денежные средства напрямую были переведены на счет застройщика ЖК ТОО «Омирузак & К», был оформлен договор. Согласно этому договору компания обязалась построить дом за 26 073 75 тенге. По курсу того времени это составляло порядка 210 000 долларов. Получается, что банк выплачивает строительной компании 65 процентов от общей стоимости дома, а оставшиеся 35 процентов платит заемщик. Важно отметить, что заемщик не проводила операций по переводу денежных средств на счет строительной компании, так как вся эта процедура осуществлялась лично банком (документы, подтверждающие данное действие, имеются). Заемщик лишь ознакамливалась с условиями договоров и подписывала их. В итоге БТА банком было переведено на счет строительной компании 17 321 622 тенге (140 919 долларов). Помимо этого, Н. Сейсен через банковский счет внесла свою сумму, которая составила 8 648 500 тенге (70 000 долларов).

Казалось, все шло довольно неплохо, компания возводила дом мечты, супруги работали и выплачивали кредит, но в 2008 году муж Н. Сейсен неожиданно уходит из семьи. На плечи женщины легла огромная нагрузка: чтобы рассчитаться с долгами и обеспечить детей, ей пришлось работать днем и ночью. Старшая дочь поступает в университет, это также не могло не сказаться на материальном положении семьи. Женщина решила заложить единственную квартиру в банке, чтобы оплатить обучение дочери и хоть как-то выплатить часть кредита. Так ей удается оплатить банку порядка 32 тыс. долларов. Расчет был довольно простым: к концу 2007 года строительная компания должна была сдать жилье в эксплуатацию и семья была уверена, что так оно и произойдет. Но, к сожалению, строительная компания не исполнила своих обязательств перед долевым участником строительства, а ее директор был уличен в мошенничестве и привлечен к уголовной ответственности. Мировой финансовый кризис оказал серьезное влияние на строительный рынок нашей страны, но больше всех пострадали дольщики. Десятки крупных компаний объявили о своем банкротстве, а недостроенные жилые комплексы остались заморожены.

Прошло 11 лет, Н. Сейсен в настоящее время как может закрывает кредит, причем коттедж, в который она мечтала въехать с детьми, так и не достроен. Женщина обращалась к руководству АО «Банк Туран Алем» с просьбой войти в ее тяжелое положение и смягчить кредитную нагрузку. Банк оставил просьбу заемщика без внимания. Тем временем в 2009 году курс доллара вырос со 120 до 180 тенге за 1 доллар. Учитывая последующие девальвации в 2014 и 2015 годах, несложно понять, как сильно выросли банковские долги граждан, которым выдавали кредиты в иностранной валюте. Но Н. Сейсен не теряет надежды и отправляет дополнительные запросы в банк с приложением всех необходимых документов, подтверждающих ее тяжелое положение, но, как и следовало ожидать, банк снова отказывает в просьбе заемщику. Тем временем проценты, пеня и ставка вознаграждения растут…

В 2014 году АО «БТА банк» подает иск в суд о привлечении заемщика к ответственности и в судебном порядке добивается своих требований. Районный суд № 2 Алмалинского района г. Алматы выносит заочное решение по делу №2-7148/14. В содержании резолютивной части суд постановил удовлетворить исковые требования АО «БТА банк» к Н. Сейсен и Серикбаю Жусупову (бывшему супругу) о взыскании солидарно суммы задолженности по договору банковского займа в размере 39 501 749 тенге. Кроме этого, с должников взыскивается сумма госпошлины в размере 1 185 052 тенге. Решение суда было принято к исполнительному производству со всеми правовыми последствиями ограничительного и принудительного характера. Согласитесь, предъявляемая исковая сумма довольно-таки внушительная и поражает воображение, если сравнить ее с суммой, которую она одолжила в банке изначально — 17 321 622 млн тенге. Долг возрос в несколько раз, при этом деньги, которые она внесла, — 32 тыс. долларов, ушли в никуда, то есть попросту были поглощены банком в качестве вознаграждения без учета проблемных обстоятельств самого заемщика. Выходит, что Н. Сейсен заранее оказывалась в невыгодных для себя условиях, заключая договор банковского займа в иностранной валюте, но доказать это обстоятельство до сих пор не представляется возможным. Напомним, что в апреле 2015 года Нацбанком РК была принята программа рефинансирования ипотечных жилищных займов проблемных казахстанских заемщиков, главной целью которой является сохранение единственного жилища заемщиков, предоставленного в залог банку. Этой программой предусмотрено освобождение заемщиков от уплаты судебной госпошлины при подаче иска в суд. Все эти расходы порядка 1,5 млрд тенге финрегулятор взял на себя.

Спустя некоторое время Н. Сейсен обращается с заявлением о рефинансировании в головной офис теперь уже АО «Казкоммерцбанк» (после слияния БТА и Казкома), где полностью и обстоятельно расписывает причины своего безысходного положения, но в банке ей снова отказывают. Мотивация банка была проста: наличие у Н. Сейсен квартиры в г. Алматы с жилой площадью в 17,70 кв. м.

Указанное жилье, как было отмечено выше, является единственным для этой семьи. В апреле 2015 года председатель Нацбанка РК подписал постановление НБ РК под № 69 «Об утверждении программы рефинансирования ипотечных жилищных/ ипотечных займов». В связи с внесенными изменениями, посредством издания дополнительных четырех постановлений, указанный нормативно-правовой акт 14 сентября 2016 года был издан в окончательной редакции. В разделе 3 постановления определены условия рефинансирования ипотечного займа заемщика. Как оказалось, Н. Сейсен полностью соответствует всем критериям кандидата на рефинансирование. Об этом трижды уведомлял ее в своих письмах сам директор Департамента по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних коммуникаций Нацбанка А. Терентьев.

Редакция «ЮГ» отправила официальный запрос на имя директора Департамента по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних коммуникаций Нацбанка А. Терентьева и получила совершенно иной ответ, в котором говорится о том, что по состоянию на 01.01.2015 г. за заемщиком Сейсен, помимо залогового имущества в виде части жилого дома в ЖК «Омирузак & К», зарегистрировано право владения на дополнительный объект недвижимости в виде жилища, поэтому заем

Н. Сейсен не соответствует требованиям вышеуказанной программы Нацбанка. Основание — наличие зарегистрированного права Н. Сейсен на однокомнатную квартиру с жилой площадью в 17,70 кв. м, в которой она проживает вместе с несовершеннолетним ребенком.

Согласно требованиям Программы рефинансирования ипотечных жилищных займов/ипотечных займов, утвержденной постановлением правления Нацбанка от 24.04.2015 г. № 69 (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения заявления заемщика), жилище должно являться единственным для заемщика и его супруги (супруга) на территории РК по состоянию на 1 января 2015 года. Данное требование не применяется в случае наличия доли в отдельной жилой единице, не превышающей 16 кв. м. жилой площади на каждого проживающего (на заемщика, на его супруга (супругу), на несовершеннолетнего ребенка семьи, а также и на каждого совместно проживающего близкого родственника). Также в Программе упоминается, что при рефинансировании ипотечных жилищных займов/ипотечных займов заемщика, обеспеченных залогом в виде жилища, допускается наличие в собственности: у заемщика, относящегося к социально уязвимым слоям населения, и/или его супруги (супруга) дополнительно не более одного нежилого помещения, соответствующего критериям, установленным данным пунктом.

Важно учесть, что ни банком, ни Алматинским городским филиалом Нацбанка РК почему-то не учитываются права несовершеннолетнего ребенка
Н. Сейсен, чьи имущественные права, установленные требованиями ст. 66 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье» также нарушаются. П. 4 указанной нормы гласит, что ребенок и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию. П. 5 этой же статьи определяет, что, в случае возникновения права общей собственности родителей и ребенка, их права на владение, пользование и распоряжение общим имуществом определяются ГК РК. Это означает, что на Н. Сейсен и ее несовершеннолетнего ребенка учитывается в равной доле по 8,85 кв. м жилой площади на каждого. Этот показатель намного меньше установленной выше­указанным постановлением Нацбанка РК цифры в 16 кв. м.

Следует отметить, что на основании пп. 26 ст. 2 Закона РК «О жилищных отношениях» от 16 апреля 1997 года семья, в которой детей (ребенка) воспитывает один из родителей, в том числе разведенный либо вдовый, является неполной семьей. На основании пп. 11 ст. 68 Закона неполная семья относится к социально уязвимым слоям населения. По словам самой Н. Сейсен, на дворе уже 2018 год, а она с детьми еще ни дня не жила в доме, за который отдала банку огромные деньги. Не может в нем поселиться, потому что он еще не достроен и на данный момент находится в черновом состоянии. Женщина предоставила редакции «ЮГ» множество писем, которые неоднократно отправлялись ею руководству АО «БТА банк», а после слияния с АО «Казкоммерцбанк» и новому руководству, но никто не желал, а может, и не хотел входить в ее тяжелое положение. Она уверена, что, даже если сегодня ее недостроенный дом и единственная квартира будут выставлены на продажу, она не сможет рассчитаться с банком и все также останется в долгах. Опасения вполне обоснованы, ведь сегодня уже никто не покупает дома и участки за 200 тыс. долларов, как это было в 2005-2010 годах. Единственное, что может исправить ее бедственное положение, это рефинансирование кредита. Она уверена, что условия, по которым заключен ее договор с банком, являются кабальными, ведь они ограничивают ее в правах и свободе — все имущество в аресте, 50 процентов заработной платы уходит на погашение кредита, сумма долга лишь стремительно увеличивается, но никак не уменьшается.

Не так давно появилось такое понятие, как «кабальное кредитование», или хищническое кредитование, — практика выдачи кредитов с использованием чрезвычайно высокой процентной ставки. Способы «кабального кредитования» включают прямой обман заемщиков, агрессивные методы продаж, использование неосведомленности заемщиков в финансовых вопросах, запутанные договорные условия и многое другое. В некоторых странах «кабальное кредитование» запрещено законом, в других — порицается и ведется широкая разъяснительная работа, направленная на предотвращение ущерба для заемщиков. В Казахстане, к сожалению, мер по устранению этих проблем пока не предусмотрено.

По мнению юриста Андрея Ли, договор банковского займа Н. Сейсен не может быть признан кабальным в силу ряда обстоятельств:
— Если говорить о так называемом «кабальном кредитовании», то под данным определением на практике подразумевается предоставление займа по ставкам, превышающим ставку кредитования, утвержденную Нацбанком РК. Согласно ст. 159 ГК РК, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Исходя из практики, предположу, что суды не усмотрят какой-либо кабальности со стороны банка в данной сложившейся ситуации, тем не менее у заемщика есть право этим шансом все же воспользоваться. Что касается ситуации в целом, то хотелось бы отметить, что поскольку на сегодняшний день у заемщика имеется отказ от банка в рефинансировании, то он имеет право обжаловать решения банка, обратившись в комиссию Нацбанка, — подчеркнул А. Ли.

Таким образом, в казахстанском законодательстве почему-то отсутствует понятие «кабальное кредитование». Практика же показывает, что многие граждане встречают определенные препятствия в вопросах рефинансирования кредита, так как главный финрегулятор не всегда охотно идет им навстречу, в чем можно убедиться на примере Н. Сейсен.

Адам АКБАРОВ